February 4th, 2017

kluven

В Крыму в ближайшее время появится первая газета на украинском языке

Originally posted by rigort at В Крыму в ближайшее время появится первая газета на украинском языке

"В Крыму в ближайшее время появится первая газета на украинском языке, сообщил глава госкомитета республики по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Заур Смирнов."

Русские граждане, приветствовавшие ирреденту, думали, что возвращаются в Россию, а оказалось, что их ждёт та же самая несуразная и нелепая Украина.

Право же, советская традиция взращивания любых национализмов, за исключением русского, который всячески гнобят и давят, продолжает давать свои уродливые плоды.
kluven

Белый дом и Крым

Originally posted by el_murid at Белый дом и Крым

Белый дом прокомментировал заявление своего нового представителя в Совбезе ООН Хейли по Крыму. Хейли сказала, что санкции против России останутся в силе до момента возвращения Крыма обратно Украине. Пресс-секретарь Белого дома Спайсер сообщил: "Хейли ясно выразила нашу позицию по Крыму".

Говоря иначе, никто ни при каких обстоятельствах "разменивать" Крым на что-либо не будет, общая установка остается прежней. Если у кого-то в России были иллюзии на этот счет, их стоит просто забыть.

Преступление, которое было совершено в 14 году - а именно, незавершенность процесса присоединения, которая привела и к войне на Донбассе, и к санкциям, и к неопределенному статусу Крыма - так и будет висеть над Россией.

Вообще, блестящий геополитик Путин после себя оставит такое количество катастрофических и неразрешимых проблем, которые можно решить только один способом - войной и послевоенным устройством. Во всяком случае, переговорный процесс здесь уже бессилен. Правда, в такой войне нужно будет вначале победить, причем безоговорочно, и здесь тоже не все однозначно - еще одной безоговорочной победой Путина можно считать тотальное разрушение российской экономики, без которой любая победа выглядит мероприятием крайне проблематичным.

Путина, конечно, винить за всё это трудно - это только в рамках пропагандистской кампании он гениален и велик, в реальности, как политик, он пребывает на уровне муниципального чиновника на испытательном сроке с тремя строгими выговорами за бестолковость. Но нам всем от этого не легче - разгребать стране его художества придется поколениями.

* * *

У нас были все возможности для того, чтобы вернуть Януковича, ликвидировать последствия госпереворта, поставить условием возвращения признание нового статуса Крыма.

Есть мнение, что "украинский народ не принял бы возвращение Януковича". Думаю, очень ошибочное мнение. Украинский народ на тот момент просто ждал, чем закончится дело, а мнением 10 тысяч неорганизованных на тот момент бандитов можно было и пренебречь.

* * *

7 областей Юго-Востока были в марте-апреле 14 в полной готовности к самоопределению от бандеровского Киева. Днепропетровск - нет, он был под полным контролем Коломойского, но сам Коломойский был вполне договороспособен.

В феврале 14 был проведен съезд депутатов всех уровней Юго-Востока. Рулил процессом Харьков и в принципе был готов возглавить федерализацию Украины - в случае, если бы получил гарантии Москвы. Кернес и Добкин ездили на этот предмет в Москву. Ни о каком вводе российских войск на тот момент вообще не был речи - все могло быть сделано самими жителями Юго-Востока.

В итоге Кремль предал всех - не только Донбасс. Элита Юго-Востока поняла, что спасение рук утопающих есть их личное дело и перестала учитывать Кремль в своих раскладах. Уже с марта 14 вопрос стал сдвигаться в сторону гражданского противостояния, а когда Киев понял, что Москва самоустранилась и не будет принимать никакого участия, дело пошло в сторону гражданской войны.

Да, если бы под воздействием Крыма в Донбасс не пошли бы добровольцы - возможно, что Юго-Восток без звука покорился бы Киеву, и за исключением отдельных эксцессов и убийств (типа одесской трагедии) вопрос решился бы относительно мирно.

Но первопричиной все равно остается предательство Кремля. Наша пропаганда до сих пор отрабатывает номер "нельзя было вводить войска" - что, кстати, правильно. Но она не касается вопроса, что нужно было поддержать Юго-Восток. Просто поддержать.

Но струсили и предали. Это вообще уму непостижимо, как можно было сдать 200% выигрышную позицию.
kluven

Цеевропа

Originally posted by andreyvadjra at Армия «хирургических отходов»?



Интересно, кого сейчас на Украине хоронят как «хирургические отходы»? Это что, вырезали человеку, например, аппендикс, и этот аппендикс торжественно похоронили, выделив под него землю и вырыв полноценную могилу? Наверное, ещё и духовой оркестр при этом играл.




Вы обратили внимание на то, насколько огромное кладбище этих «хирургических отходов» под Одессой? Это же жуть!



Я так понимаю, что сейчас «хирургические отходы» начали обстрел Донбасса. А потом их закопают. Как здесь, под Одессой. В качестве «отходов» нации.

kluven

С новой яхтой!

Originally posted by _devol_ at С новой яхтой!



Ну что, у евразийских любителей эффективности, "денег нет", "пусть работают за доширак" и офисных радетелей за интересы бурхановичей, небольшой, но концептуальный праздник на улице. На воду окончательно спущена и передана заказчику уникальная яхта белорусско-российского олигарха Андрея Мельниченко (откуда в Белоруссии олигархи? хаха), которая скромно называется - А. Это самый большой в мире парусник:

Длина судна 142,8 м, ширина — 25 м, тоннаж — 12 700 тонн, предположительная цена — 400 млн евро. За оснастку и киль отвечала голландская судостроительная комрания Dykstra Naval Architects,  британская фирма Magma Structures построила 90-метровые мачты (выше Биг-бена), а паруса произвела американская фирма Doyle Sails. У парусника восемь палуб, а корпус включает в себя одно из самых больших гнутых стёкол в мире — площадь листа составляет 58,8 кв/м, а весит он около 2 тонн. Предполагается, что для обслуживания судна понадобится экипаж из 54 человек.

Чуете? А вы там скрипите по поводу нищебродской Авдеевки, непроиндексированных пенсий и т.п. вещей. С другой стороны, надо поумерить пыл. Человек трудился не покладая рук, заработал, молодчинко, деньги вывел в страны агрессивной наты и, не боясь санкций никаких, построил там себе очередную циклопическую яхту стоимостью в полтора годовых бюджета Псковской области. И повторюсь - никакого страха перед агрессивным Западом и санкциями. Их должны бояться обитатели хрущеб. Противососание с Западом тому що и "новая индустриализация".
kluven

Ольшанский в ФБ

Русские часто сравнивают себя с американцами - такими близкими и такими далекими, - но когда сравнивают, то всегда - с Америкой республиканцев.
Америкой белых христиан, Америкой пасторов, ковбоев, виски, шляп, фермеров, полицейских, выигранных и проигранных войн, фронтира, флагов и боевиков.
Эту Америку мы одновременно и любим, и смеемся над ней, и завидуем, и ревнуем.
Она - голливудское зеркало, в котором хочется себя увидеть.
Но грустный парадокс состоит в том, что наше подлинное отражение - это совсем другая страна.
Мы - это Америка демократов.
Хиллари Клинтон и ее жуликоватые чиновники, распределяющие федеральные деньги на мутные цели, твердящие на выборах: "доверяйте опытным политикам", "мы за многонациональный мир и единство" - это наша власть, наша "Единая Россия".
Политкорректность и мультикультурность, social justice warriors, - это наша 282 статья, Милонов и Мизулина, наша борьба с "экстремизмом" и "рознью", в защиту то "деда-ветерана", то "нравственности и духовности", наша православная и кавказская правозащита, просто не слева, а справа.
Либеральная интеллигенция и бо-бо двух океанских берегов - это наша московская и питерская демшиза, вместе с прогрессивными клерками в мегаполисе.
Афроамериканцы в бетонных многоэтажках тамошних проджектов - это наши спальные районы. Корты, цепки, хип-хоп, депрессуха и бытовуха.
Индейцы в резервациях, с огненной водой и последствиями сгона с земель, - это наша русская деревня, разве что казино у нас там не открыли.
Мексиканские, арабские, какие угодно еще мигранты, - это наши родные "открытые двери", наши "россияне", "РФ - страна десяти тысяч народов".
И даже рабочая провинция, ржавый пояс, "Детройт", вечный электорат демократов, который, отчаявшись, избрал Трампа, - это наши "моногорода" и "бюджетники", тот самый Уралвагонзавод.
И никаких пасторов, фермеров и ковбоев.
Конечно, каждая такая параллель - относительна и условна.
Но значимо вот что.
Наше внешнее и культурное сходство с американскими обывателями, вообще с западными обывателями, - мнимое.
Их свобода и сытость - не наше зеркало.
У нас другая, тяжелая судьба.
kluven

Нетипичная история

Originally posted by sadalskij at Нетипичная история

Дмитрий Шостакович
На девятнадцатом году революции Сталину пришла мысль (назовём это так) устроить в Ленинграде «чистку».
Он изобрёл способ, который казался ему тонким: обмен паспортов.
И десяткам тысяч людей, главным образом дворянам, стали отказывать в них.
А эти дворяне давным-давно превратились в добросовестных советских служащих с дешёвенькими портфелями из свиной кожи.
За отказом в паспорте следовала немедленная высылка: либо поближе к тундре, либо — к раскалённым пескам Каракума.
Ленинград плакал.
Незадолго до этого Шостакович получил новую квартиру.
Она была раза в три больше его прежней на улице Марата. Не стоять же квартире пустой, голой. Шостакович наскрёб немного денег, принёс их Софье Васильевне и сказал:
— Пожалуйста, купи, мама, чего-нибудь из мебели.
И уехал по делам в Москву, где пробыл недели две. А когда вернулся в новую квартиру, глазам своим не поверил: в комнатах стояли павловские и александровские стулья красного дерева, столики, шкаф, бюро. Почти в достаточном количестве.
— И всё это, мама, ты купила на те гроши, что я тебе оставил?
— У нас, видишь ли, страшно подешевела мебель, — ответила Софья Васильевна.
— С чего бы?
— Дворян высылали. Ну, они в спешке чуть ли не даром отдавали вещи. Вот, скажем, это бюро раньше стоило…
И Софья Васильевна стала рассказывать, сколько раньше стоила такая и такая вещь и сколько теперь за неё заплачено.
Дмитрий Шостакович Дмитрий Дмитриевич посерел. Тонкие губы его сжались.
— Боже мой!..
И, торопливо вынув из кармана записную книжку, он взял со стола карандаш.
Сколько стоили эти стулья до несчастья, мама?.. А теперь сколько ты заплатила?.. Где ты их купила?.. А это бюро?.. А диван?.. и т. д.
Софья Васильевна точно отвечала, не совсем понимая, для чего он её об этом спрашивает.
Всё записав своим острым, тонким, шатающимся почерком, Дмитрий Дмитриевич нервно вырвал из книжицы лист и сказал, передавая его матери:
— Я сейчас поеду раздобывать деньги. Хоть из-под земли. А завтра, мама, с утра ты развези их по этим адресам. У всех ведь остались в Ленинграде близкие люди. Они и перешлют деньги — туда, тем… Эти стулья раньше стоили полторы тысячи, ты их купила за четыреста, — верни тысячу сто… И за бюро, и за диван… За всё… У людей, мама, несчастье, как же этим пользоваться?.. Правда, мама?..
— Я, разумеется, сделала всё так, как хотел Митя, — сказала мне Софья Васильевна.
— Не сомневаюсь.
Что это?..
Пожалуй, обыкновенная порядочность. Но как же нам не хватает её в жизни! Этой обыкновенной порядочности!"

Анатолий Мариенгоф


Софья Васильевна Шостакович
Софья Васильевна Шостакович, мать Д.Д.Шостаковича





М.Р. вспоминала, как мать Мравинского (дело было в глухих то ли 30-х, то ли 40-х) жаловалась её [М.Р.] бабушке, с коей они были подружками: «... ты не представляешь, он опять написал "из дворян"!».
kluven

Что делается!

Originally posted by 13vainamoinen at Что делается!



«Поднял бы наших стариков, дал бы им посмотреть на Москву, они ахнули бы — на что она стала похожа… Да, обмелела Москва и измельчала жителями, хоть и много их.

Имена-то хорошие, может, и есть, да людей нет: не по имени живут.

Говорят про старых людей, что мы хвалим только свое время; чего тут хвалить, когда все пошло вверх дном; домами-то Москва, пожалуй, и красна, а жизнью скудна. Что по-нашему за срам и стыд считали — теперь нипочем. Ну, слыханное ли дело, чтобы благородные люди, обыватели Москвы, нанимали квартиры в трактирах или жили в меблированных помещениях, Бог знает с кем стена об стену?

А экипажи какие? Что у купца, то и у князя, и у дворянина: ни герба, ни коронки. Кто-то на днях сказывал, видишь, что гербы стыдно выставлять напоказ: а то куда же их прикажете девать, в сундуках, что ли, держать или на чердаке с хламом? На то и герб, чтоб смотреть на него, а не чтобы прятать — не краденый, от дедушек достался. Я имею два герба: свой да мужнин, и ступай, тащись в карете, выкрашенной одним цветом, как какая-нибудь Простопятова, да статочное ли это дело? Или печатай я письмо печатью с незабудкой или, того хуже, облаткой, а не гербовою печатью? Как бы не так!

А в каретах на чем ездят? Я уж не говорю, что не четверней: теперь… Это началось в начале пятидесятых годов, когда переставали уже ездить четверней и с форейтором; но в Москве были еще старушки и старички, которые, по старой памяти, доезжали свой век на четверне, а не на паре в низенькой карете. Теперь и двух десятков во всей Москве не найдешь, кто бы четверней ездил, а то просто на ямских лошадях. В мое время за великий стыд почитали на ямских лошадях куда-нибудь ехать, опричь рядов или вечером на бал, когда своих пожалеешь, а теперь это все нипочем: без зазрения совести в простых наемных каретах таскаются по городу среди белого дня или, того еще хуже, на извозчиках рыскают.

Год от года все хуже и хуже становится, и теперь глаза уж не глядели бы и не слушал бы про то, что делается!»

Читаю книгу «Рассказы бабушки, из воспоминаний пяти поколений, записанные и собранные ее внуком Д.Благово».
Бабушка - Елизавета Петровна Янькова, родилась 29 марта 1768 года. Она была дочь Петра Михайловича Римского-Корсакова, женатого на княжне Пелагее Николаевне Щербатовой.
Бабушка скончалась 3 марта 1861 года, сохранив почти до самой своей кончины твердую память, в особенности когда речь касалась прошлого.
Из этих воспоминаний можно узнать много интересного о быте, жизни петербургского и московского дворянства конца XVIII, начала XIX веков.

kluven

Не все — люди: либеральная метаморфоза

Originally posted by tanya_mass at Не все — люди: либеральная метаморфоза

Журналист Андрей Бабицкий — о том, как прогрессивная часть общества от отвержения любого насилия над человеком дошла до веры в существование правильных и неправильных граждан.

Просмотреть исходную картинку

Когда я пишу об обстрелах населённых пунктов Донбасса, меня всё равно не отпускает одно горькое чувство, которое, поверьте, я испытываю вовсе не потому, что мне хочется кого-то изобличить в чёрствости и вынести этому кому-то обвинительный приговор. Я просто думаю, что какие-то моменты в поведении большей части представителей нашей прогрессивной общественности уже давно стали прямо и даже буйно входить в противоречие с той системой ценностей, которой либеральная интеллигенция после развала СССР придала статус "Божественного закона над головой и нравственного чувства внутри нас" — императивного, неопровергаемого, вечного.

Начиналось всё со "слезинки ребёнка", которая не может быть пролита во имя самых великих преобразований, с человеческой жизни, которая бесценна, — каждая в своей уникальности и неповторимости. Изгнанной коммунистической эпохе вменялось в вину именно то, что она пренебрегла этими великими истинами и превратила страну в гигантскую домну, в топке которой сгорали миллионы невинных душ, ставших невольными свидетелями великой неправды большевизма.

Христианские смирение и человеколюбие, которыми были нешуточно вдохновлены и оборудованы наши лучшие люди, обезоруживали оппонентов, ибо что можно противопоставить таким понятным словам о необходимости беречь человека, чья жизнь так хрупка, так непрочно привязана к плоскости своего земного существования. Именно тогда слово "сочувствие", которое потом было повсеместно вытеснено своим благородным, но более узким по смыслу европейским синонимом "эмпатия", стало ключевым понятием в понимании того, как должно оценивать чужую, пусть даже далёкую, а тем более близкую беду.

Вообще, христианская мораль плохо сочеталась с тем начальным либерализмом, настаивавшим на торжестве зверской логики рынка и конкуренции, ведь сочувствие не могло оставаться созерцательным, замкнутым состоянием — оно предполагало деятельную помощь пострадавшим, тогда как взятый на вооружение радикальный экономический дарвинизм утверждал принцип "выживает сильнейший". Тем не менее удивительный симбиоз состоялся, христианская этика оказалась в одной компании с либертарианской идеей, и потом долгие годы наши прогрессисты безапелляционно утверждали, что именно они являются тем передовым отрядом, который берёт под защиту человека, его право на жизнь, политические и гражданские свободы.

Когда произошёл развод и либеральное сообщество разорвало сковывавшие его путы "нравственного закона внутри нас", когда "атлант расправил плечи", я точно не зафиксировал, но сегодня от той морали, от тех горячечных, искренних слов о "слезинке ребёнка" не осталось ничего — одни руины. Дети — это принципиальная вещь.

Бог даже с нею — уникальностью и ценой отдельной человеческой жизни! Когда речь заходит о Донецке, который в последние дни обстреливают, я даже могу как-то понять логику "прогрессистов", считающих жителей Донбасса ответственными за ту беду, которая пришла к ним в дом. Это ведь они сами проголосовали на референдуме за вхождение в состав России; они приковали себя неразрывными цепями к тошнотворному советскому прошлому, его мифам о социальной справедливости, интернационализме, жизни и работе сообща; они — орки, смысл существования которых для прогресса и торжества "священной свободы" равен нулю.

Но при обстрелах гибнут дети, иногда даже не успевающие пролить ту самую слезинку. Ведь их души ещё чисты, они ведь ещё не успели обратиться в полноценных, осознающих свои действия, невменяемых "ватников". Их жизнь могла бы сложиться по-разному. Лучшие из них могли бы стать прекрасными свободомыслящими членами общества, с правильными взглядами и идеями. Но самым поразительным образом и этим маленьким существам отказано и в доверии, и в сочувствии.

И не то чтобы наши свободомыслящие соотечественники превратились совсем уж в зверей. Нет, когда заходит речь о страданиях жителей, проживающих на украинской стороне — в той же Авдеевке, — они вдруг вновь демонстрируют лучшие человеческие свойства: сочувствие, которое иногда даже кажется несколько чрезмерным, желание помочь, взять под защиту. Они деятельно и убедительно призывают мировое сообщество дать отпор агрессору, взывая к человеколюбию и необходимости помнить о величайшей ценности каждой человеческой жизни.

Оказывается, ничего не утрачено — те же слова, те же идеи, но только для своих, только для присутствующих на стороне света, в доктринально правильной, верной зоне, которая, условно говоря, находится под покровительством какого-то высокого либерального божества. Остальным же сочувствия не достаётся, ибо они оказались на стороне тьмы и несут на себе все её искажающие и уродливые черты.

Наши "прогрессисты", с таким неугасимым жаром отвергавшие людоедские практики прошлого — "лес рубят, щепки летят", — оказались самыми верными последователями тех, кто запускал эти практики в дело. Для них сегодня цена строительства свободного общества на Украине — это уничтожение проклятого, прокажённого Донбасса — с его заражёнными людьми, с его уже отчуждёнными в зону неразличимости человеческих черт детьми, с его бессмысленными и трухлявыми стариками, сквозь окаменевшие черты которых в реальность хищно вглядывается кровавое советское прошлое.

Редактор "Ежедневного журнала", рупора свободомыслящих людей, Александр Рыклин дал на своей странице в "Фейсбуке" очень точное описание этого нового, прошедшего через горнило путинской эпохи отношения своих единомышленников к происходящему. Вот полная цитата:

"Да, я выступаю за то, чтобы бесчеловечное воровское государство, построенное Путиным, проигрывало каждый раз, когда сталкивается с сопротивлением мирового сообщества. Да, я приветствую любую форму дискриминирования этого государства или его представителей в любой сфере, поскольку это ведёт к его ослаблению. Да, я очень надеюсь и буду прикладывать максимум сил к тому, чтобы режим, который построило это государство, нам удалось бы демонтировать в обозримом будущем. Да, я отдаю себе отчёт в том, что в борьбе за строительство нового государства на этой территории сегодня придётся игнорировать мнение значительной части населения на ней проживающего. Возможно — большинства. Если это и есть русофобия, то мне плевать. Значит, я русофоб".

Что означает "игнорировать мнение значительной части населения" при строительстве нового государства? Это значит — проводить преобразования при помощи военной и полицейской силы без учёта воли большинства, которое оказалось "пропутинским", а потому потерянным для будущего, напрямую угрожающим великим идеалам свободы. Для этой тёмной, глухой к требованиям времени варварской массы нет сочувствия, она нерасчленяема на отдельные человеческие жизни, а живёт, как единое тело, древними, низшими, упрощающими жизнь до инстинктов страстями.

За двадцать лет эволюции либеральный отечественный дух пережил удивительную метаморфозу — от отвержения любого насилия над человеком до веры в существование правильных и неправильных людей. Последними можно и нужно пренебречь, а то и вовсе лишить их права считаться и называться людьми.

Я, конечно, не настолько наивен, чтобы просить у наших "прогрессистов" сочувствия или даже формального соболезнования для Донбасса и его людей. Сердечное неучастие в горе чужого другого как форма остранения ложного — это новое эмоциональное облачение для рыцаря либерального воинства. Мне просто захотелось им показать, что с их нравственными ориентирами дело обстоит довольно дурно хотя бы в том смысле, что они, сами того не заметив, подменили логику непререкаемого "Божественного закона и нравственного чувства внутри нас" вот той самой вполне фашистской идеей сегрегации людей на правильно и неправильно мыслящих — не по национальному признаку или социальному происхождению, а по системе взаимоотношений с доктриной прекрасного просвещённого завтра. Или, в случае с Донбассом — что ещё удивительнее, — на тех, кто живёт на "правильной" территории, и тех, кто выбрал себе для жизни зону мрака и неправды.

И я хотел бы нашим друзьям напомнить, что, согласно евангельской истории, ничто не потеряно для каждого из нас. Даже на кресте, перед самой гибелью, любой может ощутить вновь живое дыхание совести, покаяться и отойти в мир иной с Христом в душе.

https://life.ru/t/%D0%BC%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F/968981/nie_vsie_--_liudi_libieralnaia_mietamorfoza








Между тем, ни малейших грезящихся Бабицкому сложностей, противоречий или перемен в поведении т.н. "либеральной интеллигенции" (она же ленинистская фракция большевистской номенклатуры на современном этапе её существования) на деле вовсе нет.

Слезинки ребёнка, риторики либеральных и демократических ценностей etc. являются для данного социального слоя не ценностной субстаницей, а инструментом продвижения к кормушке -- играют для неё роль сугубо инструментальную и ни в малейшей степени не ценностную, и поэтому непринуждённым образом оказываются неприложимы, когда их употреблять для кормушечных интересов невыгодно, и без труда и рефлексии сменяемы (как то, с большевизма на "либерализм" etc.) когда того требуют кормушечные интересы.

То же разумеется относится и к большевистской доктрине, которая играла роль инструмента социального восхождения (и была ценна именно этой ролью, а не как ценностная база), и с непринуждённостью отказалась отброшена, когда коммунистическая экспроприация в собственности в пользу "либеральной интеллигенции" и её социального восхождения была осуществлена, и отработавшую первую ступень потребовалось отстрелить, чтобы дать ход второй ступени -- второму этапу экспроприации, очистке экспроприированной собственности от остаточных социальных обязательств, и сбросу социальных пут мешающих наслаждаться кормушкой безраздельно.

Восставший Донбасс виновен -- уже тем, что "большевистско-либеральной интеллигенции" хочется кушать.
Но он дважды виновен тем, что подал пример восстания её русских рабов.
За эту вину есть лишь одна кара -- смерть.