February 18th, 2017

kluven

Слепые вожди слепых

Originally posted by chatlanin at Слепые вожди слепых
оставьте их: они - слепые вожди слепых; а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму.
Мтф 15:14

Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс посоветовал Белоруссии сделать внешнеполитический выбор в пользу России или Евросоюза. Данное заявление он сделал на конференции в Вильнюсе, передает портал Delfi.lt.

«Я не политолог, не могу руководствоваться допущениями. Могу лишь заметить, что Белоруссия не является членом НАТО и ЕС, но эти элементы самостоятельности переживают трудные времена, у них все меньше времени. Пришло время определиться», - заявил глава внешнеполитического ведомства. Линкявичюс напомнил, что интеграция Москвы и Минска в военной, разведывательной и экономической сферах становится все глубже, однако Белоруссия так и не признала независимости Абхазии и Южной Осетии, воссоединения Крыма с Россией. «Мы бы хотели, чтобы они (белорусы) приближались к европейскому мышлению, потокам сотрудничества, диалогу с ЕС», - отметил Линкявичюс.
Как это мило. Банкроты предлагают присоединиться к своему банкротству.

kluven

"Рыба-крокодил"

Тараса Бурмистрова, из сборника "Соответствия".

Рыба-крокодил

   В начале IX века Хань Юй, высший китайский чиновник, поэт и писатель, сочинил «Доклад, порицающий встречу кости Будды» («Цзянь ин фо гу бяо»). Это было смелым поступком; тогдашний император страстно увлекался буддизмом, и ему вряд ли могло прийтись по вкусу сочинение, в котором не было ничего, кроме яростных нападок на буддийское мракобесие. Хань Юй, однако, легко отделался: дабы умерить его писательское рвение, его всего лишь отправили в глушь, подальше от столицы, причем ссылка была скорее даже почетной – она имела вид перевода по службе, без понижения в чиновничьем ранге.

    Так Хань Юй оказался губернатором в далеком и захолустном городке Чаочжоу, и сразу столкнулся с большими трудностями служебного порядка. Оказалось, что жители этой провинции давно страдают от гигантского крокодила, поселившегося в речном затоне. Когда к ним был послан наместник Сына Неба, они бросились к нему с мольбами о помощи, прося избавить их от кровожадного чудовища. Местное население было уверено, что императорская печать, которой, как всякий присланный из столицы чиновник, был наделен Хань Юй, обладает магическим действием и дает возможность губернатору покорять своей воле не только людей, но и бесов.

    Хань Юй, таким образом, попал в трудное положение: будучи убежденным конфуцианцем, он не мог так, как простой народ, обожествлять власть – тем более, что на этот раз этой властью обладал он сам. Но делать было нечего, и он решился. Задобрив предварительно речного духа жертвоприношением (отправив ему подношение – барана и свинью), губернатор самолично вышел на берег затона Дурного ручья и обратился к крокодилу с речью. Эта речь представляет собой прелюбопытный образец рассуждения о власти, божественной, вселенской ее природе – интересный еще и потому, что не веривший в ее сакральность Хань Юй здесь как бы апеллирует к крокодилу, комически прося у него поддержки в этом сложном вопросе.

    Как и было принято в таких элоквенциях, Хань Юй начинает свой устный трактат с обращения к давно ушедшей эпохе, ко временам Золотого века, когда китайские императоры «правили всем миром в Поднебесной». Всю нечисть, всю «подлую тварь», как он говорит, они выжигали каленым железом, осушая болота и сравнивая горы. Те, прежние цари были не чета нынешним – этот подтекст все время звучит у еще не проглотившего обиду Хань Юя – но жаловаться почтительно внимавшему крокодилу он не стал, ограничившись только замечанием, что сейчас, «когда у позднейших владык обаяние внутренней силы ослабло до полного ничтожества, они перестали владеть пространствами дальше обычных». Подразумевается, что если бы нынешний император побольше занимался своим прямым делом, а не преследовал литераторов, то одними его молениями вся нечисть была бы изгнана из пределов Поднебесной.

    Вдоволь отведя душу в отношении своего патрона, Хань Юй переходит к следующему тезису: о том, что бюрократическая иерархия в Китае, продуманная и совершенная, не допускает одновременного наличия в одной и той же местности чиновника, посланного императором (каким бы ни был этот император) и могущественного речного духа – это недопустимо, как всякое другое двоевластие. Хань Юй так и говорит: «Послушай, рыба-крокодил! Не можешь ты одновременно жить там, где я – губернатор здешних мест!» Это занятное рассуждение напоминает мысль, высказанную одним героем Достоевского: «Если Бога нет, какой же я после этого капитан?», говорит в «Бесах» некий «седой бурбон капитан», наслушавшийся у себя в казарме офицерских разговоров об атеизме. «Довольно цельную мысль выразил», откликнулся на это замечание услышавший о нем Ставрогин. И верно: иерархическая лестница Российской Империи (см. о ней в «Ужо тебе!») могла существовать, только если у нее наличествовали все звенья, от первого до последнего; точно так же, как строго ранжирована была земная жизнь в ней, должна была быть распределена и небесная. Когда в России умер Бог, а вслед за ним и царь, вся эта лестница рассыпалась в одно мгновение, как будто ее никогда и не было. Не менее важным правилом, чем прочность начала и конца этой цепочки, была незыблемость и каждого из ее звеньев; всем, кто занимал в этом мире свое определенное место, только в кошмарном сне могло привидеться, что на него посягает еще кто-то другой (об одном таком случае см. в повести «Двойник» того же Достоевского). Бюрократическая система Поднебесной империи строилась ровно по тому же принципу, так что Хань Юй, законный губернатор Чаочжоу, вполне резонно возмутился, обнаружив рядом с собой самозваного соперника.

    «Я, губернатор, получил веление от Сына Неба (Тянь Цзы) хранить и лично опекать эту землю, управлять живущим здесь народом», развивает свою мысль Хань Юй. «А ты, о рыба-крокодил! Глаза свои выпуча, ты не хочешь сидеть спокойно в этом водном затоне, и вот захватил все эти места и тут пребываешь, поедая у жителей местных их скот, чтоб на этом жиреть, чтоб на этом плодить и детей, и внучат. Ты вздумал губернатору сих мест сопротивляться, оспаривать его значение и силу. Как я могу отступить перед тобою, рыбой-крокодилом, поникнув головой, с упавшей вниз душой, весь в страхе, и конфузом стать для всех! Притом же я, приняв от Сына Неба повеленье, пришел сюда как губернатор, и ясно, что уже по своему положению я не могу спорить с тобой, о рыба-крокодил!»

    Обрушив на безропотное земноводное этот град упреков, Хань Юй перешел затем к конкретным директивам: «Если ты, о крокодил, способен что-либо понять, то слушайся тех слов, что губернатор говорит. Смотри, вот область Чаочжоу: огромный океан на юге, большие грифы и киты-чудовища, и мелочь ракушек, креветок – все это вмещает в себя океан, не исключая ничего, всему дает он жизнь и пропитание. Ты, рыба-крокодил, отправишься туда рано поутру, а к вечеру, гляди, и доплывешь. К концу трех дней забирай с собой свое поганое отродье и убирайся в океан, на юг. Но если ты в три дня не сможешь, дойдем и до пяти. А ежели и в пять не сможешь, пойду и до семи. А ежели и в семь ты не сумеешь, то это будет означать, что ты не собираешься уйти. И будет означать, что для тебя совсем не существует губернатор, к словам которого прислушиваться должно. Тогда я, губернатор этих мест, сейчас же наберу искуснейших людей, которые возьмут отравленные стрелы и с крокодилом этаким расправятся. Тогда не кайся, не пеняй!»

    Это «слово увещательное к морским чертям», вкупе с угрозами, на которые не поскупился Хань Юй в конце своей речи, подействовало: крокодил послушно забрал свое «поганое отродье» и отплыл на юг. Мы могли бы умилиться этому административному чуду, если бы не тонкое сомнение, возникающее у всякого, кто читает эту древнюю историю в наш скептический век; наверняка ведь, помимо словесного убеждения, Хань Юй предпринял что-то и более простое и действенное, близкое к его финальной угрозе – скажем, отравил воду в затоне. Но в этом случае его вдохновенная речь приобретает еще более великолепный оттенок подлинности: став бесполезной, оторвавшись от прямой утилитарности, она приблизилась тем самым к чистому искусству. Причем, заметим, искусству, непонятному для окружающих и предназначенному неведомо для кого; ведь в этой провинции, населенной в то время некитайскими народами, никто не понимал столичного диалекта Хань Юя. Местные жители, таким образом, могли оценить его блестящий литературный стиль ничуть не более, чем варвары, населявшие Томы, были способны отдать должное латинским стихам Овидия (подробнее об этом см. «Смерть в Греции»). Но истинное искусство, если уж не гибнет сразу, то рано или поздно находит себе слушателей и почитателей. Так случилось и с Хань Юем, который через триста лет вдохновил другого поэта, Су Ши – почтительное стихотворение последнего, посвященное оставшемуся в веках «Молитвенному и жертвенному посланию крокодилу», само по себе явилось шедевром и долгие столетия служило недосягаемым образцом для подражания целым поколениям поэтов Поднебесной империи.
kluven

"О перспективах мировой русофобии"

В. Мараховский

Изгнание русского шпиона Флинна из администрации президента США — это, прежде всего, первая крупная победа антитрамповского истеблишмента. Несмотря на то, что проступок Флинна состоял исключительно в том, что он разговаривал с российским послом в США до, а не после своего назначения советником администрации, ему пришлось уйти, причём с извинениями и позором.

Это подтвердило высокую ценность нашей страны как оружия для внутризападных политических битв. Раз с помощью России можно выбить, как кеглю, члена команды американского президента, значит, Россия будет использоваться и дальше.

Поэтому самое время порассуждать о будущем мировой русофобии как политического учения.

Что стоит осознать в первую очередь. Никаких надежд на изменение имиджа нашей страны в западном публичном пространстве нет. И не потому, что отечественные медиарупоры, развёрнутые на Запад, недостаточно квалифицированны. А потому, что у западного публичного дискурса уже есть своя Россия. С нашей она не пересекается никак и потому неуязвима для опровержений.

Чтобы получить представление об этой западной России, стоит обратиться к типовой колонке издания Forbes, органа богатых и знаменитых. Автор — типовой профессор института Гувера в Стэнфорде, специалист по России. Колонка называется тоже типово: «Почему Россия не может быть нашим другом: памятка для Трампа».

Всё просто, уважаемые читатели! Россия не может быть другом Америки (и Запада вообще), потому что вражда с Америкой и Западом необходима путинской диктатуре для выживания. Путин оправдывает свою клептократическую власть, репрессии против собственного народа, милитаризацию, гитлерюгендовскую промывку мозгов молодёжи и обнищание масс необходимостью противостоять Западу. Убери западную угрозу — и путинский режим просто рухнет. Поэтому захвачен Крым, поэтому Путин настаивает на том, чтобы захваченные Россией области Украины имели право вето в её политике, поэтому он сотрудничает с террористической державой номер один Ираном и не воюет по-настоящему с террористами из ИГ*. На самом же деле, кстати, терроризм России не угрожает — в ней 20 миллионов мусульман, а терактов было всего восемь (?), всего с 780 жертвами. Это же несерьёзно!

Это всё про нас... Это нас репрессирует режим, это наши мозги промывают гитлерюгендовской пропагандой, это в нас внедряют ненависть к Западу, чтобы мы покорно терпели обнищание, пока нас грабит Путин.

Можно ли что-нибудь противопоставить этому завершённому образу? Нет, нельзя. Можно ли убеждать, что на самом деле мы хорошие? Нет, нельзя. Потому что если на самом деле мы хорошие — то что ж у нас Навальный-то не президент? Почему мы не разоружаемся? Почему мы Крым-то не передаём Киеву с извинениями, почему всё ещё не завоёван ВСУ Донбасс? Отчего Иран всё ещё не повержен и почему действует ИГ? А? То-то!..

Если бы мы были хорошими, то у нас всё было бы правильно: молодёжь не загонялась бы патриотизмом, на выборах побеждали бы выпускники Колумбийского университета, армия была бы маленькой и не воевала бы, а дружили бы мы только с теми, с кем велено. Если бы мы были хорошими, наконец, — то терактов у нас было бы значительно больше и мы гибли бы в них чаще, потому что хороших взрывают и давят фурами, а мы чё-та в стороне от мировых трендов.

Иными словами, если бы мы были хорошими, мы должны были бы самоликвидироваться с карты мира. По меньшей мере — как субъект международной политики, а в идеале — совсем. То есть хорошими нам быть не светит в принципе.

Но интереснее в данном случае другое.

Штука вся в том, что использование России как инструмента для укрощения и низведения Д. Трампа — это только текущая, временная задача.

Впереди задачи более масштабные, и от них, честно говоря, становится неуютно.

И ключевой тут представляется начавшаяся на днях накачка значимости в, казалось бы, сдувшуюся украинско-донбасскую тему в западных СМИ и выступлениях политиков. Эта накачка говорит о том, что из неё ударными темпами создают новую политическую бомбу.

И имеются, грубо говоря, три версии относительно того, подо что её собираются подложить.

Версия первая, относительно мирная: сдувшуюся Украину надувают для того, чтобы сделать из неё более-менее равновесный товар при будущих переговорах с Россией — для размена на Иран. Эта версия — всё ещё в рамках надежд на некую глобальную сделку Трампа и Путина.

Версия вторая, относительно нейтральная: сдувшуюся Украину надувают для того, чтобы и дальше эффективно колотить Трампа «русской темой», загоняя его в угол заведомо невыполнимыми требованиями «добиться от Кремля уступок по Крыму», как только президент будет пытаться вести независимую от истеблишмента внешнюю политику.

И наконец версия третья, самая неприятная. Сдувшуюся Украину надувают потому, что наднациональная элита, воодушевлённая первыми успехами в укрощении Трампа, намерена (всё равно он не нужен) использовать его так, как не решилась использовать Б. Обаму: то есть добиться от него — вместо «глобальной сделки» — поджигания, наконец, полномасштабной горячей войны на бесполезной в прочих отношениях украинской территории. То есть дать Киеву много оружия и сказать: «Фас!».

Рецепт этот, строго говоря, излагается вполне публично — в том числе и в приведённой выше типовой колонке: «Российская армия насчитывает 1 млн солдат. Украинская около 200 тысяч. Будучи вооружены современным западным вооружением, они смогут нанести России тяжёлые потери. Финансовые затраты на войну Путин, может, и одолеет, но гибель молодых русских солдат его похоронит».

В действительности речь идёт, разумеется, не о том, чтобы похоронить В.В. Путина. Речь о том, что настоящая (с тысячами убитых в неделю, с горящими городами, беженцами, картинно плетущимися по дорогам) война — это то, что сейчас по-настоящему нужно для реанимации «глобального западного проекта».

Его реанимация, конечно, совершенно не нужна ни для того, чтобы «сделать Америку снова великой», ни для безопасности Европы. И вместо победы над Россией она, конечно, лишь навесит на неё и без того полуразрушенную Украину. А на Д. Трампа навесит клеймо безумного авантюриста, развязавшего заведомо проигрышную бойню.

Но зато такая бойня позволит продлить действительно жизненно важный для выживания «элиты либеральной глобализации» русофобский дискурс на годы.

Потому что фокус в том, что наднациональной элите, строго говоря, в обозримом будущем не нужна победа над Россией. И «хорошая Россия» в полуразобранном, покорном и безобидном виде ей не нужна. Ей нужна как раз Россия-враг, бодрящий и консолидирующий расползающийся «свободный мир».

И главный вопрос сейчас: понимает ли новый президент США, что его подставляют? И если понимает — то сумеет ли увернуться от навязываемой ему роли рыжего?

kluven

Его пример другим наука

Originally posted by rms1 at Его пример другим наука

Вот пишут что Депутаты Гос.Думы Вороненков и Максакова подались на Украину Говорят де "хуцпа" и вообще "предатели" А по моему очень дальновидный поступок и вскоре многие так сделают. Тут что следует понимать - от Крымнаш и Новороссия пострадало не столько рядовое население России, сколько состоятельное, особенно очень состоятельное, разные депутаты госдумы и распорядители недр в Эвенкии (особенно если кто, паче чаяния, не еврей). Дело в том что теперь любые нееврейские капиталы в России (а они вероятно всё же имеются) стали до некоторой степени эфемерны - в Израиль деньги утащить можно (если кто еврей); а вот вклады на Западе сразу оказались под большим вопросом. Сегодня ты миллионер и и дом у тебя за миллион фунтов, а завтра "агент Кремля" с конфискацией имущества. И более того, даже и отсидеться в России если думать на дальнюю перспективу едва ли получится. Да и глупо помирать среди снегов с такими деньгами. И не поможет ни немецкий паспорт ни "хорошее поведение" - "путинские деньги", ату его. Поможет израильский, но это не для всех.

Иными словами, перед состоятельными людьми встала проблема легализации капиталов на Западе. Так вот с этой точки зрения новополученный украинский паспорт (особенно с соответствующим случаю чином отречения) есть настоящая бумажка, броня, индульгенция от греха путинизма. Теперь тебя и твои капиталы никто не тронет, наоборот будут всеми средствами охранять от случайной дозы полония. Ход простой и очень эффективный. Сидеть же в России и ждать вероятной конфискации довольно глупо, эти двое в общем поступили дальновидно.
kluven

Есть международный статус такой - страна-терпила...

Originally posted by wg_lj at Есть международный статус такой - страна-терпила...

Россия к лету погасит все долги СССР

Россия завершает расчеты со странами, которым был должен Советский Союз. Как рассказал «Известиям» источник в правительстве, соглашение о погашении последнего долга на $125,2 млн готово и ожидает подписания. По его оценке, подписание может состояться в ближайшие месяцы, а само погашение будет осуществлено до лета. В Минфине подтвердили, что долг СССР будет урегулирован до конца этого года.

На прошлой неделе Минфин сообщил о погашении долга перед Македонией на $60,6 млн и отметил, что на текущий момент единственной страной с неурегулированным долгом советского времени остается Босния и Герцеговина (как и Македония, эта страна образовалась в результате разделения Югославии и получила право на истребование части долга бывшего СССР).
...

Странам Парижского клуба Россия погасила кредиты еще в 2006 году, хотя могла это делать по условиям соглашений еще почти сто лет — до 2115 года, отметил эксперт.

Характер долга Союза перед Югославией принципиально другой, подчеркнул он.

— Подобного рода долговые обязательства в силу природы своего происхождения крайне редко погашаются странами быстро и досрочно. Досрочное погашение — это скорее исключение из общего правила, — отметил Александр Базыкин.

Россия гасит долг Югославии дольше, чем дальнему зарубежью, потому что его сложнее оценить — нет номинальных бумаг, по которым можно предъявить счет.

— Внешнеторговые операции осуществлялись в специально созданной для этого клиринговой валюте через специально созданный банк, а цены на товары, которыми обменивались страны, были далеки от рыночных, — пояснил эксперт. — Точный размер долговых обязательств может быть пересмотрен как в большую, так и в меньшую сторону при его пересчете в доллары.

Погашение долга СССР — это больше плюс политический, чем бюджетный, уверен профессор кафедры финансов, денежного обращения и кредита факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Юрий Юденков.

— Это очень знаменательная точка, — считает он. — Для международного статуса очень важно, что мы признали долги СССР и расплатились по ним. При этом сами простили долги таким странам, как Вьетнам и Алжир.

http://izvestia.ru/news/665413

kluven

памяти чехословацкой нации


«Идея чехословацкого государства построена на ложном представлении о "чехословацкой нации". Между тем не имеется ни одного признака, выдерживающего какую-нибудь научную критику, при помощи которого можно было бы оправдать гипотезу о "чехословацкой” нации. В истории не существовало ни совместных экономических, ни совместных территориальных условий развития чехов и словаков. Оба народа в связи с этим не обладают также общими языком и культурой.»

Л. Келлерман, "Национальная проблема в Чехо-Словакии в связи с третьим периодом" // "Ком. Инт.“, 1930, №6, с. 20)

«В чешской статистике применяется нелепый термин "чехословацкая нация".»

Коммунистическая академия, Комиссия по изучению национального вопроса, "Национальная политика ВКП(б) в цифрах", изд-во Коммунистической академии, М. 1930, стр. 8
kluven

раскулачивание и коллективизация в советской национальной политике

"поскольку великорусское кулачество, этот последний капиталистический класс, не только количественно, но и по своей экономической мощности, большей гибкости, умению эксплоатировать и т. п. является главным препятствием социалистическому строительству, постольку понятно, что великодержавный шовинизм продолжает оставаться наиболее вредным для национальной политики пролетариата."

Коммунистическая академия, Комиссия по изучению национального вопроса, "Национальная политика ВКП(б) в цифрах", изд-во Коммунистической академии, М. 1930, стр. 28

Выделение оригинала.