March 3rd, 2017

kluven

Образование в СССР

Originally posted by a_samovarov at Образование в СССР


Проблема в 60-е и начале 70-х была не в образовании, а в воспитании, она заключалась в том, куда девать детей? Процентов 80 населения страны - это "простые люди". Многие из них спокойно бы отнеслись к тому, чтобы ребенок отучился четыре класса или там пять, а потом он болтался бы на улицах и подпитывал бы и так массовую блатную среду, и не был бы охвачен советским воспитанием. Тогда и создали систему всеобщего среднего образования, ребенок должен был учиться до 17 лет минимум, это или средняя школа, или ПТУ или техникум. В средней школе программу специально усложнили, чтобы был массовый отсев.

Но ее усложнили настолько, что и в 9-10 классах в обычной школе в классе реально успевающих по всем предметам было [немного]. Чтобы успевал средний ученик по всем предметам нужны были очень хорошие учителя, а где их взять столько? [Ну и, способности тоже нужны.] Отсюда спецшколы. Хотя здесь был и социальный аспект, спецшколы нужны были номенклатуре. Следующий принципиальный момент. Поступление в вуз. Если до реформы середины 60-х начала 70-х годов был некий стандарт при поступлении, если ученик знал то, что обязан был знать в школе, то получал свою пятерку на экзаменах в вузе и шел учиться, то после реформы обычная средняя школа в институт не готовила, на экзаменах ученика могли спросить нечто за рамками программы, и легко валили.

Отсюда появились репетиторы уже в 70-е годы. Появилась система блата. Дети номенклатуры должны были учиться в любом случае, они и учились, а номенклатура становилась все многочисленнее. Но были вузы, в которых блат не помогал, типа МФТИ, Бауманского, это были вузы мирового уровня, ибо шла холодная война и соревнование двух систем. Что касается гуманитарного образования, то тут должно было повезти, нужно было попасть к крупному ученому, иначе все, кердык. Средний дуболомный советский гуманитарный доцент или профессор не мог подготовить гуманитария, а только такого же, как он сам дуболома.
kluven

АНДРЕЙ РАЗУМОВСКИЙ: В постсоветской РФ по-настоящему запрещены три темы

Originally posted by vol_majya at АНДРЕЙ РАЗУМОВСКИЙ: В постсоветской РФ по-настоящему запрещены три темы

КОРОТКО О ГЛАВНОМ

В постсоветской РФ по-настоящему запрещены три темы:

1. Положение русских (как правовое, так и фактическое);

2. Вопрос о собственности. В первую очередь – пересмотр итогов приватизации;

3. Советско-большевистские корни нынешнего политического режима.

Сплетаясь между собой в триединое и неделимое целое, означенные харамы образуют одно большое и священное для нынешней власти НЕЛЬЗЯ.

К какой бы из запретных тем по отдельности мы не подступались, практически сразу же, следом за первой, на поверхность "вытаскиваются" и две остальные.

Советская тирания возникла на русской крови и тотальном грабеже русских. (Любая попытка поговорить об этом ПРЕДМЕТНО - в аспектах десоветизации, реституции, аффирмации и проч., встречается хуцпой об «историческом примирении красных и белых», «фальсификации истории» и прочим белым шумом).

Что такое т.н. «приватизация» 90-х? С точки зрения русских, приватизация – это легализация собственности, нажитой преступным путём (за счёт массовых грабежей и убийств русских), реализованная как классический рейдерский захват.

Любые реальные (а не бутафорские) шаги в сторону десоветизации НЕМИНУЕМО (и практически сразу) приведут к необходимости переучреждения всего и вся: государственности, политической системы и т.д. (Равно как и шаги в сторону пересмотра итогов приватизации или изменения положения русских в «многонациональной» РФ).

Перефразируя основоположника СССРФ, можно сказать, что три источника, три составных части нынешней власти – это русское бесправие, украденная у русских собственность и большевистские корни режима.

Решение любого из этих «вопросов» будет означать полную и необратимую перезагрузку матрицы.
kluven

Советский Союз был государством с одной стороны, очень жестким, а с другой - излишне гуманным.

Originally posted by marss2 at Советский Союз был государством с одной стороны, очень жестким, а с другой - излишне гуманным.

Советский Союз был государством с одной стороны, очень жестким, а с другой - излишне гуманным.

Оберегая "дружбу народов",
на денацификацию прибалтийских республик и Украины решили забить,
в итоге получили, что получили.

О таких вещах надо было говорить громко и вслух, все послевоенное время, с показательными процессами и длинными сроками. Вот тогда было бы куда меньше проблем с националистами и в Прибалтике, и на Украине.

Год назад журналист Рута Ванагайте выпустила в Литве книгу «Наши» об участии литовцев в массовых убийствах евреев. Власти объявили книгу проектом Путина и угрозой национальной безопасности, саму Ванагайте в интернете угрожали убить, она потеряла половину друзей.



— Как вы решили написать свою книгу?
— Однажды я услышала лекцию литовского историка, которая меня потрясла. Обычно у нас говорят, что Литва в Холокосте не участвовала, а были какие-то изверги, они помогали нацистам. И если бы они не стреляли в евреев, то их бы самих убили немцы. А этот историк рассказал совсем другую историю: была пирамида убийств, она начиналась с литовского правительства, вся гражданская администрация и полиция участвовала в этом. Это были никакие не изверги, а обычные люди, которые служили в литовских батальонах. Меня это потрясло, потому что я никогда об этом не слышала.
Я знала, что у меня в роду были люди, которые работали в гражданской администрации и полиции. Но я никогда не думала, что они могли быть участниками Холокоста. Я попросила того историка встретиться еще раз, он отказался. Потом согласился, но только тайно. Потому что опасно было на эту тему говорить — официальная позиция Литвы совсем другая.
Я стала общаться со многими историками и увидела, что они пишут и говорят правду, но очень сухо, в академическом стиле. Мне захотелось написать правду в популярной манере, шокирующую правду, чтобы ее прочитали.
Мой издатель не хотел ее печатать. Он говорил, что сейчас не время, это будет на руку Путину и его пропаганде, которая говорит, что все прибалты — фашисты. Я спросила: а когда геополитическая ситуация изменится? А мы сидим и молчим. Если бы Путина не было, его надо было бы выдумать, это очень удобно.
Я сказала, что мне все равно, я напишу эту книгу. Издатель согласился с условием, что я никому не скажу заранее, чтобы на него не давили. Они думали, что никто не будет читать, но первый тираж — 2000 экземпляров — раскупили за 48 часов.
— Вы говорили, что ваши родственники служили в администрации при немцах…
— Муж моей тети был шефом полиции в одном городе, мой собственный дедушка составлял списки евреев, советских активистов, которые потом были убиты. Он потом был сослан и умер в ссылке. У меня одна надежда, что он не знал, из-за чего эти списки составлялись.
— Отношение к дедушке изменилось?
— Я его не знала. Но до этого он для меня был героем, а потом перестал им быть. После того как он составил эти списки, он в вознаграждение получил двух советских военнопленных работать у него на участке.
— Вы много ездили по местам расстрелов, опрашивали свидетелей Холокоста. Расскажите об этих поездках.
— Мы решили поехать и в Беларусь, потому что один батальон литовский так хорошо работал, что немцы отослали их к вам. И в 15 белорусских местах они убивали евреев. Им тоже сказали, что они едут убивать советских активистов, ну что, у активистов оказались длинные бороды и глаза потемнее. И они убивали.
— Свидетели тех событий хотели с вами говорить?
— Никто не отказался. И они все помнят. Есть такой интересный психологический феномен — называется импринтинг. Если кто-то в раннем детстве или юности испытал очень серьезное потрясение, оно остается на всю жизнь в памяти, в малейших деталях. Живых преступников, наверное, уже не осталось, им, может быть, под сто лет. Но свидетелям тогда было по 7−10−12 лет. Сейчас им 80−85, и они все прекрасно помнят.
Только один человек согласился дать свое имя, остальные боялись. Они говорили: «Придут и убьют». Я спрашиваю: «Кто?». Они говорят: «Литовцы».
Все думали, что эти убийства происходили только у них в деревне, что этого не было по всей стране.
— Как происходили эти убийства?
— Это был 1941 год. Литовская власть встретила немцев с распростертыми объятиями, создала гражданскую администрацию, чтобы работала на нацистов. Сразу организовали батальоны, которые были посланы убивать. Во время оккупации в литовской гражданской администрации работали 600 немцев и 20 тысяч литовцев. Многих евреев убивали местные полицейские.
— То есть это люди, которые работали там же до войны?
— Они работали до первой советской оккупации (до 1940 года. — Прим. TUT.BY), после прихода нацистов их взяли обратно.
— Они шли убивать своих соседей, которых знали годами?
— Да, да.
— Были отказы?
— Немного, но были. Отказаться можно было. Вообще в полицейских батальонах люди были добровольцами. Я находила свидетельства, когда и в Беларуси литовцы отказывались стрелять. Офицеры, когда видели, что у них трясутся руки, отбирали ружье и отгоняли просто охранять. Они боялись, что, если у человека сдадут нервы, он может развернуть ружье и направить в офицера.
— Были последствия за отказ?
— В Беларуси их сажали в карцер на вечер. Но больше ничего. И, конечно, они не получали денег и того, что можно было награбить. У некоторых не выдерживали нервы, они уходили оттуда в другие батальоны.
— Почему люди массово соглашались на это идти?
— Они думали, что идут служить родине. Власть сказала, что это начало возрождения национальной армии. Они получали одежду, еду, могли получать немножко денег, брать золотые кольца, зубы. Шли с бедноты, их затянули в это. Сначала они шли бороться с советскими активистами, потом охранять какие-то места, потом конвоировать. А потом вдруг они оказались у ямы и должны были стрелять.
Старосты деревень составляли списки, немцы издавали указ всех задержать. Два-три дня их держат в синагоге или сарае. Потом их уводят и расстреливают. И когда ты уже участвовал в чем-то, уже сложно перед расстрелом сказать: нет, я не буду.
— В книге вы приводите шокирующие детали этих преступлений: про золотые зубы, которые потом от убитых евреев переставляли литовцам, их вещи, которые раздавали населению. Это сознательный ход?
— А как разбудить народ? Конечно. Все думали, что это просто статистика — 200 тысяч человек. Для того чтобы люди поняли, почувствовали сердцем, им надо показать чьи-то зубы, чьи-то разбитые о дерево детские головы. В некоторых местах в детей не стреляли, они похоронены с целыми черепами.
— То есть заживо?
— Да, хоронили живыми или били головой о дерево.
Пусть вся страна знает, что если дома есть антикварные вещи, как у меня от бабушки, — кровать, шкаф и часы… Откуда я знаю, где она их купила? И купила ли? Моя бабушка жила в Паневежисе, там раздали еврейские вещи всем. Театр, школа, аптеки — все получили. И после этого осталось еще 80 тысяч вещей. Велосипеды, чашки, сумки, чемоданы, полотенца — что угодно. В городе жило 20 тысяч человек. Каждый получил в среднем по четыре вещи. Да, может быть, не все брали, но представляете, какой масштаб?!
В советское время приходишь к стоматологу, он спрашивал: ваше золото или наше? Откуда мы знаем, что это за золото? Врачи мне стали говорить, что золото из зубов убитых евреев стало появляться в 70-е. Люди их очищали и стали продавать.
— Как сами участники преступлений потом объясняли свои действия?
— Они говорили, что не виноваты. Они не говорили «евреи» или «советский житель», они называли тех, кого они убивали, «обреченными». Они чувствовали, что кто-то их обрек на гибель, и когда люди у ямы, то «если не я буду стрелять, то другой будет».
Есть очень типичный ответ участника расстрелов в 15 местах в Беларуси. Вот люди ложились ничком, головой в землю, их стреляли, потом на них новая группа, их стреляли. И этого преступника спрашивал журналист: «Если отец с сыном легли, вы кого первого стреляете?». Он отвечал: «Мы же не звери какие-то, на глазах отца убивать сына. Отца первым, конечно, стреляли».
Притом они каждое воскресенье ходили на исповедь. У каждого батальона был свой ксендз.
— Какая позиция костела была в те годы?
— Весь антисемитизм начался с костела. В Литве католическая церковь была очень антисемитская, еще со Средневековья. Некоторые ксендзы в своих костелах говорили, что убивать нехорошо, некоторые прятали евреев, а некоторые — что евреи сосут кровь и убили Христа. И они отпускали грехи [батальонам] каждое воскресенье.
— Были случаи раскаяния?
— Я ни одного такого случая не знаю. Они чувствовали, что выполняли приказы, которые были даны офицерами-литовцами, а те выполняли поручения правительства.
— Как сложилась судьба тех, кто участвовал в расстрелах?
— У самых крупных преступников было достаточно денег, они знали, когда смыться, и они смылись на Запад. Многие из них жили очень нормальной жизнью в Америке. Они не говорили о своих преступлениях, все говорили, что беженцы.
Преследовать их начали очень поздно, и не могли, потому что преступления были совершены не в Америке и жертвы были не гражданами США. 15 человек выслали уже в независимую Литву, но Литва их не судила. Они были очень старыми, у одного — больная жена, другой — сам болел.
В советские годы некоторых сажали на пять лет за то, что они конвоировали евреев. Потом выпускали. А потом, когда кто-то из их соратников выдавал, что они участвовали в расстрелах, их вылавливали по второму разу. Некоторым давали высшую меру. Таких было где-то 25 человек всего. Некоторые участники карательных батальонов не были посажены и даже были реабилитированы. Значит, им было что предложить КГБ, может, кого-то сдали.
Типичный портрет участника Холокоста — это была беднота, безграмотные люди либо 1−2 класса образования.
Читать полностью:  https://news.tut.by/economics/533852.html

https://www.facebook.com/i.kramnik/posts/1233054873429914



kluven

Медведев наш!

Originally posted by _devol_ at Медведев наш!


С дружеским набросом Навального (а ранее еще и "Собеседника") на Медведева, кажется, разобрались. Равно как и с тем, что Димон у нас "либерал". Мне кажется, главное не забывать, что Медведев - это светлое пятно в вообще всей высшей россиянский номенклатуре в последние годы.

Начнем с того, что у него нормальная биография - родился, вырос, учился. Есть данные по семье. Есть дети. Сравните это с каким-нибудь "Путиным", у которого 17 лет назад пропали натурально обе дочери и обе до сих пор "пропадают" (дешевый наброс кашеных и т.п. проституток о "катерине тихоновой" с физмата и танцующий спортивный рок-н-ролл, всерьез рассматривать даже не стоит). Или Зубковым из "поселка Арбат", который то ли существовал, то ли это была метеостанция инопланетян. И так далее.

У Медведева есть высшее образование (пусть и советское), которое есть и у его отца. Наконец, он из крупного и культурного города, скажем так, единственного в сев. Евразии именно Города. Самое важное: Медведев НЕ КЕГЕБИСТ.

Дальше можно говорить все что угодно. Кегебисты - это каста тайной политической полиции режима красных кхмеров, установленного после гражданской войны их с февралистами (недофашистами) в северной Евразии. То есть, разницы между полпотовцами и ими нет никакой. Отличия только в размерах и объемах. Все делалось по трафарету. Коллективизация, лишение частной собственности, убийства "вумных", "ученых не надо", одичание, скотство и так далее.

Так вот, Медведев к этим людоедам прямо не относится.

Ну, а все остальное... В стране, где у полковника полиции находят 125 млн долларов, где миллиард рублей в сейфе у губернатора - это вообще ни о чем, где не самый пафосный депутат Госдума - долларовый мультимиллионер с состоянием в 60-80 млн долларов, а нормальные посоны-олигархи из списка Forbes клепают себе раз в 3 года яхты за полмиллиарда евро... Хехе.

ЗЫ: кстати, Димон ведь и навальнинга крышует постоянно. А иначе как? Сожрут, убьют, посадят.
kluven

Звериный оскал великоросского шовинизма

Originally posted by loboff at Звериный оскал великоросского шовинизма

Собственно, это лучший ответ на вопрос советских дурачков "а как выглядит русское национальное государство?" Вот так и выглядит:

Оригинал взят у a_kaminsky в Русские народы Вон оно как виделось в 1894
Оригинал взят у humus в 1894. Русские народы

Огромная благодарность Виктору Зайцеву за предоставленный материал.

01. Обложка
01. Обложка
Collapse )