March 18th, 2017

kluven

Тюрьма и сума


Помнится, в сгинувшем (увы! увы! -- не было ничего отраднее, как прилетев в Петербург полночью, отправится на Петроградскую сторону и усесться у огромного зимнего ночного морозного окна с видом на площадь и памятник -- о, русская литературоцентричность!-- Добролюбову) ресторане "Айвенго" было блюдо под названием "Богатство и нищета".

Блюдо представляло из себя печёную картошку с красной икрой и самой капелькой зелени. Магия состояла в консистенции картошки: нежно-пропеченной, но не перемасленной -- и в том смертоносном ударе, который к этому добаляли икринки; описать его словами не позволяет мой уровень художественных недарований -- я слаб и мал, и беден мой язык. Прекраснейшая иллюстрация того, что наиболее утончённые блюда делаются из простых ингридиентов, и волшебство состоит в их сочетании и способе приготовки.

* * *

На память "Богатство и нищету" мне привело блюдо под названием "Котомка нищего" (Beggar's Purse), всего за $180, самый аккурат в бюджет и суму нищенствующих духом:



https://www.petrossian.com/beggar-s-purse




kluven

Я устал от Российской Федерации

Originally posted by vol_majya at Я устал от Российской Федерации
Я устал от Российской Федерации, меня утомило это государственное образование, которое есть образование невразумительное, недостойное, паскудное, нерусское. Я хочу видеть государство достойное, государство русское, государство Сперанского, Горчакова и Столыпина, а не государство Жириновского, Познера и Медведева. Я устал от эвфемизмов и компромиссов, от политического вранья и дипломатического кривлянья. Все это паскудство отравляет разум, губит совесть, опустошает душу. Только-только пробившиеся ростки русского духа, русской красоты, русского величия глумливо и сладострастно растоптаны грязным чекистским сапогом и оплеваны либеральной прессой (чувствующей себя в РФ более чем вольготно), символ первого за почти сто лет русского национального восстания - Славянск - третий год под украинской оккупацией, Стрелков маргинализован и осмеян, а Поклонская в Москве еврейским армянским шутам аккомпанирует "Мурку", и даже очередную годовщину присоединения Крыма официально празднуют под баннером "Крымская весна" (стыдливо прикрывающим народное "Русская весна"), и вроде бы с присутствием глав ЛДНР, но с характерным отсутствием Чалого (который как и Стрелков оказался слишком русским для Росфедерации). Сколько бы времени ни прошло, русские не забудут и не простят растоптанную Русскую весну, изгнанных и убитых в спину Командиров, никто не забыт и ничто не забыто.

https://vk.com/juchkovsky?w=wall151630709_74084





Я устал от двадцатого века,
от его окровавленных рек.
И не надо мне прав человека -
я давно уже не человек.

Я давно уже ангел, наверно,
Потому что, печалью томим,
Не прошу, чтоб меня легковерно
От земли, что так выглядит скверно,
Шестикрылый унес серафим.
kluven

Пахмутова


С сегодняшнего временного отстояния представляется уже почти самоочевидным, что песни и поэтика Александры Пахмутовой, в парадоксальном противопоставлении их красно-романтической внешней окраске -- в содержательном отношении представляют поэтику выхода из большевизма, создания легенды о "добром дедушке ленине" и "человеческих ценностях" (от каковых уже рукой подать до "общечеловеческих").

У Шафаревича в одном из интервью говорится, что русская подсоветская культура была целиком культурой сопротивления: художники, не имевшие возможности говорить языком политическим, как бы сговорились говорить языком гуманизма -- внушать добро.

Именно этом и занималась Пахумтова: "делала добро из зла, потому что больше его сделать было не из чего".
kluven

Ленинградская симфония


... с тех пор появился замечательный документ, который в этот вопрос внес некоторую ясность. Это так называемые "Мемуары Шостаковича", изданные на Западе. Их издал музыковед Соломон Волков, эмигрировавший из СССР. Его версия заключается в том, что это — запись рассказов Шостаковича, потом Волковым отпечатанная, а Шостаковичем просмотренная и визированная. Действительно, на многих страницах текста стоит подпись Шостаковича.

Высказывались и протесты, ставившие под сомнение подлинность некоторых частей или даже всей рукописи. Я не берусь судить, все ли части рукописи аутентичны, но что она целиком не сочинена — в этом я уверен. Потому что это такой силы документ, что можно было бы обсуждать не сочинил ли его, скажем, Достоевский, но что его не мог сочинить Соломон Волков — в этом не может быть сомнения.

И в этих «Мемуарах» Шостакович говорит многократно, что писал он — о творившемся тогда в нашей стране и описывал не зло фашизма, а то зло, которое он видел и ощущал всю жизнь. В частности и про 7-ю симфонию он пишет, что посвятил ее Ленинграду в память террора 34–37 годов, что к началу войны симфония была практически кончена, а тему из 1-ой части он даже опробировал в музыке к какому-то кинофильму. Она была посвящена Ленинграду как «Реквием» Ахматовой.

Игорь Шафаревич, "Шостакович и русское сопротивление коммунизму"