April 23rd, 2017

kluven

клевета на советскую действительность


Из выступления А.И. Гучкова в декабре 1909 г. в Думе:

«Идеалистический, героический период революции, знакомый нам понаслышке, давно отошел в область истории и выродился в период разбойничества и хулиганства. В период расцвета политической экспроприации на Кавказе, например, знали, что когда в лучших ресторанах Тифлиса идут чрезвычайно низменные кутежи, то, значит, произошла крупная политическая экспроприация».
kluven

Г.В. Плеханов

Отношение российского интеллигента к «черной сотне» совершенно неправильно. Это показывает уже само это название «черная сотня». Откуда оно взялось? Оно завещано нам историей. «Люди черных сотен и черных слобод, — говорит Ключевский, — составляли массу торгово-промышленного населения столицы, соответствовавшую позднейшему мещанству». Я спрашиваю, на каком же основании наша демократия стала называть черной сотней те элементы городского населения, которые обнаруживали дикую вражду к свободе? Разве «массе торгово-промышленного населения» естественно ненавидеть свободу? Разве наше освободительное движение есть движение меньшинства в интересах меньшинства? Разве оно по существу своему враждебно интересам «массы торгово-промышленного населения»? Если — да, то при чем же тут демократия? А если — нет; если это неприязненное отношение некоторой части нашего «торгово-промышленного» люда к свободе основано на недоразумении, то очевидно, что демократия, — и особенно социальная демократия, — должна употребить все силы на то, чтобы рассеять это печальное недоразумение: иначе сама наша освободительная борьба до некоторой степени останется, как была отчасти и до сих пор, чем-то вроде междоусобия в среде пролетарских и полупролетарских элементов.

Когда толпа начинает избивать интеллигенцию; когда народ пускается истреблять тех людей, которые готовы всем пожертвовать для его благополучия, то говорят: «это сделала черная сотня», и думают, что этим все сказано. Но мы уже видели, что этим не сказано ничего. Наоборот, тут-то и возникает вопрос, настоятельно требующий немедленного разрешения: почему черная сотня не за вас, а против вас?

Этот вопрос можно разрешить только путем внимательного отношения, во-первых, к экономическим нуждам, а во-вторых — к психологии «черносотенцев». Оставляя в стороне ту сравнительно небольшую часть «торгово-промышленной массы», которая скорее потеряет, чем выиграет, от торжества свободы, мы можем смело утверждать, что экономическое положение пролетарских и полупролетарских элементов черной сотни неоспоримо должно было бы вызывать в них сочувствие к освободительному движению. Почему же нет этого сочувствия?

Да потому и нет, что этим элементам черной сотни наше освободительное движение представляется движением меньшинства в интересах меньшинства.

(Г.В. Плеханов, "Сочинения", т. 15, стр 51-52)
kluven

Мед и полынь

Originally posted by tbv at Мед и полынь

Читал статью о русско-британском соперничестве в Средней Азии, и попутно спотыкался о приятные для моего слуха названия:

«В начале 19 века под российский протекторат переходят Мингрелия, Имеретия и Гурия... в результате успешных походов были подчинены Кокандское, Хивинское и Бухарское ханства...»

М-да. «Я так люблю Германию, что предпочитаю, чтобы их было две».

А зачем мы вообще из этих кусков лепили Грузии и Азербайджаны? Чтобы потом с ними воевать и соперничать?

Насчет второго - имей мы сейчас дело с Бакинским, Дербентским, Ширванским (и еще два десятка) ханствами - не пришлось бы с ними бодаться за каспийские нефтяные маршруты. Конечно, наверняка Илисуйский султанат и Ардебильское ханство бы возвысили голос - но как возвысили бы, так и понизили.

Сильных соседей по границам не хватало? Жизнь медом казалась, надо было добавить горчинки? О этот вечный русский альтруизм.