August 12th, 2017

kluven

Шарлотсвилль


Картинки:
http://rigort.livejournal.com/1817695.html
http://colonelcassad.livejournal.com/3607886.html

Рассуждение о том, что в США наконец завелось американское посольство:
http://colonelcassad.livejournal.com/3608180.html
(Или если не завелось, то вышло так сказать из подполья после 1960-х.)

Сейчас заодно посмотрим, есть ли в США пресловутое евро-американское подполье.
Если памятники Линкольну, Камеруну, Гранту и проч. политикам-федералам начнут немножко взрывать, то и вправду есть, а если нет, то значит только в кино.
kluven

(no subject)

Попавшиеся на глаза жж-рассуждения об ужасности для России севернокорейских ракет и благодетельности американской демократии сослужили филологическую пользу, вызвав к памяти старую добрую басню:

О дети, дети! как опасны ваши лета!
Мышонок, не видавший света,
Попал было в беду, и вот как он об ней
Рассказывал в семье своей:

«Оставя нашу нору
И перебравшися чрез гору,
Границу наших стран, пустился я бежать,
Как молодой мышонок,
Который хочет показать,
Что он уж не ребенок.
Вдруг с розмаху на двух животных набежал:
Какие звери, сам не знал;

Один так смирен, добр, так плавно выступал,
Так миловиден был собою!

Другой нахал, крикун, теперь лишь будто с бою;
Весь в перьях; у него косматый крюком хвост;
Над самым лбом дрожит нарост
Какой-то огненного цвета,
И будто две руки, служащи для полета;
Он ими так махал
И так ужасно горло драл,
Что я, таки не трус, а подавай бог ноги —
Скорее от него с дороги.

Как больно! Без него я, верно, бы в другом
Нашел наставника и друга!

В глазах его была написана услуга;
Как тихо шевелил пушистым он хвостом!
С каким усердием бросал ко мне он взоры,
Смиренны, кроткие, но полные огня!
Шерсть гладкая на нем, почти как у меня;
Головка пестрая, и вдоль спины узоры;
А уши как у нас, и я по ним сужу,
Что у него должна быть симпатия с нами,
Высокородными мышами».

— «А я тебе на то скажу, —
Мышонка мать остановила, —
Что этот доброхот,
Которого тебя наружность так прельстила,
Смиренник этот... Кот!

Под видом кротости он враг наш, злой губитель;
Другой же был Петух, миролюбивый житель.
Не только от него не видим мы вреда
Иль огорченья,
Но сам он пищей нам бывает иногда.
Вперед по виду ты не делай заключенья».