September 7th, 2017

kluven

Пророк Пестель

Originally posted by chatlanin at Пророк Пестель

Все мы слышали о декабристах, но почти ничего знаем о чем они писали из первых рук. Руководитель Южного общества Пестель в "Русской правде" (1823 г.) посвятил целый параграф федеративному устройству государства и предсказал его гибельность для России. Прозорливость полковника "блестяще" подтвердили большевики, создав вместо единой и неделимой России лоскутный СССР с тикающим часовым механизмом, который взорвался через 70 лет, и века не потребовалось.

ГЛАВА ПЕРВАЯ. О ЗЕМЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ГОСУДАРСТВА

§4. Россия есть Государство Единое и Неразделимое.

Государства бывают или Неразделимыя, или федеративныя. Неразделимыми называются те в коих все части или области Государство составляющия, одну общую Верьховную Власть, один образ Правления и одни Законы имеют и признают и в коих ни одна область не имеет права частно для себя издавать Законы и Постановления. Федеративными же называются те Государства, в которых, области их составляющая хотя и признают общую над собою Верьховную Власть и обязываются совокупно действовать во всех Сношениях Внешних, при всем том право свое сохраняют законы делать и Постановления издавать для собственнаго своего внутреннаго Гражданскаго и Политическаго образования и устроивать свое правление по частному своему Усмотрению. Главная Разница посему между Неразделимыми и федеративными Государствами состоит в том что Право издавать Законы, образовать общественныя Учреждения и распоряжать Государственными Делами находится в Неразделимом Государстве в одной только Верьховной Власти а в федеративном Государстве разделяется между общею Верьховною Властью и частными областными Властями. С перваго взгляду может федеративное Устройство Государства показаться удобным и приятным: ибо каждой области возможность дает действовать по своему Усмотрению и своей воле; но при внимательнейшем разсмотрении легко убедиться можно в решительном преимуществе неразделимаго образования Государства над федеративным; особенно применяя оное к России при обширном Ея пространстве и большом количестве различных племен и народов ее населяющих.

Общия невыгоды федеративнаго образования Государства суть между многими прочими следующия четыре:

1) Верховная Власть по существу Дела в федеративном Государстве не Законы дает, но только Советы ибо не может иначе привезти свои Законы в исполнение как посредством областных властей не имея особенных других принудительныхъ средств. Ежели же область не захочет повиноваться, то дабы к повиновенью ее принудить надобно междуусобную Войну завезти; из чего явствует что в самом коренном Устройстве находится уже семя к разрушению.

2) Особые Законы, особый образ правления и особыя от того происходящия Понятия и образ мыслей еще более ослабят связь между разными областями. На Верьховную же власть будут области смотреть как на вещь нудную, и неприятную, и каждое областное Правительство будет разсуждать что оно бы гораздо лутче устроило Государственныя Дела в отношении к своей области без участия Верьховной Власти. Вот новое семя к разрушению.

3) Каждая область составляя в федеративном Государстве так сказать маленькое отдельное Государство слабо к целому привязана будет и даже во время войны может действовать без Усердия к общему составу Государства; особенно естьли лукавый Неприятель будет уметь прельстить ее обещаниями о каких-нибудь особенных для нея выгодах и преимуществах. Частное Благо области хотя и Временное, однакоже все-таки сильнее действовать будет на воображение ея Правительства и Народа нежели общее Благо всего Государства не приносящее может быть в то время очевидной пользы самой области.

4) Слово Государство при таковом образовании будет слово Пустое ибо никто нигде не будет видеть Государства но всякой везде только свою частную область; и потому любовь к отечеству будет ограничиваться Любовью к одной своей области.

Много есть еще других отменно важных причин, но для краткости умалчивается о них: ибо довольно уже и сих четырех для решения предложеннаго вопроса.

Что же в особенности касается до России, то дабы в полной мере удостовериться до какой Степени федеративное образование Государства было бы для нея пагубно, стоить только вспомнить из каких разнородных частей сие огромное Государство составлено. Области его не только различными Учреждениями управляются, не только различными Гражданскими Законами судятся но совсем различные языки говорят совсем различныя веры исповедуют, жители оных различныя произхождения имеют, к различным Державам некогда принадлежали; и потому ежели сию разнородность еще более усилить чрез федеративное образование Государства, то легко предвидеть можно что сии разнородные Области скоро от Коренной России тогда отложатся, и она скоро потеряет тогда не только свое Могущество, Величие и Силу, но даже может быть и бытие свое между большими или Главными Государствами. Она тогда снова испытает все Бедствия и весь неизъяснимый вред нанесенныя Древной России Удельною Системою, которая также ни что иное была как род федеративнаго Устройства Государства; И потому естьли какое-нибудь государство может еще сомневаться во вреде федеративнаго Устройства, то Россия уже никак сего сомнения разделять не может: она горькими опытами и долголетними бедствиями жестоко заплатила за сию ошибку в прежнем Ея Государственном Образовании. А по сему, соединяя все сии Обстоятельства в общее соображение постановляется Коренным Законом Российскаго Государства что всякая мысль о федеративном для него Устройстве отвергается совершенно яко пагубнейший вред и величайшее Зло. Избегать надлежит всего того что посредственно или непосредственно, прямо или косвенно, открыто или потаенно к таковому Устройству Государства везти бы могло.

В Следствие всего здесь сказаннаго объявляется Российское Государство, в пределах выше обозначенных Единым и Неразделимым, отвергающим притом совершенно всякое федеративное образование, устройство и существование Государства.

Южное общество находилось в Киеве, так что члены его не понаслышке знали, что такое украинский сепаратизм и чем он грозит русскому народу. Так что Пестель еще 200 лет назад предсказал теперешние события в Новороссии. А предвосхищая затяжную Кавказскую войну XIX века и коллаборцианизм горцев в веке XX, предлагал очень своебразное недемократическое решение кавказской проблемы. Вы возможно удивитесь, но этот рецепт потом использовал Сталин, депортируя тех же чеченцев в глухие уголки континента Евразия.
Соприкасаясь с местечками, в полной мере Павел Иванович осознавал и масштаб еврейского вопроса и вообще, инородческого, так что в итоге пришел к выводу о благе полного слияния народов в будущем в единый русский (то, что барон Врангель потом ёмко выразил в формулах "С нами тот, кто сердцем русский", "С кем хочешь, но за Россию"). Большевики попытались вместо этого породить мертворожденную химеру денационализированного "советского" народа, без Бога, духа и истории.

ГЛАВА ВТОРАЯ. О ПЛЕМЕНАХ РОССИЮ НАСЕЛЯЮЩИХ.

§1. Разделение Племен Россию населяющих на три главные Разряда.

Общая масса всех Российских обитателей может на три Главные Разряда быть разделена. Первой Разряд состоит из Кореннаго Народа Русскаго. Второй из племен к России присоединенных. Третий из иностранцев в России живущих. Коренной Народ Русской есть племя Славянское. Народы к России присоединенные составляют различные другие племена. Иностранцы в России живущие суть частный лица разных наций. Дабы с ясною положительностью судить можно было о меропринятиях коим должны подлежать все различные оттенки кореннаго Народа русскаго, Все различныя племена в России обретающияся и все Иностранцы в России находящиеся надлежит основное соображение изложить коим Временное Верьховное Правление обязывается в сем отношении руководствоваться.

§ 2. Законы должны быть одинаковы на целом пространстве Государства.
Государство должно в Политическом смысле и отношении Целое составлять и может таковым признано быть только тогда, когда все различныя его части и члены совершенно крепкую и истинно тесную связь между собою имеют. Сия Политическая связь между частями Государства ознаменовывается большею или меньшего одинаковостью в законах и образовании Правления, от оной зависить и от оной силу и значение свое получает; и потому бывает Политическая связь в Государстве совершенна, когда одни и те же законы, один и тот же образ Управления во всех частях Государства существуют и Государство из частей состоит в Политическом смысле однородных и однообразных. В сем случай получает Государственный Состав высшую степень крепости а силы онаго высшую степень Могущества. И потому полезно для блага и величья Государства чтобы во всем онаго пространстве одни и те же Законы, один и тоть же образ Управления существовали и Надлежит только разсмотреть может ли сие единообразие существовать.

Много было прений о сем предмете; но все споры сии могли только от сбивчивости в понятиях произойти и от того что смешивали Законы Политические с Законами Духовными и Естественными и что принимали связь или соотношения между сими тремя родами существующия за совершенное слитие сих родов во Едино.

Законы Духовные могуть разделены быть на Християнские и иноверные. Мы обязаны запрещать все те Действия Иноверных законов, которые противны Духу Законов Християнских; но все что Духу оных не противно хотя и с оными различно, дозволять по усмотрению мы можем.

Закон же Християнский имеет один и тот же Дух во всех своих различных исповеданиях и от Политических Законов только того требует чтобы сии последние его защищали и с Духом его были согласны: Сие же требование должно быть везде удовлетворяемо и никакой нет причины воспрещающей сие исполнять единообразно на целом пространстве Государства. Из чего явствует что различие Духовных Законов может быть сопряжено с одинаковостью Политических Законов и Постановлений.

Законы природы или Законы естественные могут разделены быть на общие и частные. Первые на целом земном шаре действие свое имеют и везде одинаковы. Вторые, хотя от местностей зависят, но однако же на первых основание свое имеют. Первые вызывают однообразность Политических Законов, вторые связь имеют с Политическими Законами в отношении Государственнаго общественнаго Хозяйства и требуют Защиты и Содействия. Для Удовлетворения сим двум требованиям надобно чтобы Политические Законы ни однаго из сих предметов не упускали из виду; В следствие чего разнообразность естественных местностей в Государстве не особеннаго Уложения для каждой местности требует но только число предметов общее Уложение составляющих увеличивает на щет Хозяйственных статей.

Наконец Государственные и Гражданские Законы могут быть в целом пространстве Государства одни и те же потому:

1) Что истинна Политическая, будучи истинною нравcтвенною или отвлеченною везде одна и та же.

2) Что Нравы Народные везде зависят от Веры и Правительства. Законы Веры Християнской везде требуют одинаковых правил нравственности и Правительство одинаковостью Законов Политических с верою согласных будет Вере способствовать сие святое Единообразие в правилах нравственных повсюду везти к общему всех благоденствию.

3) Что Правосудие двусмыслия и двоякаго Толкования не допускает и будучи основано на понятии о наших обязанностях в отношении к Ближним одинаково везде быть должно тем более что сии обязанности Верою определены для всех Людей одинаковыми. И наконец:

4) Потому что самые действительные Наставники Народов суть Законы Государственные: они образуют и так сказать воспитывают народы и по ним нравы, обычаи, Понятия, вид свой и Деятельность свою получают. 71 От них исходят Направление Умов и Волей; и потому утвердительно сказать можно что Политические и Гражданские Законы соделывают Народы таковыми каковыми они суть.

Из сего следует что одинаковые Гражданские Законы на целом пространстве Государства более всего содействовать будут к дарованию всем частям онаго одинаковаго оттенка Нравственности а тем самым и произведут ту совершенно крепкую и истинно тесную политическую связь в Государстве, коея существование столь благодетельно. Из сего явствует что все Спорщики противу одинаковости Законов и образа Управления внимание свое обращали на частные предметы, не входя в соображение ни об общей связи Государственнаго Бытия, ни о Началах и основах из коих частныя сии разнообразности могли произойти. Здесь изложенныя соображения имеют служить руководством для Временнаго Верьховнаго Правления.

§ 3. О Различных оттенках Кореннаго Народа Русскаго.
Племя Славянское, Коренной Народ Русской составляющее имеет пять оттенков:

1) Собственно так называемые Россияне населяющие Губернии Великоросские.

2) Малороссияне, населяющие Черниговскую и Полтавскую Губернии.

3) Украинцы населяющие Харьковскую и Курскую Губернии.

4) Жители Киевcкой, Подoльской и Волынской Губерний называющие себя Русснаками и

5) Белорусцы населяющие Витебскую и Могилевскую Губернии.

Главная разница между первым и последующими оттенками Кореннаго Народа Русскаго состоит в том что Витебская, Могилевская, Черниговская, Полтавская, Киевская, Волынская и Подольская Губернии на особенных Правах ныне состоят и от прочих Великороссийских Губерний образом своего Управления отличаются. Все вообще Устройство Правления в России имеет в частных и общих своих началах сильное получить изменение и когда будет оное в окончательное исполнение приведено, тогда все Губернии будут одинаковыми правами наслаждаться и Правление будет в оных одинаковым образом устроено. Сих Губерний теперешнее положение хотя и различно, но во всех оно будет для улутчения своего новым Положением заменено; а сие предполагаемое новое Положение будет одно и то же для всех Губерний. Коль скоро же сего различия более существовать не будет, то и вовсе никакого в государственном отношении существовать не может, ибо:

1) Язык везде один и тот же: различны одни только наречия, а сии даже и в самых Великороссийских Губерниях не везде одинаковы, да и нету того большаго Народа, коего бы язык не имел различных наречий.

2) Вера одна и таже Православная во всех сих Губерниях как и в Великороссийских, и хотя в некоторых местах Униятство еще исповедуется, но оно ничто иное есть как слабый остаток соблазна флорентийским собором предложенный, Иноземным насилием в нещастныя те времена введенный и ежедневно более и более изкореняющийся
. Что же касается до Католиков, то не между Народом они в сих Губерниях находятся но между потомками некоторых пришельцов прежних времен пользующимися правом свою веру исповедывать подобно всем прочим Иноверцам в России находящимся, и

3) Гражданское Состояние в сих Губерниях совершенно одинаково с таковым в Великороссийских Губерниях ибо те же Сословия с теми же правами существуют.

Сверх того надобно и то еще заметить что вышеназванныя Губернии на особых правах состоящия принадлежали России в старинныя времена и от оной в те злополучныя обстоятельства отторгнуты были когда междоусобия малых Князей Удельных Государство обезсилили и раздорами своими случай дали Иноземцу с Успехом их воевать. Присоединив оныя опять к своему Составу, возвратила себе Россия древнее свое Достояние тем более для нее близкое что Колыбелью Российскаго Государства могут быть почтены в Северной стороне Новгород с окружающими его Губерниями а в Южной стороне Киев с Губерниями Черниговскою, Киевскою, Полтавскою, Подольскою и Волынскою сим древнейшим средоточием Российскаго Государства. Из сего явствует что никакаго истиннаго различия не существует между разрядами Коренной Народ Русский составляющими, и что малыя оттенки замеченныя должны быть слиты в одну общую форму. А по сему и постановляется правилом чтобы всех жителей населяющих Губернии Витебскую, Могилевскую, Черниговскую, Полтавскую, Курскую, Харьковскую, Киевскую, Подольскую и Волынскую истинными Россиянами почитать и от сих последних никакими особыми Названиями не отделять.

...
§11. Народы Кавказские.
Кавказские Народы весьма большое количество отдельных владений, составляют. Они разныя веры исповедуют, на разных языках говорят, многоразличные обычаи и образ Управления имеют и в одной только склонности к буйству и грабительству между собою сходными оказываются. Безпрестанныя междоусобия еще более ожесточают свирепый и хищный их нрав и прекращаются только тогда, когда общая страсть к набегам их на время соединяет для усильнаго на Русских. нападения. Образ их жизни проводимой в ежевременных военных действиях одарил сии Народы примечательною отважностью и отличною предприимчивостью; но самый сей образ жизни есть причиною что сии Народы столь же бедны сколь и мало просвещенны. Земля в которой они обитают издревле известна за край благословленный где все произведения природы с избытком труды человеческие награждать бы могли и который некогда в полном изобилии процветал, Ныне же находится в запустелом состоянии и никому никакой пользы не приносит от того что Народы Полудикие владеют сею прекрасною Страною. Положение сего Края сопредельнаго Персии и Малой Азии могло бы доставить России самые значительнейшие Способы к Установлению деятельнейших и выгоднейших торговых Сношений с Южною Азиею и следовательно к обогащению Государства. Все же сие теряется совершенно от того только что Кавказские Народы суть столь же опасные и безпокойные Соседы сколь ненадежные и безполезные Союзники. Принимая к тому в Соображение что все Опыты доказали уже неоспоримым образом Невозможность склонить сии Народы к Спокойствию средствами Кроткими и Дружелюбными разрешается Временное Верьховное Правление:

1) Решительно покорить все Народы живущие и все Земли лежащия к северу от Границы имеющей быть протянутою между Россиею и Персиею а равно и Турциею; в том числе и Приморскую часть ныне Турции принадлежащую.

2) Разделить все Сии Кавказское Народы на два разряда: Мирные и Буйные. Первых оставить на их жилищах и дать им российское Правление и Устройство а Вторых Силою переселить во внутренность России раздробив их малыми количествами по всем русским Волостям и

3) Завезти в Кавказской Земле Русския селения и сим русским переселенцам роздать все Земли отнятыя у прежних буйных жителей дабы сим способом изгладить на Кавказе даже все признаки прежних (то есть теперешних) его обитателей и обратить сей Край в спокойную и благоустроенную область Русскую
. Все подробности сего меропринятия предоставляются распоряжению Временнаго Верьховнаго Правления.

...
§14. Народ Еврейский.
Евреи обитают преимущественно в Губерниях Белорусских, Малороссийских, Новороссийских и Литовских и преимущественно тем отличаются от Всех прочих народов что неимоверно тесную связь между собою неизменно сохраняют, никогда друг друга не выдают ни в каких случаях и обстоятельствах и всегда готовы ко всему тому что собственно для их общества может быть выгодно или полезно.

Главныя причины поддерживающия и Усиливающия сию тесную между Евреями связь суть следующия:

1) Евреи собственную свою веру имеют, которая их уверяет что они предопределены все прочие Народы покорить и ими обладать; а тем самым она их отделяет от Всех прочих Народов, заставляет их все прочие Народы так сказать презирать и всякое смешение с каким бы то ни было другим Народом совершенно запрещает и невозможным делает.

2) Еврейския Духовныя лицы называемыя Рабинами содержат свой Народ в неимоверной от себя Зависимости: запрещая имянем веры всякое чтение каких бы то ни было книг кроме Талмута и некоторых других собственных своих духовных книг; народ немо[гу]щий просветиться останется всегда под властью предразсудков.

3) Сия Зависимость от Рабинов происходит оттого что по Еврейскому Закону всякое деяние частнаго лица даже самое маловажное от духовнаго распоряжения зависит и сии распоряжения одними рабинами делаются. Еврей даже в яствах не может обойтиться без рабинскаго разрешения.

4) зависимость Евреев от Рабинов идет так далеко что всякое приказание сими данное исполняется свято и безпрекословно: они даже жизнею Евреев располагают по своему произволу: Убитый по их приказанию пропадает без ведома Правительства ибо право им дано не уведомлять об умерших местнаго Начальства.

5) Рабины право имеют отчуждать от Общества Евреев найденных ими заслуживающими сие Наказание. К Отчужденному таким образом никто подойти не смеет и никто не может с ним никаких иметь Сношений до тех пор пока не снимет Рабин с него произнесенное проклятие. Евреи чрезвычайно сего наказания страшатся.

6) тесная между Евреями связь дает им средства большия Суммы накоплять или собирать для общих их потребностей особенно для склонения разных Начальств к лихоимству и ко всякаго рода злоупотреблениям для них Евреев полезным. Сии общественные с Евреев сборы весьма удобным образом делаются по распоряжению Рабинов чрез посредство общественных Резников. Каждый Еврей непременно должен по своему Закону в определенные Дни мясо есть и притом никто не можеть скотину и даже курицу зарезать кроме общественных их резников; при каковом случае и сбор взимается.

7) Они ожидают прибытия Мессия, который должен будет их водворить в их царство и все остальные народы покорить. От сего ожидания укрепляется дружная между ими связь, ненависть их ко всяким иноверцам и Зависимость от Рабинов. Сия связь между Евреями имеет весьма замечательныя действия и последствия из коих о некоторых здесь упомянем.

8) Ожидая Мессия, щитают себя Евреи временными обывателями края где находятся и потому никак не хотят земледелием заниматься, ремесленников даже отчасти презирают и большею частью одною торговлею занимаются. По причине же большаго их числа не может честная торговля всем доставлять достаточное пропитание; и потому нет тех обманов и фальшивых действий, коих бы они себе не позволяли; в чем им Рабины еще более способствуют, говоря что обмануть християнина не есть преступление и основывая на своем Законе право фальшивыя даже давать присяги есть ли только может то быть Еврею полезно.

9) Дружная связь между ими то последствие имеет что коль скоро они в какое нибудь место допущены, то неминуемо сделаются монополистами и Всех прочих вытеснят. Сие ясно видеть можем в тех губерниях где жительство свое они имеют. Вся торговля там в их руках и мало там крестьян, которые бы посредством долгов не в их власти состояли; от чего и раззоряют они ужасным образом край, где жительствуют.


10) Прежнее Правительство даровало им много отличных прав и преимуществ усиливающих зло, которое они делают. В числе главнейших упомянуть можно

- о праве не давать Рекрут,
- о праве не объявлять об умерших,
- о праве иметь общественных Резников,
- о праве воспитывать детей в каких правилах хотят,
- о праве по усмотрению одних Рабинов книги Еврейская печатать,
- о праве судиться между собою по приговорам Рабинов
- и многия другия,

не говоря уже о том что сверх того они всеми теми же правами пользуются как и прочие Народы Християнские.

Принимая все сии обстоятельства в полное Соображение ясным образом усмотреть можно что Евреи составляют в Государстве так сказать свое особенное совсем отдельное Государство и притом ныне в России пользуются большими правами нежели сами Християне. Хотя самих Евреев и нельзя винить ни в том что они сохраняют столь тесную между собою связь, ниже в том что пользуются столь большими правами коих даровало им прежнее Правительство, не менее того не может долее длиться таковой порядок вещей утвердивший неприязненное отношение Евреев к Христниянам и поставивший их в положение противное общественному порядку в Государстве. Для приведения сего порядка Вещей в надлежащее Состояше открываются два Способа. Первый состоит в совершенном изменении сего порядка.

Изменение сие должно относиться до Всех тех предметов, которые в теперешнем их положении и Устройстве вредны и Злоупотребительны. Паче же всего надлежит иметь целью устранение вреднаго для Християн влияния тесной связи Евреями между собою содержимой ими противу Християн направляемой и от всех прочих граждан их совершенно отделяющей. Для сего может Временное Верьховное Правление ученейших рабинов и умнейших Евреев созвать, выслушать их представления и потом меропринятия распорядить дабы вышеизьясненное зло прекращено было и таким порядком заменено который бы соответствовал в полной мере общим Коренным правилам имеющим служить основанием политическому зданию Российскаго Государства. Ежели Россия не выгоняет Евреев, то тем более не должны они ставить себя в неприязненное отношение к Християнам. Российское Правительство хотя и оказывает всякому человеку защиту и Милость но однакоже прежде всего помышлять обязано о том чтобы никто не мог противиться Государственному Порядку, частному и общественному Благоденствию.

Второй Способ зависит от особенных обстоятельств и особеннаго хода Внешних Дел и состоит в содействии Евреям к Учреждению особеннаго отдельнаго Государства, в какой либо части Малой Азии. Для сего нужно назначить Сборный пункт для Еврейскаго Народа и дать несколько войска им в подкрепление. Ежели все русские и Польские Евреи соберутся на одно место то их будет свыше двух миллионов. Таковому числу Людей ищущих отечество не трудно будет преодолеть все Препоны какия Турки могут им Противупоставить и пройдя всю Европейскую Турцию перейти в Азиятскую и там заняв достаточныя места и Земли устроить особенное Еврейское Государство. Но так как сие исполинское предприятие требует особенных обстоятельств и истинно-генияльной предприимчивости то и не может быть оно поставлено в непременную обязанность Временному Верьховному Правлению и здесь упоминается только для того об нем чтобы намеку представить на все то что можно бы было сделать.

...
§16. Все племяна должны слиты быть в один Народ.
Из всего содержания Главы сей явствует что при всех меропринятиях Временнаго Верьховнаго Правления в отношении к различным Народам и племенам Россию населяющим безпрестанно Должно непременную цель иметь в виду чтобы составить из них всех только Один Народ и все различные оттенки в одну общую массу слить так чтобы обитатели целаго пространства Российскаго Государства все были Русские. К сей цели ведут многоразличные Способы, могущие на два рода быть разделены: На средства общия и средства частные. Средства общия состоят главнейше в том чтобы во первых на целом пространстве Российскаго Государства господствовал один только язык российский: Все сношения тем самим чрезвычайным образом облегчатся; Понятия и образ мыслей сделаются однородные; Люди обьясняющиеся на одном и том же языке теснейшую связь между собою возымеют и однообразные составлять будут один и тот же народ. Во Вторых: Так как ныне существующее различие в названиях Народов и Племен, Россию населяющих всегда составлять будет из жителей Российскаго Государства отдельныя друг от друга массы и никогда не допустить столь для блага отечества необходимаго совершеннаго в России Единородства, то чтобы все сии различныя имена были уничтожены и везде в общее Название Русских во едино слиты. В третьих: чтобы одни и те же Законы, один и тот же образ Управления по всем частям России существовали и тем самим в Политическом и Гражданском отношениях вся Россия на целом своем пространстве бы являла вид Единородства, Единообразия и Единомыслия. Опыты всех веков и всех Государств доказали что Народы везде бывают таковыми, каковыми их соделывают правление и Законы под коими они живуть. Вот главныя средства общия. Что же касается до частных, то было о них упомянуто выше сего в отношении к каждому Народу или племени особенно. Соединяя общия средства с частными можно будет с полною уверенностью ожидать что цель будет достигнута и что все различные племена в России обретающиеся к общей пользе совершенно обрусеют и тем содействовать будут к возведению России на высшую степень Благоденствия, Величия и Могущества.


kluven

Путин снова остался в дураках

Originally posted by kot_begemott at Путин снова остался в дураках

По поводу этого: "Беларусь скупила у Украины весь экспортный картофель"

В чём было наказание в виде санкций? - чтобы наказанная страна не смогла продать свой продукт, например, картошку. Тем самым она терпит убытки.
Как это обходится?
Всю свою картошку Беларусь продаёт нам, а сама скупает украинскую. Получается, санкции формально соблюдены.
Ведь нам поставлена белорусская картошка, а не украинская.
На самом деле, страна, на которую наложены санкции, осталась не наказана - ведь её картофель благополучно выкупили.

Тот же самый фокус можно проделать с чем угодно - польскими яблоками, турецкими помидорами...
Путин наказал сам себя - в ситуации свободного мирового рынка. Ему продают собственные продукты, тут же покупают себе санкционные у соседей, а над ним смеются.
kluven

Кельсиев


«Я дошел до того, что не признавал себя принадлежащим к какой-нибудь национальности, что был искренним космополитом.

Не признавая себя русским и все еще отрицая всякую свою солидарность с интересами рода человеческого, я тем не менее с большой охотой вдавался во всякие политические споры.

Быть патриотом казалось мне ниже человеческого достоинства, а стараться сохранить национальный язык, обычаи и веру, сознавая в глубине души, что этот язык, обычаи и вера несравненно ниже и неразвитее хоть бы тех же немецких, – казалось мне до того узким и нечестным, что я не мог относиться к славянам иначе, как с презрением.

Меня привязывала тогда к славянам единственно научная сторона вопроса, – как археолог может крайне интересоваться каменным периодом, нисколько не считая его лучше бронзоваго, а тем более железнаго. Затем, вопли славян против германизации и мадьяризации казались мне несправедливыми: германская и мадьярская национальность все же выработала хоть что нибудь в сравнении с какой-нибудь словацкой, сербской, или даже и самой чешской. Не лучше ли брать готовое? думал я; не лучше ли просто онемечиться, чем на tabula rasа славянства воздвигать новыя постройки, которыя еще, Бог знает, удадутся или не удадутся.

Начались споры, преимущественно с галицкими русскими и с сербами-католиками. Мне больно было, мне противно было соглашаться с ними, что действительно при всех недостаткахъ наших, все же лучше им было бы быть подъ нашей властью, чем подъ властью Вены, Пешта и Цареграда. Мне было досадно чувствовать в себе эту перемену, мне горько было опять становиться русским, но я не мог себя преодолеть.

Чем более я изучал в Вене славянский вопрос, тем более и более замечал, что при всех недостатках и неустройствах нашего государства, в нем есть столько светлых черт и столько великого совершается, столько сил и задатков на будущее, что наконец мне стало за себя страшно.

Какъ? неужели? — думал я — я, достигший до крайних пределов отрицания, я, отвергший даже республику, даже социализм, даже знание, даже мысль, даже способность рода человеческаго выделать из себя что-нибудь путное, от мира от целаго отрешившийся и стыдящийся того, что родился человеком, потому что человек величайшее несовершенство из всех величайших несовершенств — неужели я способен увлечься до патриотизма, до панславизма?!!!Зачем, для чего, по какому праву, мое остывшее сердце опять забилось этой горячей любовью к людямъ? Зачем в мою душу засела охота служить им, жертвовать собой для них? Что общаго между мною и хоть бы этими галичанами, — грубыми, тяжелыми на подъем, прозаическими поповичами? Что меня тянет, что влечет меня к этим торгашам-чехам, к этим забитым судьбою и ошалевшим под вековым гнетом словакам? Почему я, который не пошел бы ни за что на парижския барикады во имя не только республики, но даже фурьеризма, почти готов в настоящую минуту сложить голову за освобождение и объединение славянства? Где ж логика? Где последовательность?

И мне было душно, и я боролся с собою, я старался подавить в себе этот странный прилив любви и родственнаго чувства — и ничего я не мог с собою сделать!... Я был русский, я был горд Россией, во мне родилась неудержимая страсть служить русскому государству, — не идеям, не принципам, не катехизису какому-нибудь, не знамени, на котором написаны какия-нибудь громкия положения о свободе, о равенстве, об общем имуществе, о железных дорогах что-ли — я сделался русским к том смысле, в каком москвичи в XIV и XV веке ни о чем не мечтали кроме создания русскаго государства, и сами, крестя лбы, клали спины под батоги, и шеи под топоры, только бы сопротивлением власти не потрясти к ней доверия, как к олицетворению этого государства. Не узкий национальный эгоизм зародил во мне эту идею, толкал меня на подобное служение, а совершенно ясно и последовательно сознанный факт, что присоединение славянства к России было бы спасением для самих славян и выигрышем для нас; и не только выигрышем для нас, но оно необходимо и неизбежно, потому что таков дух нашей истории со времен Ивана Даниловича Калиты, таково стремление нашего народа во всех его классах и таково действительное и неоспоримое желание самого славянства.»

(Василий Кельсиев, "Пережитое и передуманное : Воспоминания", С.-Петербург, 1868, стр. 7, 11-13, 18-20)
kluven

Враги американцев: люди, русские и пришельцы

Originally posted by olegnemen at Враги американцев: люди, русские и пришельцы

Интересный опрос Вашингтон-пост о врагах в компьютерных играх:
https://www.washingtonpost.com/news/monkey-cage/wp/2016/04/21/do-video-games-change-how-we-think-about-our-enemies-we-investigated/?utm_term=.02f012e916e0
А кто, по-вашему, является наиболее распространенным врагом в компьютерных играх? Кого чаще всего надо убивать? Ответ на этот вопрос был в газете «Вашингтон Пост».

kluven

РФ как пассивный партнер

Originally posted by wg_lj at РФ как пассивный партнер

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1433786710042607&id=100002338740706
ПРОТЕСТ.
"Венгерское правительство выразило решительный протест в связи с новым украинским законом об образовании, который был одобрен Верховной Радой."
Правильно, молодцы !
По венгерски говорящих украинцев минимум 70 проц,
а по русски максимум 0.5 процента.
Или я что то перепутал ?
Если перепутал, тогда вообще непонятно почему Венгрия так возмущена и протестует, а Россия молчит и всем довольна ?


https://lenta.ru/news/2017/09/06/education/
https://lenta.ru/news/2017/09/06/vengria/

kluven

Ростовский суд приговорил к депортации на Украину ополченца ДНР

Originally posted by rigort at Ростовский суд приговорил к депортации на Украину ополченца ДНР


Пишет Владимир Линдерман:

"Ростовский суд приговорил к депортации на Украину бывшего ополченца ДНР (служил в "Оплоте"), гражданина Украины Геннадия Анисимова, 1984 г.р. Суд первой инстанции приговорил к выдворению, Анисимов подал апелляцию, вторая инстанция сегодня, 7 сентября, оставила приговор в силе. Депортация должна произойти, как мне сообщили, со дня на день.

Анисимов побывал в украинском плену, его там жутко пытали. Потом обменяли. Ясно, что ничего хорошего на Украине его не ждет.

Со своей стороны я сделал что мог. Связал защиту Анисимова с Союзом добровольцев Донбасса, который несколько раз в подобных ситуациях приходил на помощь, и c Союзом политэмигрантов и политзаключенных Украины. Хорошо, если бы подключились российские СМИ"

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=961715987304165&id=100003973173640
kluven

Как пережить Российскую Федерацию и даже получить от этого некоторое удовольствие?

Originally posted by vol_majya at Как пережить Российскую Федерацию и даже получить от этого некоторое удовольствие?


https://sputnikipogrom.com/mustread/76860/endure-and-outlive

Егор Погром

Я сижу и негодую от текста Олега Кашина на «Репаблике». В своем тексте Олег Кашин сообщает, что никаких проектов переучреждения государственности РФ нет. Почему меня вдруг задел текст Олега Кашина на «Репаблике»? Ну, во-первых, потому что вся политическая публицистика в России уже давно свелась к анонимной телеграмм-слизи «ФПГ Ерошкина получила в оперативное управление Отрыжочный завод номер 3, что говорит об угрозе Кошкину и поддерживающим его силовикам». Да еще к вечнозеленому жанру «Трамп гадит/На Украине опять Украина». Запилы про великого Путина и писки недобитых заукраинцев за выделения разумных форм жизни позвольте не считать. Поэтому я цепляюсь за любую возможность поговорить о чем-то кроме гнидогадоидов и их новых веселых проказ.

А во-вторых, потому что проект переучреждения РФ есть и называется он «Русское Национальное Государство»:

Мы признаём русский народ государствообразующим народом России, внёсшим основной вклад в основание, развитие и защиту русской государственности. Русский народ является основой русской нации в прошлом, настоящем и в будущем. Мы выступаем за обретение русской нацией контроля над политической системой, национальным капиталом и информационными ресурсами России.

И еще на 10 страниц подробно по каждому пункту бытия, от внешней политики до экономики. Хоть К25 и не взлетел, но Декларация сохраняет актуальность и по сей день, как томящийся дух великого воина, ожидая нового воплощения.

Русское Национальное Государство в любой его версии, от национально-либеральной до православно-монархической, принципиально несовместимо с РФ, многонациональной родиной всех народов сразу, включая тофаларов и африканские племена банту. Причем пункт про родину всех народов сразу специально прописан в преамбуле конституции, на случай, если кто-то вдруг забудет, в чьей стране он живет (в ничьей). Русский национализм имманентно враждебен РФ, поскольку в РФ русский народ бесправен (у других народов есть хотя бы свои национальные республики). Как определить, что вы бесправный русский? Очень просто. Подумайте о том, что может сделать с вами родное советское государство. А теперь подумайте о том, что вы можете сделать ему в ответ. Правильно, максимум — отсудить постфактум компенсацию в Европейском суде по правам человека, каковую компенсацию затем принесут в похоронной свинье-копилке на вашу могилу (и это еще лайт-вариант — хотя бы могила будет, а не «вышел и пропал»).

Ваш голос ничего не значит. Ваши деньги принадлежат силовикам, они у вас временно хранятся. Ваша жизнь не провалилась в ад не потому, что вас защищает закон, а потому, что вы слишком мелкая рыбешка, чтобы вас начинали жрать крупные рыбы. Вы парите над пропастью и в любой момент можете рухнуть: задетый «Гелендваген» чеченца, пьяный ФСБшник, дочка депутата, взбесившийся партнер по бизнесу — любой конфликт будет разруливаться по понятиям, а не по закону. И понятия каждый раз меняются. Вы — мотылек у пылающего адского камина, и если не верите мне, то приходите на свидание к Улюкаеву, он вам подробно расскажет.

И всё это следствие того, что дарованные в 90-е куцые права и свободы не гарантировались ничем. Обычно права и свободы гарантирует нация, берущаяся за вилы и топоры при любом удобном случае. Я не большой поклонник происходящего сейчас в Америке, но там четко видно, как против политики Трампа встал на дыбы гигантский общественно-политический механизм, от уличных банд до бунтующих судей. И другой такой же механизм встал на защиту Трампа, от вооруженных ультраправых «милиционеров» до американских корпоративных групп. А у вас, когда страна начала резко меняться с приходом Владимира Владимировича П., на защиту прав и свобод не встал никто, потому что этого национального механизма в РФ не предусмотрено изначально. Раз РФ родина всех народов сразу, то пусть права и свободы племена банту с тофаларами и защищают, верно? Верно. Но племена банту довольно далеко, защищать права и свободы всех народов сразу они не приехали. В итоге спустя 17 лет Путина вам остается разве что читать про столкновения в Шарлотсвилле и Сенате, завистливо вздыхая.

Collapse )
kluven

Игра Престолов

Originally posted by tor85 at Игра Престолов

Комиссия по гостайне в 2014г засекретила ещё на 30 лет архивы органов с документами за 1917-1991гг.

В марте 2014 года комиссия по гостайне продлила срок засекречивания документов из архивов советских органов госбезопасности за 1917-1991 гг. ещё на 30 лет, сообщает РИА Новости.

1 сентября 2016 года Верховный суд РФ отказал группе исследователей в предоставлении архивной информации об осужденных и впоследствии не реабилитированных сотрудниках НКВД.

Как сообщил РИА Новости источник в Верховном суде, иск, поданный исследователями, не был принят к производству, «так как суд не усмотрел нарушений прав и свобод заявителей оспариваемым положением»
. (с) Источник

А ларчик просто открывался: нынешняя власть в Кремле растёт прямо из симбиоза партийной верхушки ВКП(б)/КПСС и их силового обеспечения ЧК/ГПУ/НКВД/КГБ/ФСБ. В рамках этого генезиса замена "сталинского  палача"  Берии на реформатора Хрущёва, или Горбачёва на Ельцина, или Ельцина на Путина - не более чем дворцовый переворот по сути ничем не отличающийся от замены Ягоды на Ежова, а потом Ежова на Берию. Таблички на дверях меняются, один внутренний клан обходит на повороте другой клан - но суть режима остается неизменной: суверен, никак не ограниченный законом, никак не подотчётный перед гражданами России, обладающий монополией власти на ничем не ограниченнное насилие, стирающий в лагерную пыль, в разможённые черепа всех недовольных и потенциально способных к сопротивлению, по факту владеющий и распоряжающийся всем национальным достоянием России.

Сумма кланов, как список "благородных домов" в Игре Престолов, поменялась очень мало. С конца 80-х/начала 90-х идёт процесс по формальному переписыванию соственности с государственного счёта на частные. При этом задействована операция прекрытия, чтобы путём дробления, многократного обмена и ввода ложных отвлекающих замаскировать  маршруты присвоения национальной  собственности. Выжидается время, когда де за давностью лет и запутанностью вопроса можно объявить новую точку отсчёта, обнулив ответственность за предыдущий разбой, и, тем самым -  окончательно легализовать владельцев. До этого момента архивы старые/новые прихватизаторы открывать не будут. Ибо масштаб разбоя и кровавое месиво, его сопровождавшего, а главное - ДИНАСТИЧЕСКАЯ ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ палачей и нынешних "князей миирого сего" угрожает легализации собственности и утраты властного положения через люстрацию.

Кстати, именно поэтому русский национализм в РФ де-факто вне закона. Потому что русское национальное большинство совпадает и с историческим наследником жертвы разбоя, и с гражданским большинством в России, и с альтернативным бенефициаром, претендующим на конфискацию награбленного.

kluven

Почему не возникло Новороссии

Originally posted by amfora at Почему не возникло Новороссии
Многим ответ на поставленный вопрос может показаться простым и очевидным: приехал Буркхальтер и Путин тут же сдал назад, отказался от признания ЛДНР и как следствие от всей Новороссии.

Однако в действительности все было несколько сложнее.

Отказ от Новороссии случился не в один момент и что самое важное - начало этому отказу было положено задолго до встречи с Буркхальтером.

Чтобы понять это, нужно сопоставить процесс возвращения Крыма с процессом возникновения ЛДНР и проследить за хронологией событий.

Collapse )

Планов создания Новороссии в Кремле не было с самого начала.

Идеи наверное высказывались и обсуждались, особенно когда движение за независимость на юго-востоке Украины начало приобретать очертания и были провозглашены ЛНР и ДНР, когда Новороссия зазвучала в эфире, когда про нее начал говорить Царев (если кто помнит такого - один из украинских политиков, бывший даже кандидатом в президенты). Однако дальше обсуждений, разговоров и упоминаний дело не пошло. И планов создания Новороссии в Кремле так и не было принято.

Поэтому и не возникло Новороссии - не было принято соответствующего плана с самого начала.

Когда в Кремль приехал Буркхальтер, никаких планов по созданию Новороссии там не было. И по ЛДНР скорее всего тоже. Все, что было на тот момент - это развернувшееся на юго-востоке Украины движение за независимость, возникшее главным образом как народная самодеятельность по итогам возвращения Крыма в состав России, а также от слов Путина о самом большом разделенном народе, народной воле и самой демократичной процедуре.

В Кремле с самого начала не собирались создавать никакой Новороссии, а по поводу движения Донбасса за независимость то ли находились в сомнениях, что с этим делать, то ли недооценили масштаб, то ли заранее решили разменять ЛДНР на признание Крыма.

Конечно, визит Буркхальтера оказал существенное влияние на события. Не случись этого визита, возможно Кремль играл бы по-другому. Может быть Путин не стал бы просить отмены референдума, может быть даже ЛДНР в конце-концов оказались признаны.

Однако Новороссию в составе 5-6 областей в Кремле создавать не собирались.

Но как же тогда быть со Стрелковым?

Ведь он появился из России, вернулся в Россию, именно он активно продвигал идею создания Новороссии и воевал за нее с оружием в руках.

Вот только кто вам сказал, что Стрелкова отправляли из Кремля?

Неужели Стрелков и 50 бойцов, которые пришли с ним в Славянск - это все, что Кремль мог отправить на юго-восток Украины, чтобы создать Новороссию в составе 5-6 областей с общим населением больше 15 миллионов?

Почему Стрелков и его группа заняли именно Славянск?
Разве можно было из Славянска создать Новороссию в составе 5-6 областей?

Если бы в Кремле существовал план создания Новороссии, то на юго-восток отправился бы не один Стрелков с неполной ротой бойцов, а пять-шесть "стрелковых" с батальоном у каждого, они бы заняли не только маленький Славянск, но и Донецк, Луганск, Харьков, Запорожье, Николаев и обязательно Одессу, потому что Новороссия без Одессы для Кремля не имела практического смысла - именно Одесская область является ключевой для пути в Крым и Приднестровье.

Однако Стрелков пришел с группой, которой не хватило даже для контроля Донецка, а только для маленького Славянска. Кто и для чего его прислал - вопрос очень интересный, но уже несколько отдельный. И это в любом случае было сделано не для создания Новороссии в составе 5-6 областей с 15-миллионным населением.

Кремль не был и не мог быть заинтересован в создании Новороссии, потому что так же, как за Крымом потянулся Донбасс, за созданием Новороссии потянулось бы многое другое.

За Новороссией маячила Новая Россия, большая и независимая, отдельная от Запада.

За Новороссией маячило большое воссоединение России и завершение всей прозападной политики.

Но не для того обитатели Кремля так долго и старательно строили прозападную экономику, интегрировали Россию в западную систему, не для того ликвидировали СССР, чтобы отказываться от всего, что нажито "непосильной греблей на галере".

В Кремле безо всякого Буркхальтера понимали, что Новая Россия, отдельная от Запада, которая возникнет вслед за Новороссией, будет означать не только потерю всего "нагребленного", но и самих источников "гребли". Просто Буркхальтер лишний раз напомнил об этом и поспособствовал скорейшему отказу не только от Новороссии, которая на тот момент была абстракцией, но и от ЛДНР, ставших уже конкретикой.

Кремль с самого начала не планировал создавать Новороссию, а в дальнейшем, когда идея Новороссии стала приобретать очертания, она оказалась для обитателей Кремля слишком опасна, чтобы поддерживать данный проект. Можно даже сказать смертельно опасна.

Кремлю не нужна была никакая Новороссия, потому что за ней маячила Новая Россия - большая и отдельная от Запада, а значит отдельная и от тех обитателей Кремля, которые много лет назад сделали ставку на Запад и отказываться от связей с Западом были и остаются совершенно не готовы. Ни они сами, ни их друзья, ни те, на ком держится вся их власть.

Новороссии не возникло, потому что при нынешнем состоянии России и российской власти ее просто не могло возникнуть.

kluven

Румыния, Карл! Румыния!!!

Originally posted by tor85 at Румыния, Карл! Румыния!!!

"Министерство иностранных дел Румынии обеспокоено принятым 5 сентября Верховной Радой Украины законом об образовании, в частности, статьей 7, которая касается обучения на языке национальных меньшинств".

В румынском МИД напомнили, что согласно Конвенции по защите нацменьшинств, государство должно признавать право представителя нацменьшинств на обучение на родном языке.
(с) УНИАН

Румын на Украине - 150 тыс.

А вот "этнических" русских по переписи 2001г. - 8,5 млн., а с учетом "смешанных браков" - вообще 50% от населения Украины.
Более 34% жителей Украины называют русский своим родным языком.
Активно используют русский язык дома - более 60%.
Свободно выбирают русский в качестве языка анкетирования - более 80%.

Но МИД РФ молчит - его это не касается.
Румыния и Венгрия возмущены - а Кремль нет.

А почему?
Потому что Венгрия и Румыния - национальные государства. И поэтому  за венгров и румын есть кому сказать слово в защиту.
А за русских - некому. Потому, что у русских нет своего государства.
Россия ведь - для всех.
А кто считает, что "Россия для русских" - те, по словам Путина, "придурки и провокаторы".



Россия не для русских...
Россия не для русских...
Россия не для русских...

Из "Гамлета" Шекспира:

О подлец!
О низость, низость с низкою улыбкой!
Где грифель мой? Я это запишу,
Что можно улыбаться, улыбаться
И быть мерзавцем. Если не везде,
То, достоверно, в Дании.


kluven

Левин, "Себя-ненависть среди евреев", ч. 1

Приводимая статья еврейского психолога и социолога Курта Левина “Себя-неневисть среди евреев” (“Self-Hatred Among Jews”) впервые опубликована в 1941 г. (журнал “Contemporary Jewish Record”, June 1941, стр. 219-232; перепечатана в сборнике Kurt Lewin, “Resolving Social Conflicts. Selected Papers on Group Dynamics”, NY, 1948, стр. 186-200).

Для русского читателя статья представит интерес, в первую очередь, анализом не собственно еврейских проблем, а тем, что ее методологический аппарат непосредственно приложим и к русскому обществу. Эта приложимость становится особенно очевидной, если учесть:

  • Что положение русского народа в рамках романогерманской цивилизационной системы структурно сходно, с социально-психологической точки зрения, с положением еврейского народа по отношению к окружающему европейскому большинству, т.е. с положением меньшинства, фундаментальные ценности и культурная традиция которого низко котируются и отрицательно (или враждебно) воспринимаются в системе координат культуры и ценностей господствующего большинства.

    При этом национально-угнетаемое меньшинство находится под культурно-ценностным доминированием неприязненного и высокомерного большинства.
  • Что шедшее в петербургский, советский и послесоветский период массированное инокультурное и иноценностное проникновение в русскую среду, ведущее к подавлению, разрушению и обесцениванию туземной культурной традиции, представляет процесс, во многом аналогичный разрушению еврейского гетто[1] и последовавшей денационализации и полу-ассимиляции значительной части бывших еврейских масс.

Анализу некоторых особенностей такого процесса и посвящена статья Левина.

Читатель без труда продумает соответствия и подобия между отношениями

“евреи” “нееврейское большинство”
и
“русские” “романогерманский мир”

а также аналогию между обитателями “еврейской периферии” и “русской интеллигенцией”. Это даст возможность составить лучшее представление о психодинамике и внутренней мотивации активистов российского Освободительного (“либерального” и т.п.) движения[2].

Мы предварим текст статьи несколькими отрывками-эпиграфами, которые иллюстрируют анализируемое Левиным явление этнической себя-ненависти или отвержения собственной этнической идентичности. Первый отрывок взят нами из типичной книги по еврейской психоистории и изображает процессы, подобные переживаемым русским обществом с конца XVII века по сегодняшний день.

«По мере того как соприкосновение между евреями и неевреями расширялось, процесс социального сопоставления приобретал все больший размах. Евреи восхищались и притягивались нееврейским образом жизни и потихоньку (а иногда и не потихоньку) начали подражать ему в надежде обрести вход в господствующую культуру. Они утратили интерес к удовлетворению своих амбиций внутри еврейского мира и обратили взоры к более широкой арене. Ясно чувствовалось, что для достижения успеха необходимо стать похожими на неевреев, а равенство может быть достигнуто лишь когда еврей будет неотличим от нееврея.»

«Венские евреи резко разнились в отношении к своему еврейству. На одном конце спектра наблюдалось явление Selbsthass, еврейской себя-ненависти, иногда определяемой как “неистовое стремление избавиться от ноши собственного еврейства не только отречением от иудаизма, но и поношением его”. Такие евреи, а их было много, деятельно и любым возможным способом отвергали собственную этническую идентичность и пытались бежать от ее факта. Часто они были настроены резко антисемитски, принижая все еврейское, при этом до мельчайшего подобия усваивая [internalizing] ценности и образ жизни окружающего [этнического] большинства. Оказавшись в ловушке нежелательного этнического статуса и отчаянно стремясь влиться в большинство, себя-ненавидящие евреи обратили фрустрацию и враждебность вовнутрь – против себя и своей этничности.»

«Окружавший Фрейда мир был полон такими индивидуумами. Взять, к примеру, знаменитого дирижера Германа Леви, который, будучи сыном равинна, с удовольствием пересказывал оскорбительные антисемитские анекдоты и покорялся непрестанному расовому издевательству, лишь бы сидеть у ног ярого антисемита Рихарда Вагнера; или писателя Отто Вайнингера, доказывавшему в книге Geschlect und Charakter превосходство мужчины над женщиной, а арийца – над евреем, при этом с такой остротой переживая собственные женственность и еврейство, что он разрешил обе проблемы путем самоубийства. Но обыкновенно еврейское самоотрицание принимало форму тонкой и часто безсознательной реакции, “чувства стыда и отталкивания, которое охватывало еврея при виде чего-либо еврейского (точнее, казавшегося ему еврейским) в общественных местах, в деловых отношениях, политических спорах, в печати”.»

«Тенденция отвергать и отрицать собственное еврейство не ограничивалась сферой личности. Она стала формирующей силой <...> различных социальных движений.»

«Отношение Фрейда, как и многих евреев его времени, к факту своего еврейства было двойственным. Оно заключало две одновременно существующие и резко противоречивые тенденции, ни одна из которых не преобладала решительно. Одна часть личности Фрейда притягивала его к еврейству. Коренясь в положительном опыте раннего детства, связанном с этничностью, эта часть “Я” помогала, даже воодушевляла Фрейда ценить свое еврейство и обретать в нем гордость и силу. Однако другая часть, формируемая под влиянием отрицательного и болезненного опыта, связанного с еврейским происхождением, отталкивала Фрейда от его этничности и вызывала в нем беcсознательное отторжение своего еврейского прошлого. Для этой стороны “Я” факт еврейской этничности являлся лишь источником стыда и непрестанных препятствий на пути к огромным ожиданиям. Как мы увидим, обе тенденции жили бок о бок в психике Фрейда. Они находились в непрерывном конфликте, часто рождая противоречивые мысли, чувства и поведение по отношению к собственному еврейству. <...> [появившиеся у Фрейда в юношестве антиеврейские] чувства, которые ему пришлось загнать вглубь и стараться подавить, т.к. они резко противоречили внутренним импульсам, наставлявшим его “почитать отца своего”, со временем окрасили самые различные стороны его еврейского самовосприятия. Сливаясь, они образовали ядро еврейской негативности <...> а во взрослом возрасте те же тенденции, продолжась с некоторыми видоизменениями в их выражении (и соединяясь с позднейшим опытом, в особенности связанным с антисемитизмом), составили содержание еврейской самоидентичности Фрейда.»

«Его жизнь великолепно персонифицирует две стороны постэмансипационного еврейского бытия, которые Ханна Арендт назвала “выскочка” и “пария”. Фрейд-“выскочка”, подобно другим евреям среднего класса своего времени, проявлял ранний интерес к либеральной политике, сильное притяжение к немецкой культуре и резкое презрение к восточноевропейскому еврейству. Политику Фрейд оставил очень рано, начав медицинскую карьеру <...> От идентификации с немецкой культурой он отрекся с большими колебаниями и только к закату жизни <...> Презрения к восточному еврейству он никогда не утратил, и оно выразилось ярче всего в злобно-едких нападках на религию и обрядность. <...> С особенной силой негодование и злоба по отношению к парохиальным евреям проявлялись у Фрейда в молодости <...> Интенсивность этих чувств довольно явственно проступает, например, в письме 1872 г., в котором Фрейд описывает ортодоксальных евреев, ехавших тем же поездом, что и он, из Фрайбурга (города, где Фрейд провел ранние годы детства) в Вену.»

«В этот несчастливый день я оказался в компании препочтенно старого еврея с его соответственно старой женой, меланхоличной вяло-томной дражайшей дочерью и щекастым молодым “подающим надежды” сынком. Их спутники были еще более неудобоваримы. Случайное замечание, которое я сделал, красный от ярости, не могло скрасить мою скуку... Этот еврей начал разговаривать так, как я уже слышал тысячи раз, еще во Фрайбурге. Само его лицо казалось знакомым – он был типичным. Таким же был и мальчик, с которым он обсуждал религию. Этот был пошит из материала, из которого, когда наступает время, судьба делает мошенников: хитрый, лживый, поддерживаемый обожающими родственниками в мнении о своей огромной талантливости, но беспринципный и бесхарактерный.... По ходу разговора я узнал, что Мадам Еврейка и семья свалились из Месеритша [город в Моравии]: подходящая навозная куча для этого рода сорняков.»

«Такое отношение не было необычным среди венских ассимилированных евреев[3], которые кляли “отсталых” и “немытых” галицийских переселенцев за рост антисемитизма. Для многих эти пришлецы были неуютным напоминанием собственного прошлого и удобной мишенью для фрустрации.»

«Невыносимое психологическое положение привело многих к себя-ненависти, т.е. к отрицанию и отвержению собственной идентичности как евреев, обесцениванию всего еврейского и ненависти к нему. Часто этот процесс завершался принятием христианства. Те, кто были слишком горды и непокорны, чтобы принять такой самоотвергающий путь, и в их числе Фрейд, справлялись со своими отрицательными чувствами по отношению к иудаизму, перенацеливая их на что-либо. В случае Фрейда, например, они оказались спроецированными на еврейский обряд, ортодоксальное еврейство, христианство и религию вообще – все, что особенно напоминало ему о непросвещенном и ограничивающем прошлом.»

«Воцарившийся в гетто хаос вторгся одновременно внутрь психики ассимилирующегося еврея, разламывая предыдущие основы самопонимания и идентичности. Внутренние последствия этого хаоса были ошеломляющи. Одним из главных симптомов была фрагментация образа мысли людей. Рассудок – чем далее, тем больше – действовал вне связи с эмоциональной сферой и интуицией, целостность еврейского “Я” разрушилась <...>»

«Введенный Фрейдом термин идентичность описывает определенный уровень развития эго во взрослеющем индивидууме.[4] Обыкновенно идентичность подразумевает существование устойчивого внутреннего чувства того, кем является человек, и формируется в ходе успешной интеграции пережитого личностью опыта в согласованный и в основном положительный образ себя.»

«Этническая идентичность, в свою очередь, есть та часть личной идентичности, которая охватывает образ себя как члена национальной группы, в данном случае – еврея.»

«Говоря о еврейской идентичности, мы подразумеваем субъективный опыт индивидуума в отношении его собственного еврейства, т.е. то, что индивидуум о своем еврействе чувствует, как сознательно, так и подсознательно, как оно воспринимается им и как индивидуум реагирует на него. <...> Поскольку этническая идентичность является частью более широкого психологического целого, неудивительно, что трудности в ее формировании отражаются на формировании личной идентичности. Исследования показывают, что евреи с положительной этнической идентичностью обыкновенно более здоровы психически и более хорошо адаптированы [социально и психологически], чем те, которые испытывают противоречивые чувства по отношению к собственному еврейству.»

«Хотя формирование этнической (и личной) идентичности обычно завершается уже после юношеского возраста, переживание опыта, который слагает ее, начинается очень рано. <...> Еврейские дети развиваются психологически в основном так же, как все другие, однако некоторые задачи развития для них более сложны из-за их принадлежности к статусу меньшинства. Формирование положительной этнической (и, таким образом, личной) идентичности – одна из таких задач. Еврейские дети и дети иных меньшинств будут с большей вероятностью, во-первых, испытывать неприятный опыт, связанный с их этничностью, а во-вторых впитывать и усваивать (интернализовать) отрицательные представления общества о них и их группе. По мере того как эти отрицательные впечатления и переживания накапливаются, становится все труднее интегрировать их в целостное и положительное чувство себя. Вместо этого отрицательные себя-образы либо активно отвергаются и не признаются и таким образом воспринимаются как “не Я”, либо сохраняются как часть себя, но неинтегрированная часть, и потому оказываются источником сильных двойственных чувств о себе. <...> обе альтернативы драматически проявлялись среди евреев <...> в виде себя-ненависти и еврейской двойственности. Внутренние конфликты такого рода в конце концов прорываются в открытой форме поведения. В случае отрицательной идентификации наблюдается тенденция избегать членства в группе, отвергать его, одновременно усваивая отношение и взгляды большинства (включая предрассудки и стереотипы по отношению к евреям и иудаизму). <...> Это же возможно и при двойственной идентификации, но тут добавляются положительные чувства по отношению к тому, чтобы быть евреем, что приводит либо к колебаниям от любви к ненависти, либо к одновременному проявлению противоречивых отношений и поведений. Так, Фрейд с бешенством отвергал еврейскую обрядность и ортодоксальных евреев, и в то же время ассоциировал себя [во второй половине жизни] почти исключительно с евреями <...> Примирения такого рода в лучшем случае сомнительны и неустойчивы и как правило распадаются (или, по меньшей мере, становятся хрупкими) при всяком эмоциональном потрясении или эмоциональной подвижке. <...> Конфликты, возникшие в ядре самоидентификации в раннем возрасте и продолжающие питать базовые чувства еврейской негативности или двузначности, с трудом поддаются разрешению...»

«Для [евреев] “еврейский вопрос” означал критическую переоценку и <...> радикальное преобразование себя. Еврей надеялся, что как только он вырвет из себя последний остаток и признак прошлого, выражающий его отличие [от gentiles, гоев], он будет наконец впущен в землю обетованную. Конфликты такого рода были типичны и определяли существование эмансипированных евреев. Они оставили еврейскую психику глубоко расколотой на две враждующие части и резко конфликтующей по отношению к тому, чтобы быть евреем. Одна часть томилась по свободе и избавлению от полного невзгод прошлого. Многие евреи стыдились своего наследия, чувствовали себя ограниченными им и стремились оставить его позади. Религия и образ жизни гетто были [в их глазах] анахронизмами, для которых не было места в рациональном мире, лишь дающими неевреям [гоям, gentiles] еще один предлог для отказа евреям в правах полного гражданства. Противоположный внутренний импульс, однако, отшатывался от таких чувств. У евреев, в конце концов, имелись веские основания, чтобы ощущать подозрение и даже презрение к миру современности. Он не оказался панацеей, которой представлялся поначалу. Многое в нем предстало варварским и регрессивным и совершенно явно не было улучшением по сравнению с жизнью в гетто. И важнее всего, он обманул евреев, дав им поверить в возможность равенства и никогда не выполнив эту выведшую их из гетто надежду: не выполнив обещание, что преобразование себя будет вознаграждено социальным приятием. Евреи с тщанием разрушили все, что в них было от гетто – только чтобы столкнуться после этого с отказом в равноправном допуске в окружающую культуру. В виде реакции, часто движимые исключительно гневом и яростью и в знак демонстративно-вызывающего поведения, они ухватывались за обломки прошлого, за самую хрупкую связь с традицией, отказываясь полностью повернуться спиной к своему еврейству. Такая двойственность и производимое ею чрезвычайное напряжение были неотъемлемой частью еврейской ассимилированной жизни.»

(J.V. Diller, “Freud’s Jewish Identity”, Assoc. Univ. Press, 1991 // серия “Sara F. Yoseloff memorial publications in Judaism and Jewish Affairs”, стр. 20, 25, 31-2, 35, 40-1, 46-9, 77, 90-1)

Вл. Медем: Вы, Лев Давыдович, вероятно, считаете себя русским или евреем?
Троцкий: Нет, я социал-демократ, и только социал-демократ.

«Нужно отдать им должное: евреи, по сравнению с другими нациями, дают наибольший процент представителей интернационализма” [по терминологии рубежа 1980-90-х гг. – общечеловечности] // Ленин, “Lecture on the 1905 revolution”, обр. перевод с англ.

«Я спросил его [Виктора Адлера], что он думает об антисемитизме, и со своим обычным юмором этот пражский еврей ответил: “Мой друг, от евреев никуда не денешься, лишь бы их было не слишком много”.» // Камиль Гуйсманс

«Есть два рода людей, которых я не переношу – журналисты и евреи. К сожалению, я принадлежу к обоим.» // Ф. Лассаль

«Я не люблю евреев вовсе, я к ним всем испытываю отвращение. Они в моих глазах – выродившиеся отпрыски великой, но давно ушедшей эпохи. За века рабства этот народ усвоил свойства рабов, и потому я так враждебен к нему.» // Ф. Лассаль

«У нас народа лишь десятая часть, а все остальное – тупая и бессмысленная чернь.” // В. Новодворская

«До тех пор, пока в России не будут стоять памятники... немецким, итальянским... румынским солдатам, погибшим здесь во время войны, и у них не будут лежать цветы, мы не излечимся как нация.» // Ю. Афанасьев

«И вот в то время, когда немецкий бред достигает своего апогея, когда по Германии уже прокатилась “хрустальная ночь”, рядышком, в тихой и сытой Швейцарии появились первые ростки русского бреда [размышлений о русской идее Ив. Ильина]» // либерально-обновленческий игумен Ин. Павлов[5]

«Дело не в России, на нее господа хорошие, мне наплевать» // Ленин

«Россию сегодня настигло великое историческое возмездие. За гонор на пустом месте, за глупость, за фанатизм, за все. Марксизм недаром вопреки надеждам самого Маркса пророс именно в России. Народ, попавшийся на эту удочку, не вызывает ни доверия, ни уважения.»

(пародист Александр Иванов, характерный представитель сословия, в котором главным образом и “пророс марксизм” – в интервью эмигрантской газете этнической группы, которая прежде всего и “попалась на удочку” марксизма, при том, что одной из ключевых целей своего учения ярый антисемит Карл Маркс (урожд. Мордехай-Маркус) ставил ликвидацию еврейской этничности, евреев как этноса)

«В свое время из японцев и немцев имперские замашки выбили силой. Ах, как это пошло на пользу обеим нациям. Нам не посчастливилось. Нас никто не захватил.»

(А. Кацура, на половину полосы в “НГ”)

«Русский народ заслуживает своей участи, ибо он отрекся от Бога, убил царскую семью и предал свою историю.»

(член политбюро и секретарь ЦК КПСС по идеологии А. Яковлев, организатор в предперестроеченое время кампании по борьбе с русским национализмом, добившийся напр. увольнения председателя агентства печати “Новости” за одно лишь то, что тот допустил напечатание в одном из журналов фотографий русских церквей; ныне Яковлев медитирует на темы общечеловеческих ценностей буддизма.)

«Если этот народ не ограбить, он не будет как следует работать.»

(из заседания правительства Российской Федерации)

«Даже по телевидению русским уже открыто говорят: “Вас не должно быть”. Вот Новодворская говорит: “Не должно быть этой страны!” А ведь она озвучивает черные мысли всех гайдаров, вместе взятых. То, о чем они еще не осмеливаются говорить...» // Вл. Максимов

«Наш нынешний заокеанский “партнер” на этом не успокоится. Ему мало мира или перемирия, ему требуется капитуляция – полная и безоговорочная. Для него сама мысль о существовании России как единого цивилизованного целого невыносима. Поэтому все усилия американской политической машины направлены сегодня на <...> аннигиляцию нашей страны. <...> Но почему с такой охотой иные мои земляки подыгрывают им в этой их гибельной для нас всех работе, убей бог, не пойму. <...> Какая корысть, каков расчет, какие комплексы заставляют заморского Бориса Парамонова и отечественного Виктора Ерофеева, вполне, казалось бы, психически нормальных людей, страстно доказывать своей многомиллионной аудитории, что у России никогда не было ни истории, ни культуры, а была <...> “историческая клякса, нонсенс, несданный урок”?» // Вл. Максимов

«Меня всегда интересовала русофобия как чувство живущих в России людей. Русофобия, например, Гитлера, – это совершенно другая история. А тут люди, которые говорят “у нас в России”, “мы, русские”, выступают от имени России, и в то же время видно их фундаментальное неприятие России.» // И. Шафаревич

Более трети российской молодежи предпочли бы родиться не в России.

(по данным современных опросов)

«Россия потерпела поражение этническое: плевать, если бы политическое или военное, как Германия или Япония, а именно этническое... Молодые люди у меня на лестнице живут, мечтают стать греками или турками... Так что кончайте вашу перестройку, все равно вами будут править ничтожества.» // Л. Гумилев

«С 1930-х годов исследователи [в США] проводили эксперименты, в которых детям показывали белые и черные куклы и спрашивали: “какая из кукол – хорошая?” и “какая кукла выглядит плохой?”. Белые дети дошкольного и младшего школьного возраста обычно выбирали белые куклы как выглядящие хорошими, а черные – плохими. Хотя с несколько меньшей частотой, но тот же выбор делали и негритянские дети. Поскольку процедура требует от ребенка приписать кукле положительные или отрицательные черты, то результаты исследований показывают, что одинаково и белые и негритянские дети стереотипизируют черных как нехороших (хотя белые следуют этому стереотипу в большей степени). Общее заключение многочисленных экспериментов с куклами состоит в том, что белые отвергают и отрицательно оценивают негров, а черные отвергают и отрицательно оценивают себя. Это заключение основывается не только на вопросах о том, какая кукла выглядит хорошей, но и с какой куклой дети хотели бы играть или какая кукла выглядит как они сами [негритянские дети с высокой частотой самоидентифицируют себя с белыми куклами]. В наблюдении над большой группой детей [1976] установлено, что среди детей с высокими расовыми классификационными способностями 67% негров и 89% белых предпочитали белого товарища по играм, среди детей с низкими классификационными способностями такой же выбор сделали 59% негров и 75% белых. Близость показателей для детей с высокими и низкими классификационными способностями указывает, что расовое предпочтение не зависит от классификационных способностей. Эти результаты также указывают, что белые этноцентричны, а негры предпочитают белых неграм.» // ed. A. Miller, “In the Eye of the Beholder: Contemporary Issues in Stereotyping”, NY, 1982, стр. 108-110

«Им так часто приходилось слышать, что они ленивы, невежественны, грязны, склонны к предрассудкам, что они могли полуповерить обвинениям, а поскольку эти черты презираются в нашей западной культуре – которую, конечно, негры разделяют – то некоторая степень внутригрупповой себя-ненависти представляется почти неизбежной.» // Gordon Allport, “The Nature of Prejudice”, NY, 1958, стр. 147

«“A Russian feels inferior to anyone but an Arab or another Russian.”
Russian giggles proved Osborne's point».

(Martin Cruz Smith, “Парк Горького”)

СЕБЯ-НЕНАВИСТЬ СРЕДИ ЕВРЕЕВ

Что среди евреев распространена ненависть к себе – в это нееврей может поверить с трудом, но это хорошо известно самим евреям. Явление это наблюдается беспрерывно со времени эмансипации евреев. Профессор Лессинг в книге Der Jüdische Selbsthass (“Еврейская себя-ненависть”) рассматривает его на примере немецкого еврейства[6]. Такие произведения как книга Людвига Льюисона (Ludwig Lewisohn, “Island Within”, 1928), рисующая нью-йоркских евреев около 1930 г., или роман Шнитцлера, обращающийся к жизни австрийских евреев около 1900 г., поражают сходством изображаемых ими проблем. Во всех этих разных странах возникает один и тот же конфликт, на который евреи самых различных социальных классов и профессий пытаются ответить одним и тем же набором способов.

Еврейская себя-ненависть – явление как индивидуальное, так и групповое. В Европе ярким примером враждебных чувств одной еврейской группы против другой служат чувства немецких и австрийских евреев по отношению к евреям восточноевропейским, а в недавнее время – чувства французских евреев против немецких. От евреев в Германии можно было часто услышать мнение, что все претерпеваемые ими бедствия произошли из-за плохого поведения восточноевропейских евреев. В США аналогию европейскому явлению представляет негодование и злоба со стороны испанских евреев по отношению к иммигрирующим немецким, а со стороны последних – к восточноевропейским.

Переходя с группового на индивидуальный уровень, мы замечаем, что себя-ненависть еврея может быть направлена против евреев вообще (как группы), против определенной части еврейства, против собственной семьи еврея или против себя самого. Она может быть направлена на еврейские учреждения, на еврейские манеры, еврейский язык или еврейские идеалы.

Еврейская себя-ненависть может принимать неисчерпаемое множество форм. Большинство из них, и как раз наиболее опасные, – это формы непрямой, затаенной и скрытной себя-ненависти. Если бы меня попросили назвать случаи, когда мне доводилось сталкиваться с открытым и прямым самопрезрением среди евреев, я бы смог рассказать лишь о немногих. Наиболее поразительным для меня было поведение хорошо образованного еврейского беженца из Австрии. В разговоре с двумя другими беженцами он с яростной ненавистью обрушился на нежелательные качества немецких евреев и выступил в оправдание Гитлера.

Но такие случаи нечасты. Обыкновенно ненависть еврея против другого еврея или против себя как еврея проявляется более тонко. Она настолько переплетается с другими мотивами, что в конкретном случае зачастую оказывается непросто решить, играет ли тут роль себя-ненависть. Представьте себе хорошо образованного еврея-атеиста, который наконец согласился выступить с поздравительным словом в храме. Во время службы, предшествовавшей выступлению, он поведал мне сколь болезненно для него видеть талиф (молитвенное покрывало) и что эта антипатия воспиталась в нем благодаря отрицательному отношению к синагоге его отца. Что это: форма антиеврейского чувства или антипатия атеиста к религии? Когда богатый еврейский торговец отказывается пожертвовать на нужды своего народа – проявляется ли в том ненависть к евреям или просто скаредность? Когда еврей, заведующий отделом в магазине, проявляет несклонность к трудоустройству евреев – есть ли это выражение ненависти к евреям или же он и так делает максимум возможного в его обстоятельствах?

Хотя и нечасто, но иногда бывает, что еврей честно признается в том, что ненавидит оказываться вместе с евреями. Большинство избегающих еврейских связей евреев имеют на то “хорошие причины”. Они так заняты нееврейскими связями, что у них “просто не остается времени”. Мальчик, предпочитающий “этическую культуру”[7] или “христианскую науку”[8] иудаизму скажет вам, что он не бежит от еврейского, но притягивается ценностями иных групп.

В некоторых случаях, конечно, эти причины могут быть подлинными; однако некоторые факты заставляют задуматься. В смешанной семье родитель нееврей часто оказывается бóльшим реалистом в мнении о том, какое воспитание должны получить дети. Он обыкновенно видит необходимость, чтобы ребенок рос с отчетливым чувством того, принадлежит ли он к еврейской группе или находится вне ее. Напротив, родитель-еврей часто скажет, что дети в Соединенных Штатах могут расти как просто человеческие существа. Он откажется признать, что движим теми же чувствами, которые побуждали многих богатых евреев в Австрии и Германии крестить своих детей и связывать их насколько возможно с нееврейскими группами.

Если бы антипатия еврея-атеиста к символам еврейской веры была его единственным мотивом, он должен был бы чувствовать подобную антипатию по отношению к символам любой организованной религии. Это оказывается не так, и это указывает, что его поведение порождается чем-то еще. <…> Отчего торговец, отказывающийся жертвовать на еврейские нужды, щедро жертвует на всякое нееврейское дело? Отчего летние лагеря для еврейских детей нанимают исключительно нееврейских вожатых и проводят христианскую воскресную службу, но в них не поют еврейских песен и не проводят еврейских занятий?

СЕБЯ-НЕНАВИСТЬ КАК СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ

Была предпринята попытка объяснить еврейскую себя-ненависть как явление, вырастающее из глубоко укорененных человеческих инстинктов. Такое поведение представляется образцовым примером того, что Фрейд называл импульсом саморазрушения или “инстинктом смерти”. Однако <…> почему англичанин не проявляет такой же ненависти по отношению к своему соплеменнику или немец к немцу, как еврей против еврея? Если бы себя-ненависть была результатом присущего вообще всем людям инстинкта, степень ее зависела бы только от личности индивидуума. Однако выраженность себя-ненависти в еврее гораздо более зависит, как представляется, от его отношения к иудаизму[9], чем от его личности.

Еврейская себя-ненависть находит близнецов во многих непристижных [underprivileged] группах. Один из наиболее известных и крайних случаев – себя-ненависть у негров в США. Негры различают внутри себя 4 или 5 общественных слоев в соответствии с цветом кожи – чем светлее кожа, тем выше престижность слоя. Внутренняя дискриминация доходит у них до того, что негритянка со светлой кожей может отказаться идти замуж за негра с более темной. Слабее, но вполне отчетливо себя-ненависть проявляется среди второго поколения иммигрантов в США – греков, итальянцев, поляков и прочих.

Более пристальное рассмотрение вскрывает динамику себя-ненависти в ее отношении к социальной действительности. Еврейская девушка, учащаяся в престижном университете, исповедалась по секрету, что она сказала своим друзьям, будто ее родители родились в Америке, хотя на самом деле её отец – иммигрант из Восточной Европы, говорящий с резким акцентом. Теперь ее терзает чувство вины перед отцом, которого она очень любит, и она хочет уйти из университета. Почему она так поступила? Она чувствовала, что если правда о ее родителях станет известной, она не будет вхожа в определенные престижные круги студенчества.

Причина описанного поступка против семейной группы очевидна: человек имеет определенные цели и ожидания на будущее. Принадлежность к его родной группе выступает в его глазах препятствием к достижению этих целей, что ведет к склонности отстраниться от группы. В случае девушки-студентки это привело к конфликту с психологической привязанностью к семье – конфликту, оказавшемуся непереносимым. Легко видеть, каким образом подобное жизненное крушение, разочарование и переживание может привести к чувству ненависти по отношению к собственной группе как источнику фрустрации.

Еврейская дама, обедавшая в ресторане с другом неевреем, была очень встревожена двумя другими посетителями, которые были под винными парами и вели себя шумно. По какой-то причине даме думалось, что эти люди могут быть евреями. Когда ее друг доказал, что они наверняка не евреи, дама почувствовала огромное облегчение, и с этого момента буйство за соседним столиком её лишь забавляло, а не вызывало внутреннего напряжения. Такие случаи в еврейской жизни ежедневны. В описанном случае сказалась исключительная чувствительность еврейки по отношению к поведению других евреев <…> Общим для этого случая и для случая с еврейской студенткой оказывается ощущение угрозы положению человека или его будущему, проистекающей из ассоциации его с определенной группой.

Чувствительность по отношению к поведению [или образу] иных членов группы является всего лишь выражением фундаментального факта – взаимозависимости судеб. Показательно, что даже евреи, заявляющие что они свободны от связи с еврейством, часто проявляют описанную чувствительность. Это демонстрирует, что невзирая на их слова, эти люди каким-то образом осведомлены о социальной действительности. <…>


(часть 2)

kluven

Левин, "Себя-ненависть среди евреев", ч. 2


(часть 1)




ЦЕНТРОБЕЖНЫЕ И ЦЕНТРОСТРЕМИТЕЛЬНЫЕ СИЛЫ
В ГРУППЕ

С аналитической точки зрения выделимы два рода сил, действующих на члена всякой группы. Одни силы притягивают его к группе и стремятся удержать в ней; другие отталкивают от группы. Природа сил притяжения к группе может быть разнообразной: быть может, индивидуум испытывает притяжение к иным членам группы, может оказаться, иные члены завлекли его, он может быть привлекаем целями группы или ее идеологией, или он может предпочитать эту группу одиночеству. Подобным образом, силы отталкивания могут порождаться как неприятными характеристиками самой группы, так и бóльшей привлекательностью другой группы.

Если силы отталкивания превосходят силы притяжения, то индивидуум покинет группу, если только не вмешаются внешние факторы. Поэтому в условиях “свободы” группа удержит только тех членов, для которых положительные силы превосходят отрицательные. Если группа не окажется достаточно притягательной для достаточного количества индивидуумов, она перестанет существовать.

Следует, однако, отдавать себе отчет, что силы притяжения и отталкивания не всегда являются выражением собственных потребностей индивидуума. Они могут быть навязаны человеку внешней силой. Иными словами, индивидуум может быть принужден против своей воли оставаться в группе, которую он хочет покинуть; либо он может быть принужден оставаться вне группы, в которую он хочет вступить. К примеру, диктатор может закрыть границы страны и запретить выезд из нее. Обратно, привилегированный круг не допускает в себя многих, желающих вступить в него.

СИЛЫ ЕДИНЕНИЯ И РАСПАДА В НЕПРЕСТИЖНОЙ ГРУППЕ

Важным фактором, влияющим на силы притяжения к группе и отталкивания от неё, является степень, в которой принадлежность к группе способствует или препятствует удовлетворению личных потребностей человека. Некоторые группы, например, торговая палата или профсоюзы существуют с явной целью продвижения интересов своих членов. С другой стороны, принадлежность к любой группе ограничивает в той или иной степени свободу действий индивидуума. Быть удачно женатым может быть очень полезно для мужа и способствовать удовлетворению его амбиций, но женитьба имеет и тягостные стороны. В целом можно утверждать, что чем более группа и принадлежность к ней способствуют (или, наоборот, препятствуют) достижению личных целей индивидуума, тем более вероятно, что соотношение сил притяжения и отталкивания будет соответственно положительным (или, напротив, отрицательным).

Этот подход позволяет сделать общее утверждение относительно принадлежности к социально престижным и непрестижным группам. Одним из ключевых факторов, определяющих поведение индивидуума в нашем [западном] обществе является стремление к приобретению социального статуса. Кроме того, престижная группа обыкновенно больше предлагает своим членам и менее препятствует им, чем непрестижная. По этим причинам для членов элиты в любой стране характерен значительный перевес сил, притягивающий их к элитной группе. Кроме того, если индивидуум желает выйти из элиты, он обыкновенно (хотя случаются и исключения) может беспрепятственно сделать это.

Член непрестижной группы более стеснен своей групповой принадлежностью. Вдобавок, стремление к обретению статуса оборачивается для него силой отталкивания от своей группы. В то же время для членов любой непрестижной группы свободное передвижение через групповые границы ограничено или полностью заблокировано отсутствием возможности, способности или внешними силами. Более престижные группы или влиятельная их часть воспрещают такое свободное передвижение. В любой непрестижной группе поэтому всегда оказывается известное количество членов, для которых баланс сил притяжения и отталкивания таков, что они хотели бы покинуть свою группу, но удерживаются внутри нее – и не собственным их желанием, а внешним принуждением. Это порождает далеко идущие последствия для атмосферы, структуры и организации всякой непрестижной группы и для психологии ее членов[10].

ГРУППОВАЯ ЛОЯЛЬНОСТЬ И ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ ШОВИНИЗМ

Внутри всякой группы можно выделить слой, более центральный культурно и слои, сравнительно с ним периферийные. Центральный слой олицетворяет те ценности, обычаи, идеи и традиции, которые считаются наиболее существенными и представительными для группы. Для музыканта это означает “идеального музыканта”; для англичанина то, что в его представлении значит “быть англичанином”.

Индивидуумы, лояльные к группе, склонны оценивать более центральные слои выше. Так, типичный англичанини “горд” быть англичанином и ему пришлось бы не по вкусу, если бы его считали не англичанином. Часто проявляется тенденция переоценивать центральный слой. В таком случае мы говорим о “стопроцентном американизме” или, в более общем случае, о шовинизме. Однако положительная оценка центральных слоев есть логический результат лояльности по отношению к группе и является очень существенным фактором в сохранении группы, удержании ею членов и её сплочённости [keeping a group together]. Без такой лояльности никакая группа не может развиваться и преуспевать.

Те индивидуумы, которые хотят покинуть группу, не испытывают указанной лояльности. Однако в случае непрестижной группы многие из ее членов принуждены против своего желания в ней оставаться. В результате во всякой непрестижной группе оказывается известное количество индивидуумов, стыдящихся своей принадлежности к ней. В случае евреев, такой еврей постарается как можно дальше отстраниться от всего еврейского. На своей шкале ценностей он расположит те из обычаев, видов внешности, стереотипов отношения к разноообразным предметам и т.п., которые представляются ему характерно еврейскими, не особенно высоко. Он оценит их низко. Он проявит “отрицательный шовинизм”.

Положение резко отягчается следующим обстоятельством: человек, для которого баланс отрицателен, постарается уйти так далеко от центра еврейской жизни, как только позволит внешнее (нееврейское) большинство. Он будет остановлен на межгрупповой границе и будет пребывать в постоянной и безысходной фрустрации. Он будет ощущать бóльшую фрустрацию, чем те члены меньшинства, которые [хотя бы и претерпевая от непрестижности группы,] чувствуют себя психологически уютно внутри нее. Из экспериментальной психологии и психопатологии нам известно, что подобная фрустрация приводит к общему состоянию высокой внутренней напряженности, в котором проявляется тенденция к агрессии. Логически, агрессия должна направляться против [нееврейского] большинства, которое препятствует выходу членов [еврейского] меньшинства из их собственной группы. Однако большинство в глазах подобных лиц имеет более высокий статус и, кроме того, слишком сильнó, чтобы на него можно было нападать. Эксперименты показали, что при подобных условиях индивидуум со значительной вероятностью обращает свою агрессию на собственную группу или на самого себя.[11]

СИЛА МНЕНИЙ И ВЛАСТЬ ВЗГЛЯДОВ ПРЕСТИЖНОЙ ГРУППЫ

Тендендия направлять, при этих обстоятельствах, агрессию против собственной группы усиливается дополнительным фактором. В одном из рассказов Марка Твена негр, воспитанный как белый ребенок, поступает со своей матерью самым жестоким и трусливым образом; на что мать замечает ему: “Это в тебе говорит негр” [“That’s the nigger in you”]. Другими словами, она впитала вердикт белого человека, характеризующий определенные наиболее отрицательные черты как характерные для Негра.

В социологии признано, что члены низших общественных классов склонны усваивать моды, ценности и идеалы верхних. В случае непрестижной группы это отражается в том, что мнение ее членов о себе в огромной степени находится под влиянием той низкой оценки, которую эта группа получает в глазах [более престижного] большинства. Воздействие и усвоение этих взглядов и ценностных мерил <…> с неизбежностью усиливает в еврее с отрицательным балансом стремление отрезать себя от всего еврейского. Чем более характерно еврейски выглядят некоторые люди, чем более еврейским представляется культурный символ или стереотип поведения, тем более отвратительными они кажутся такому человеку. Будучи неспособен отрезать себя полностью от своих еврейских связей и своего еврейского прошлого, этот индивидуум обращает ненависть на себя.

ОРГАНИЗАЦИЯ НЕПРЕСТИЖНЫХ ГРУПП

Принадлежащие к большинству привычно представляют себе меньшинства как однородные группы, которые можно характеризовать такими понятиями как “еврей” или “негр”. Было показано, что этот стереотип воспитывается в подрастающем ребенке социальной атмосферой, в которой он воспитывается, и что сила предрассудка практически не зависит от объема и рода личного опыта общения этого индивидуума с членами группы меньшинства.

В действительности всякая группа, в том числе всякая экономически и иным образом непрестижная группа, состоит внутренне из ряда социальных слоев. Однако между структурами престижной и непрестижной группы имеется следующее отличие. Силы, действующие на индивидуума (ч) престижной группы направлены к центральным слоям этой группы. Силы, действующие на индивидуума непрестижной группы, направлены от центральной области к окраине группы и, если возможно, [за ее пределы] к более высокому статусу члена большинства. Член непрестижной группы покинул бы ее, если бы тому не препятствовали воздвигнутые большинством барьеры. Приводимая схема изображает психологическую ситуацию тех членов непрестижной группы, баланс сил для которых отрицателен. Это структура группы людей, которые фундаментально настроены против себя.


ч – индивидуум-член группы
центр – центральные слои группы
окраина – периферийные слои группы
Барьер – воспрещает переход

Ясно, что эффективная организация группы становится тем более трудной, чем больше ее членов имеют отрицательный баланс и чем сильнее отрицательность этого баланса. Хорошо известно, что задача организации экономически непрестижной, или в ином отношении непрестижной группы серьезно затрудняется теми членами, настоящая цель которых – покинуть группу, а не поддерживать её и способствовать её развитию. Глубоко коренящийся конфликт целей внутри непрестижной группы не всегда ясен даже для самих её членов. Это одна из причин того, отчего даже крупная непрестижная группа, которая – объединись она для действия – могла бы добиться для себя равноправия, легко может удерживаться в положении неполноценной.

ВОЖДИ С ОКРАИНЫ

В особенности ущербным для организации и действия группы меньшинства оказывается неизбежное порождение в ней лидеров определенного сорта. Во всякой группе те её части более способны занять ведущее положение, которые в целом наиболее успешны. Однако именно те из членов меньшинства, которые наиболее успешны экономически или отличились в своей професии, обыкновенно вознаграждаются бóльшей степенью приятия их лично большинством общества. Это помещает их в культурном отношении на окраине непрестижной группы и с большей вероятностью делает их пограничными [маргинальными] индивидуумами. Для них часто характерен отрицательный баланс и они в особенности заботятся о том, чтобы их “ценным связям” не угрожали чересчур близкие контакты с теми слоями группы меньшинства, которые неприемлемы для большинства. И тем не менее именно такие индивидуумы часто призываются на ведущие роли самóй непрестижной группой – из-за их статуса и влияния. Они и сами обыкновенно с готовностью принимают ведущую роль в меньшинстве, отчасти как замену полномасштабному статусу среди большинства, отчасти потому, что роль одного из вождей меньшинства позволяет им приобрести и поддерживать дополнительные связи с большинством.

В результате мы сталкиваемся с весьма парадоксальным явлением “вождя с окраины”. Вместо того, чтобы группа велась людьми, которые гордятся ею, которые желают оставаться в ней и продвигать ее вперёд, мы видим вождей меньшинства, которые теплохолодны по отношению к группе, которые под тонкой личиной лояльности по отношению к группе могут фундаментально стремиться покинуть ее, или которые открыто пытаются использовать свою власть и влияние для актов отрицательного шовинизма. Обретя более или менее удовлетворительный статус среди неевреев, эти индивидуумы главным образом озабочены поддержанием status quo и стремятся спустить на тормозах любое действие, которое могло бы привлечь [недоброжелательное] внимание неевреев. <...> Они настолько привыкли смотреть на еврейские дела глазами антисемита, что боятся быть обвиненными в двойной лояльности в случае любого открыто еврейского действия. <...>

Мы указали выше, что может быть трудным в том или ином конкретном случае определить, где пролегает черта между еврейским шовинизмом, нормальной групповой лояльностью и отрицательным шовинизмом. Однако наш анализ должен сделать ясным, что трусливая и немудрая (потому что нереалистичная) политика “тихо-тихо” возникает из тех же источников отрицательного шовинизма, что и еврейская себя-ненависть. В действительности, это одна из наносящих наибольший ущерб форм себя-ненависти.

[Рассматривая положение дел в еврействе в 1900-1940 гг. Левин отмечает, что хотя противоеврейская атмосфера в Германии привела к тому, что некоторые евреи откололись от еврейства и стали фашистами, но в то же время] многие евреи, утратившие связь с иудаизмом вернулись к нему под воздействием угрозы фашизма <…> История <…> учит, что наиболее активными и действенными руководителями непрестижных групп стали те индивидуумы, которые покинули престижные группы и добровольно связали свою судьбу с меньшинством. У этих людей должен был оказаться, по той или иной причине, особенно сильный положительный баланс в пользу сил притяжения к группе. Будет в согласии с историческим опытом, если действенные еврейские вожди обнаружатся среди тех, кто вернулся в ряды сознательного еврейства.

ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ С ЕВРЕЙСКОЙ СЕБЯ-НЕНАВИСТЬЮ?

Себя-ненависть представляется психопатологическим явлением, и ее предотвращение может казаться задачей главным образом психиатрии. Однако современной психологии известно, что многие психологические явления есть лишь выражение социального положения индивидуума [либо активируются им]. В некоторых случаях еврейская себя-ненависть может породиться в невротической или иным образом психически ненормальной личности; но в огромном большинстве случаев это явление возникает в лицах психически здоровых. Иными словами, это социально-психологическое явление, хотя обыкновенно оно и поражает глубоко всю личность. В действительности невротические тенденции у евреев часто возникают из-за неспособности приспособиться к подобным групповым проблемам[12].

Еврейская себя-ненависть исчезнет только с достижением еврейской группой равного статуса с неевреями. Лишь тогда враждебность евреев к собственной группе снизится до сравнительно незначительного предела, характерного для группы большинства, и заместится здоровым само-критицизмом. Это не означает, что ничего не может быть сделано до того. В конце концов есть множество евреев, которые не являются антисемитами.

Единственный способ избежать еврейской себя-ненависти в ее различных формах – это изменить отрицательный баланс между силами притяжения к еврейской группе и силами отталкивания от нее, превратить баланс в положительный, утвердить лояльность к еврейской группе вместо отрицательного шовинизма. Мы сегодня не в силах защитить наших собратьев-евреев и наших подрастающих детей от трудностей, с которыми они сталкиваются из-за того, что они евреи. Однако мы можем попытаться построить систему образования – и на уровне детей, и на уровне взрослых – которая бы противодействовала чувству неполноценности и чувству страха, которые являются наиболее важными источниками отрицательного баланса.

Чувство неполноценности у еврея есть лишь проявление того факта, что он смотрит на все еврейское глазами недружелюбного большинства. Подростком я был глубоко мучим мыслью, что обвинения евреев в том, что они неспособны к какой-либо созидательной деятельности, могут быть верны[13]. Я знаю, что многие еврейские подростки, выросшие в атмосфере предрассудков, чувствовали так же. Сегодня еврейская молодежь, которая видит растущую Палестину, находится в несравненно лучшем положении. Что бы ни думать о сионизме как о политической программе, никто, наблюдавший немецких евреев в первые несколько судьбоносных недель после прихода Гитлера к власти, не может отрицать, что тысячи немецких евреев были спасены от самоубийства только знаменитой статьей “Еврейского обозрения” (Jüdische Rundschau) с заглавием “Будь евреем!” (“Jasagen zum Judentum”). Выраженные там идеи – точка сплочения и источник силы и сионистов и не-сионистов.

Для того чтобы противиться страху, чтобы дать человеку силы смотреть в будущее, что бы ни несло оно для него, нет ничего важнее чувства ясной и полностью принятой принадлежности к группе, судьба которой имеет положительное значение. Обширный взгляд, который охватывает прошлое и будущее еврейской жизни, который связывает решение проблемы евреев с благом всех людей, – один из возможных источников силы. Сильное чувство бытия частью и звеном группы, переживание – детьми и взрослыми – положительной связи с нею – достаточное условие для устранения психических реакций, коренящихся в себя-ненависти.

Воздвигнуть такое чувство групповой принадлежности на основе ответственности за судьбы наших собратьев-евреев – должно стать одной из исключительных задач еврейского образования. Это не значит, что мы можем создать у наших детей чувство принадлежности, заставляя их ходить в воскресную школу или хедер. Таковая процедура означала бы установление с раннего детства той же самой принудительной принадлежности к группе, какая характерна для психологического положения, ведущего к отрицательному шовинизму, и в долгосрочном плане вела бы к созданию именно такого отношения к еврейству. Слишком много юных евреев были оттолкнуты от иудаизма переизбытком хедера. Нам нужно воспитывать детей в контакте с еврейской жизнью таким образом, чтобы выражения “человек выглядит по-еврейски” или “ведет себя как еврей” обретали положительное, а не отрицательное звучание. Это подразумевает, что еврейские религиозные школы должны быть во всяком случае не хуже педагогического уровня остальных наших школ.

Группа как целое стала бы вероятно гораздо сильней организационно, если бы мы могли избавиться от наших отрицательных шовинистов. Такая чистка невозможна. Однако мы можем приблизиться к такому состоянию, в котором принадлежность к еврейской группе основывается – по крайней мере в наших глазах – на желании индивидуума принимать деятельную ответственность и жертвовать во имя группы. По моему мнению, евреи совершили огромную ошибку, решив что для поддержания большей численности нужно требовать от индивидуумов, являющихся членами группы, как можно меньше. Сильные группы так не строятся, они создаются прямо противоположной политикой. Мы кое-чему можем поучиться в этом отношении, например, у католиков. В действительности требование от индивидуума духа жертвенности с гораздо большей вероятностью способствовало бы снижению себя-ненависти.

И еще одно. Евреи полагают, что предрассудки против них исчезнут, если каждый еврей будет вести себя подобающе – они верят в это, несмотря на то, что эти два факта между собой связаны слабо. Еврейские родители более, чем другие, настаивают на том, чтобы их дети вели себя хорошо при людях. Это подчеркивание – один из истоков той гиперчувствительности к поведению собратьев-евреев, которую мы отмечали выше, и которая является источником бесконечного внутреннего перенапряжения и терзания. Чем более индивидуум будет привыкать смотреть на еврейскую проблему как на социальную, а не личную проблему хорошего поведения, таким образом возлагая двойную тяжесть на свои плечи, тем более нормально и свободно он будет поступать. Такая нормализация уровня внутреннего напряжения является <…> важным условием преодоления еврейской себя-ненависти.



(часть 3)

kluven

Левин, "Себя-ненависть среди евреев", ч. 3

(часть 2)


Примечания добавлены переводчиком.


[1] Упомянутый сборник Левина (“Resolving Social Conflicts. Selected Papers on Group Dynamics”) включает также пионерскую статью содержащую социологический и психологический анализ процесса разрушения еврейского национального протогосударства (гетто) и еврейской общины. Эта статья, как и настоящая, по своей методологии непосредственно приложима к анализу процессов разрушения национальной структуры, происходящих в русском обществе ныне и происходивших в его образованных слоях в 1860-1910-х гг. Процессы эти чрезвычайно напоминают распад гетто как структурно, так иногда и до комичных подробностей (скажем, еврейская молодежь, под полой проносившая в гетто “Просвещенческую” литературу и тайком передававшая ее из рук в руки, как две капли воды похожа на интеллигентов-разночинцев с их “кружками самообразования”, “книжным делом” и поклонением тем же идеалам и схемам мироустройства). Ввиду ограничений налагаемых печатной площадью мы не вступаем в обсуждение положительного еврейского опыта по выходу из положения, в котором очутился еврейский народ после разрушения в XIX ст. среды его национального обитания (в частности, воссозданию гетто в виде нынешнего Израиля), однако очевидно, что для русского общества было бы небесполезным осмыслить как сущностное содержание сионистского движения (многие из суждений его основателей об отношениях “европейцы”-“евреи” применимы и к отношениям “европейцы”-“русские”: неудивительно, что спор между сионистами и ассимиляционистами близко напоминает конфликт “почвенников” с “русскими европейцами”), так и содержание задействованных этим движением методов направленных на преодоление расплывания национальной идентичности (в т.ч. определенную диссимиляцию из романогерманской этнокультурной системы и отграничение от неё) и на прикрытие, защиту и восстановление внутриэтнической структуры, включая реконсолидацию национального ядра и удаление отмерших ветвей (“deadwood”) на периферию национальной жизни. В некоторой связи с этим вопросом стоит статья Константина Крылова “Россияне и Русские”.

[2] Как российская действительность рубежа столетий, так и современная интенсивно насыщены примерами проявлений этнической себя-ненависти в кругу интеллигенции. Как чаще всего и случается, лишь иногда такая ненависть проявляется в совершенно немаскированной форме (как, например, в откровениях известной бесноватой дамы чекистского происхождения), чаще выражаясь в более косвенных, слегка прикрытых нападках на то или иное русское наследие или составляющие русской традиции. В качестве примера можно указать на горе-экономиста, намеревающегося выстроить светлое будущее, в котором, по его же собственному мнению, не смогут существовать 75% нынешнего населения; или на его же турне по окраинным городам – колонизационным центрам, с немалым трудом выстроенными русскими – с проповедью необходимости вымирания этих городов; или на (было померкшее одно время) светило “либерализма”, свободно осциллирующее от забот о строительстве монументов гитлеровцам до борьбы с христианством посредством иудеизированного “богословия Освенцима”, а в промежутках сражающееся с русским империализмом и попутно еще чем попадется русским. Примеры у всех во множестве перед глазами и отчасти каталогизированы (см. напр. Вл. Максимов, “Самоистребление”, М. 1995) или само-каталогизированы (мемуары Новодворской, “Государство и эволюция” Е. Гайдара и т.п.), давая первосортный клинический материал. Ценность этих резко-патологических случаев в том, что они бросают свет на подводную часть айсберга, которую было бы труднее анализировать на основании менее интенсивных проявлений. Нельзя не заметить, что в последнее время реакция яростного отторжения русской традиции со стороны описываемого слоя переходит в реакцию ее более спокойного невосприятия. Так, гораздо легче представить, что открыв хотя бы то же “Самоистребление” Максимова, человек рассматриваемого склада отложит эту книгу как нечто совершенно чужеродное, нежели воспылает эмоциями. Это указывает, что болезненные процессы растождествления себя с русской национальной (культурной, исторической, этнической) традицией миновали климакс, процесс формирования идентичности “русского европейца” в основном завершился, пуповина связи с русской традицией обрезана и новая идентичность находится на стадии утряски и затвердевания. Рассмотрение этой завершающей стадии, в которой отпочковавшуюся группу целесообразно рассматривать как конвиксию заканчивающую перерастание в отдельный этнос, как раз и составляет предмет статьи К. Крылова “Россияне и Русские”. [Комментарии были написаны в 1990-х гг. Процесс перерастания, как известно, оказался абортированным крахом проекта “средний класс” ельцинистской эпохи.]

[3] Каноническим является описываемый в ряде дальнейших статей случай Карла Маркса.

[4] В работах самого Фрейда нет развитого понятия об идентичности, только неразвернутые замечания об идентификации индивидуума с кем-либо или с группой (при наличии общего эго-идеала).

[5] Ин. Павлов, “Истоки русского бреда” // “Независимая газета” за 31 августа 1996 (цит. по статье В. Осипова в кн. “Национальные интересы русского народа...”, М. 1997, стр. 247).

[6] Лессинг был знаком с проблемой себя-ненависти не понаслышке и даже не только по наблюдениям над другими евреями. Он сам первую половину жизни был себя-ненавидящим евреем, немецким сверх-патриотом, стремившимся (с самого детства) как можно дальше отстраниться от евреев, автором едко издевавшихся над еврейством статей. Уже в первом своем романе (“Kömodie”) Лессинг выводит в качестве отрицательных характеров еврейских владельцев фабрики (Кана, Кона и Гольдштукера), безжалостно эксплуатирующих рабочих; при этом роману предпосылается поэма, в которой автор изъясняется в любви к Германии. Евреи в его публицистике предстают аморальными, лицемерными, лживыми, отталкивающе грязными и вороватыми. Лессингу противны самые их черты и манеры (характерно, что эти антисемитские статьи появлялись в еврейской газете Allgemeine Zeitung des Jüdentums, а уже оттуда перепечатывались немецкими изданиями). С раннего детства Лессинг “по-детски усвоил все национальные и религиозные предрассудки школы, а поскольку дома им ничего не противостояло, я стал убежден, что быть евреем – дурно”. Позднее Лессинг вспоминал: “Я чувствовал себя отпрыском самого отвратительного торгашеского брака. Я ненавидел своих родителей и могилы своих предков. <...> Я научился выживать после всех нападок и унижений, каждый раз наказывая себя суровее и презирая себя больше, чем мог кто-либо посторонний.” Во второй половине жизни Лессинг обратился к сионизму, который он рассматривал в качестве противоядия против еврейской себя-ненависти, стал громогласным еврейским националистом и за критику нацизма был в 1933 году выслежен и убит в Чехословакии гитлеровскими агентами.

(Подр. см. напр. статью “Theodor Lessing: Between Jewish Self-Hatred and Zionism” в Leo Baeck Institute Year Book XXVI, London-Jerusalem-NY, 1981).

[7] “Этическая культура” – псевдоуниверсалистское движение, основанное в Нью-Йорке в 1876 г. Феликсом Адлером (сыном раввина Самуила Адлера из храма Эмману-Эл). Структурно это секулярно-гуманистическое движение было выстроено по образцу протестантской церкви, с общинами, воскресными школами, миссионерством среди взрослых и с пасторами (они назывались “leaders”), которые выполняли положенные пасторам функции: нравственные собеседования, наречение имён младенцам (не крещение), сочетание браком, воскресные службы и т.д. Это не была, однако, ни иудаистская и ни христианская церковь – учение общества “этической культуры” подчеркивало “верховную роль этики во всех областях человеческой жизни”, вне зависимости от каких-либо религиозных (богословских и метафизических) верований. Теоретически движение было открыто для людей всех исповеданий, но на практике большинство его членов составляли евреи, желавшие растворить и обесцветить в нем свою идентичность и рассматривавшие его как суррогатный заместитель (и вытеснитель) иудаизма, как средство для национального обезличивания.

[8] Christian Science – одна из протестантских групп.

[9] В период написания Левиным статьи иудаизм являлся одним из важнейших центров еврейской самоидентификации (позднее, с ходом секуляризации, часть его символических функций была переложена на религию холокоста и иных форм представления об еврейской этнической исключительности). Отношение евреев к иудаизму коррелировало со знаком их отношения к собственной этничности гораздо более тесно, чем отношение к религии увязывалось с национализмом у западно-европейских народов. Будучи гораздо более этничен, чем христианские исповедания, и являясь не только религиозной, но и этнической традицией, иудаизм наряду с чисто религиозными разграничениями предписывал также резкие секулярно-этнические границы и задавал нормы внутри- и внешне-этнического поведения. Охватывая собой этнические сферы, иудаизм оставалял не так уж много места для того, что могло бы быть “еврейским”, не будучи одновременно “иудаистским”.

[10] Видный гебраист Рафаэль Патай в одной из своих этноисторических монографий [Raphael Patai, “The Jewish Mind”, NY, 1977, стр. 462] подчеркивает, что ключевое значение имеет не просто статус престижности или непрестижности группы меньшинства в глазах большинства, но приятие этой иногрупповой оценки самими членами меньшинства:

“Еврейский народ являл яркое исключение к закону Левина о неизбежном развитии отрицательных представлений о себе [отрицательного себя-стереотипа] и даже себя-ненависти среди членов низкостатусных групп. На протяжении длинной еврейской истории до самого Просвещения в Европе не было другой группы в такой степени лишенной прав, подвергающейся таким преследованиям и настолько ограниченной в личной свободе, как евреи. И тем не менее себя-ненависть не пустила, не смогла пустить среди них корни, ибо они твердо верили – если выразить это простейшим образом и словами, которые употребили бы сами евреи – что они лучше, чем гои. Из-за этого убеждения среди них просто не существовало желания покинуть собственную группу и быть принятыми в члены большинства – желания, которое Левин рассматривает как первый этап психологического процесса, ведущего к себя-ненависти. Поэтому закон Левина гласящий, что в группах низкостатусных меньшинств развивается себя-ненависть из-за фрустрированности их стремления обрести уважение и преимущества, связываемые с членством в высокостатусной группе, должен быть дополнен замечанием, что весь этот механизм включается только если сами члены низкостатусной группы признают и принимают в качестве факта, что они и в самом деле низкостатусная группа, в сравнении с большинством. Евреи – до эмансипации и подрыва еврейской культуры – этого никогда не признавали, и потому среди них не могла развиться себя-ненависть. Так оставалось вплоть до самого Просвещения. Наиболее разрушительным последствием еврейского Просвещения, последствием, которого его сторонники не могли предвидеть, было то, что оно убедило евреев, что их собственная культура – неполноценная, что европейская культура ее превосходит и что они должны, для собственного же блага, усвоить европейскую культуру.”

“Стоило этой идее проникнуть в сознание евреев, как психологические процессы, ведущие к отрицательному себя-стереотипу и себя-ненависти, оказались запущенными. Усвоение европейской культуры начало считаться ключом к современному миру, который стал теперь привлекательным. Столкнувшись с отказом от полного (или даже частичного) приятия в европейское общество, несмотря на их приобретенную столь тяжкими усилиями европейскую культуру, еврейские просвещенцы испытали фрустрацию, и вступил в действие закон Левина: фрустрация вела к агрессии, агрессии не против романогерманского [Gentile] большинства, чьи ценности по-прежнему ценились и были желанными, но против собственной группы и себя самих. Таков, вкратце, генезис нового постпросвещенческого явления еврейской себя-ненависти.”

С лёгкостью отмечая черты полного структурного сходства еврейской ситуации с русской в период начатый петровскими реформами (и отчасти – еще в их преддверии) и, особенно в текущий период, читатель заключит из цитированного замечания, что важным средством преодоления себя-ненависти является психологическая эмансипация от оценок, мерил и ценностей романогерманской культуры и романогерманской этнокультурной группы и оценка (как положительная, так и критическая) свойств русской группы относительно мерок ядра её собственной культурной системы, в первую очередь ценности группового самоутверждения.

Показательно в этом отношении, что Ю.В. Готье, В.В. Розанов, С.Ф. Шарапов и иные консервативные русские авторы, находившие для критики русской действительности и отрицательных черт русского народа исключительной резкости слова, тем не менее не воспринимаются в качестве русофобов – и действительно ими не были, ибо их критика, исходившая из ядра русской традиции, была направлена на поднятие русской действительности народа до идеалов русского же ядра, на стягивание русских вокруг собственного цивилизационного ядра; в противоположность “либеральной” критике, направленной на то, чтобы это ядро выхолостить и разрушить.

[11] В терминологии Фрейда, часть инстинкта разрушения посылается вовне в виде импульса агрессивности, но когда эта часть встречается со слишком большими, непреодолимыми препятствиями, она перенаправляется вовнутрь индивидуума и проявляется как вторичный мазохизм. Подробнее см. в анализе Гордона Олпорта и об идентификации с агрессором у Анны Фрейд.

[12] По некоторым данным, в конце XIX-начале XX вв. психические заболевания среди евреев встречались в странах зап. Европы примерно в 3-4 раза чаще, чем среди остального населения. В целом эта картина сохранялась по крайней мере до середины XX в. Так, одно из исследований психического состояния только что прибывших (в 1954 г.) в Израиль иммигрантов сообщает, что 40% были психически нездоровы (нейроз, ненормальное поведение или сильное психическое расстройство), у 30% наблюдались невротические черты или резко повышенная чувствительность и только 30% были удовлетворительного психического здоровья (A. Weinberg, “Migration and Belonging”, The Hague, 1961). Обзор данных о распространенности некоторых психологических расстройств среди евреев содержится в монографии Рафаэля Патая [Raphael Patai, “The Jewish Mind”, NY, 1977, стр. 413-432]. В обзоре указывается, что распространенность неврозов среди евреев нескольки-кратно превосходит их частоту среди других групп населения. Также мужская истерия оказалась, по выражению врача М. Фишберга, опубликовавшего данные по эпидемиологии психических расстройств среди евреев, “особенной привилегией детей Израиля”. В 1968 г. психолог Луи Берман выделял патогенную семейную и бытийственную неустойчивость как источники напряженности в жизни евреев и доказывал, что невротическое поведение евреев характеризуется гиперчувствительностью, гиперактивностью, моторной блокировкой, невротической агрессивностью, параноидальной настроенностью, моральным мазохизмом и некоторыми навязчивыми маниями [Louis A. Berman, “Jews and Intermarriage”, New York: T. Yoseloff, 1968, стр. 469-76].

Д-р Израиль Вехлер, обсуждая природу свойственной евреям внутрипсихической напряженности, в числе других причин указывал на резкий конфликт между еврейским индивидуализмом и свойственной евреям общительностью, стремлением к социализации (Вехлер буквально употребил слово “стадностью”) [Israel S. Wechler, “Nervousness and the Jew” // “Menorach Journal”, April 1924, стр. 121-3, 130; тж. цит. Patai, стр. 419]. В связи с этим нельзя не предположить, что такой резкий конфликт отчасти вызывается гиперразвитием индивидуализма, обуславливаемым отвержением со стороны еврея чуждой ему нееврейской социальности, ибо она основывается на инокультурных основаниях, не соответствующих удовлетворительно психологической структуре еврея, при этом возможность фундаментальной (а не поверхностной) ассоциации с этой социальностью табуируется радикально-этноцентричной еврейской традицией. С одной стороны, еврей испытывает влечение к окружающей его социальности, но с другой стороны – остаточный этноцентризм еврейской традиции блокирует ему возможность экзистенциального отождествления с этой социальностью, в результате еврей вынужден вести психологически раздвоенное и напряженное существование.

На сходный фактор указывает статья английского исследователя, обсуждающая, что депрессия среди евреев может быть связана с психическим стрессом, обусловливаемым состоянием этнокултьтурной и этносоциальной маргинальности [S.J. Fernando, “A cross-cultural study of some familial and social factors in depressive illness” // “British Journal of Psychiatry”, 1975, № 127, cтр. 45-53]. Подробнее обсуждение этого вопроса см. в [Patai, стр. 431-2], а также в наших примечаниях к исследованию Стоунквиста “Маргинал”.

[13] Наряду с темой “рабства”, тема “паразитизма” и неспособности к созидательной деятельности – одна из характерных тем психике себя-неневидящего (автонегативного) индивидуума. В монографии “Еврейское сознание” Рафаэля Патая первый раздел главы, трактующей об этнической себя-неневисти среди евреев, так и озаглавлен – “Паразитизм” – и повествует о распространенном у себя-неневидящих евреев представлении, что евреям вообще свойственен паразитизм, что они фундаментально бесполезные люди.

Подобным же образом, эти настроения оказались распространены и среди современных русских “либералов”, из уст которых нередко можно слышать, что русские “не умеют работать” или “не хотят работать”, что “русский народ ленив и вороват” (Е. Гайдар), что русские – “это паразиты, неспособные работать, чтобы себя прокормить” (Панинтер, № 1, 1996); эти умонастроения кладутся в основу принятия политических решений и экономической политики (“Если этот народ не ограбить, он не будет как следует работать” – заседание правительства Российской Федерации).