October 23rd, 2017

kluven

О категоризации (тривия, но полезная)


Разыскивая нечто в старых номерах "Вопросов Национализма", наткнулся в №20 на полемику о "включающей" и "исключающей" идентичности, иными словами о соотношении генеалогии и аккультурации при конструировании нации (см. "Экспертный опрос" и статью П. Святенкова, стр. 7-32).

Вопрос, на мой взгляд, казалось бы, должен быть очевидным: как этнос, так и нация -- это совокупность людей с определённым чувством "мы", т.е. первичная групповая лояльность которых принадлежит данной группе, а не противостоящим группам.

Лояльность же может образовываться по двум основным каналам:

1. Благодаря чувству генеалогического происхождения, кровной связи.

2. Благодаря чувству идеационной (культурной, лично-опытной etc.) привязанности, каковая может совмещаться с кровной связью, либо существовать помимо неё. Для литературного упрощения изложения первый случай мы отнесём в п. 1, совместив с ним, а второй случай (и только его) оставим в данном п. 2.

Эти два канала формирования лояльности соответствуют каналам генеалогического воспроизводства и аккультурации в (вос)производстве этноса или нации.

Существенное различие между ними -- в том, что любовь мимолётна (привет Мите Ольшанскому): "Разлюбила - и стал ей чужой", сегодня у человека хобби быть русским, а завтра оно сменилось другим хобби. Канал №2 поэтому всегда шаток и подвержен обрушению. В противоположность происхождению и чувству крови являющих гораздо более прочную субстанцию: убежать от них по каналу диссимиляции вполне возможно, но это процесс куда более длительный и энергоёмкий, нежели банальная перемена сердца. Как намедни некто заметил в ЖЖ, "с родственниками пережидаешь невзгоду даже тогда, когда они тебе не нравятся".

Кровная лояльность, таким образом, образует гораздо более прочный источник лояльности, нежели лояльность по аккультурации. Действительная ассимиляция поэтому происходит тогда, когда ассимилирующийся род пересекает границу аккультурации и входит в кровосмешение и кроворастворение с тем народом, в который он ассимилируется.

Процесс ассимиляции поэтому всегда занимает несколько поколений экзогамных браков (intermarriage) и совершается вполне лишь когда доля иноэтничной крови в жилах ассимилирующегося индивидуума становится малозначимой. [*]

[*] Поскольку речь идёт о внутрипсихической значимости этого явления, то более точным было бы говорить: когда доля иноэтничной крови становится надёжно малозначимой для индивидуума и для окружающих. Речь идёт не о факте, а о представлении. Так, испанец тайно усыновлённый в младенческом возарсте итальянцами, не подозревающий о своём испанском происхождении, не имеющий выделяющих его особых не-итальянских черт, и полагающий себя итальянцем по крови, будет испытывать генеалогически-мотвированное чувство первичной лояльности к итальянцам, а не к испанцам.

* * *

В каковой перспектике и необходимо воспринимать дуализм между этносом и нацией.

Обыкновенная интерпретация этих понятий такова:

Этнос -- это общность образуемая акциентированием на генеалогии -- или, точнее говоря, на perceived генеалогии, представлении о генеалогии (безотносительно к фактической верности такого представления) [*]. Этнос -- это степень родства. Пусть отдалённого, но кровного родства (в конечном счёте, полагаемого кровного родства).

[*] Так, хорваты и босняки фактически состоят в биологическом родстве, но представление о нём подавлено и разделяемое чувство "мы" отсутствует. Они образуют поэтому разные этносы, т.к. для существования этноса имеет значение лишь наличие или отсутствия чувства "мы", т.е. представления.

Нация же образуется акцентированием политической общности.

В том простейшем случае, когда физический объём обеих понятий вполне совпадает, т.е. в случае моноэтничной нации, этнос и нация представляют всего лишь различные (дополняющие друг друга) углы взгляда на один и тот же предмет через разные очки, или же углы его проявления, но не разную стоящую за ними субстанцию (хотя, разумеется, распределение этнического и национально-политического по разным стратам этой субстанции будет различаться).

Более интересен случай, когда физические объёмы не совпадают, причём один из этносов входящих в нацию более крупен (не обязательно численно, например крупен по могуществу).
В этом случае нация выступает временным расширением этноса и механизмом используемым им в попытке ассимиляции других этносов вбираемых в нацию, или хотя бы подчинения этих этносов, но со сверх-целью (упованием) их ассимиляции.

Диалектика нации и этноса в данном случае, поэтому, такова:

Нация -- это инструмент этноса для поглощения других этносов, их ассимиляции.

Телеологическое назначение нации состоит в том, чтобы превратиться в этнос.

Однако много званных, да мало избранных: далеко не всякому этносу вступившему на путь увеличения путём нацие-строительства удаётся этот путь пройти. А всякому прошедшему рано или поздно наступает предел роста.
kluven

О проблемах депопуляции Украины

Originally posted by colonelcassad at О проблемах депопуляции Украины



Тарас Березовец, политтехнолог тесно связанный с окружением Порошенко, разразился https://www.obozrevatel.com/politics/odna-iz-samyih-glavnyih-problem-ukrainyi.htm примечательным материалом о проблемах депопуляции Украины, где фактически еще раз подтвердил, что "революция гидности" привела к тому, что Украина потеряла свыше 10 млн. граждан тем или иным способом, причем та часть, которая выехала за границу на заработки, живет намного хуже, чем жила при Януковиче, когда никакой европейской ассоциации не было. Более прочего понравилось "пишите идеи решения проблемы в комментариях". Если решение таких вопросов начинают искать в комментариях, то вне всякого сомнения Украину ждут самые светлые перспективы, хотя увидеть их смогут не только лишь все.





Захотят ли таджики ехать на Украину?
Искать кандидатов, скорее, придётся в Африке.
kluven

Вспоминает Галина Вишневская

Originally posted by zemfort1983 at Вспоминает Галина Вишневская

«А мой отец, этот вечный «борец за ленинские идеи»? Он служил вольнонаемным в воинской части в Кронштадте, в продовольственном отделе. У нас он даже и не бывал, а жил у своей любовницы — Татьяной ее звали. Муж ее, морской офицер, погиб на фронте, осталась она с двумя маленькими детьми, матерью и бабкой лет 80-ти. Отец воровал продукты из воинского склада, тащил к ней и для возлюбленной устроил встречу нового, страшного 1942 года! Татьяна позвала меня к себе. А я была такая худенькая, прозрачная, в чем душа держится — непонятно. Она посмотрела на меня и удивилась:

— Павел, что это дочка-то твоя такая худенькая?

Да, встречались и такие люди, которым приходило в голову задавать подобные вопросы, когда на улицах покойники лежат.

А я смотрю на стол, глазам своим не верю: жареный гусь!! Я даже и не возмутилась столь чудовищным цинизмом, во мне это вызвало восторг. Какой божественный вкус! Попросила у Татьяны кусочек и для бабушки. Принесла ей, она долго молча на него смотрела, потом половину отдала мне, а другую съела сама».

© Г. Вишневская. «Галина».
kluven

Заброшенный дом промышленников Колобовых на Петроградской. Напоминание о великой истории России...

Originally posted by pohod_vosemvrat at Заброшенный дом промышленников Колобовых на Петроградской. Напоминание о великой истории России...


В минувшую субботу у нашей туристической группы была небольшая прогулка по заброшенным местам Петербурга. И основной ее целью стал визит в пустующий дом Колобовых на Петроградской, который хорошо сохранился с дореволюционных времен, представляя собой памятник эпохи и напоминание  о былом величии России. О том, как мы туда проникли и побродили внутри, и об интереснейших персонажах российской истории - братьях Колобовых - и будет эта моя заметка.



ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Федор Яковлевич Колобов и его брат Николай Яковлевич - люди, которые добились успеха сами, без посторонней помощи (или, как говорят по-английски, self-made). Их молодость совпала с тем временем, когда в дореволюционной России стал развиваться капитализм - и открылись новые возможности для тех, кто раньше их никогда не имел - людям невысокого происхождения, бывшим крепостным крестьянам, ремесленникам, рабочим. И братья были тому замечательным примером - приехав из глухой деревни под Рязанью, начиная с продажи дров, онии стали купцами-миллионерами. Причем такими, с которых можно брать пример.

Видимо, они были и очень хорошими работниками-трудягами, и имели хорошее чутье  к тому, где надо прикладывать усилия. Скопив первоначальный капитал на продаже дров, они открыли небольшую лесопилку на севере Петербурга, на берегах Малой Невки. Дело вроде бы простое, не обещающее сверхприбылей - но у них оно пошло настолько хорошо, что они быстро разбогатели. Полученные деньги братья не проедали и не пропивали, а вкладывали дальше в развитие бизнеса, являя собой пример образцового предпринимательства. Со временем и лесопилка разрослась, став из маленького семейного бизнеса большим предприятием, и на вложенные деньги братья построили много доходных домов, в которых сдавали квартиры - и таким образом доходы их стали еще больше. Интересный факт - после революции они не уехали на Запад, а остались в России, где и умерли в бедности. У них были счета в европейских банках, но Родина им была дороже.

(Как это сильно отличается от нынешних элит - непрерывно орущее о якобы патриотизме окружение Путина вкладывает деньги в западную недвижимость, отправляет туда учиться и работать детей, отдыхать тоже предпочитает там - и какой выбор все чиновники и депутаты сделают - Родина или счета в банках в Европе - думаю, ни у кого сомнений на эту тему нет...)

Так вот вкладывали они деньги не только в бизнес - но еще и в благотворительность, а также - в книги! Недавний пильщик дров, Николай Колобов был собирателем древних книг и рукописей. Коллекция книг  стала такой большой, что для нее построили отдельный особняк. Именно он и стоит на берегу Невки, всеми забытый...После революции книги были отняты, разошлись по городским библиотекам,а  частично и  по частным коллекциям (Советская власть не стеснялась продавать направо-налево национальное достояние, напротив, это было поставлено на поток в 20-е годы).



Дом этот находится в супер-престижном месте - на берегу Малой Невки. Удивительно, почему он пустует.



Collapse )