March 25th, 2019

kluven

(no subject)



Фёдор Эрнст, историк-искусствовед, приехавший в Киев в феврале 1918 года, описывает в своей книге "Художественные сокровища Киева, пострадавшие в 1918году" катастрофическую ситуацию, которую он обнаружил:

«В ходе памятных январских дней, когда большевики взяли Киев, погибла большая часть коллекции Михаила Ивановича Терещенко, находившаяся в доме его покойного отца Ивана Николаевича Терещенко на Бибиковском бульваре, 34. Тот, кто не был в этом доме в дни советской оккупации Киева, не может даже примерно представить себе разгром, который там был учинен. Самое тягостное впечатление производили останки величественных картин известных художников, разорванных в клочки или изрубленных саблей без всякой видимой причины. Часть картин была вырезана из рам ножами или саблями, таким же образом была изрезана обивка стульев и кресел.

Сорок картин разных художников русской школы были похищены, равно как и сто восемьдесят этюдов и набросков Верещагина, одна гравюра Крамского, три бронзовые статуи и сорок художественных альбома. В числе изуродованных или похищенных картин фигурируют: "Девочка на фоне персидского ковра" Врубеля, две картины Репина ("Затворница" и "Петрушка"), три картины Маковского, а также произведения Бодаревского ("Большая вода"), Риццони, Щедрина, Сведомского, Волкова, Святославского (восемь картин), Верещагина ("Кремль", "Индийский дворец"), Кузнецова, Мурашко ("Искушение Святого Антония"). Из художественных альбомов грабителей привлекли в первую очередь папки с гравюрами, драгоценные публикации Ровинского, среди которых "Рисунки Рембрандта", гравюры и офорты Шишкина, издание "Древности Российской империи" и т.п.

Наконец, среди того, что было разбито и порвано, находились мраморный бюст, четыре этюда Верещагина и еще двадцать четыре картины. В том числе: "Портрет Екатерины II" Лампи Старшего, несколько произведений Васнецова ("Святая дева" и "Варяги"), Шишкин, Суриков ("На бахче"), Поленов ("Христос на Генисаретском озере"), Кузнецов, "Казак" Соколова и "Натурщик" Врубеля».

Много лет спустя полотно Поленова, худо-бедно отреставрированное, излеченное от полученных в 1918 году увечий, станет одним из основных шедевров в коллекции Киевского национального музея русского искусства.
kluven

Евгений Колосов сетует (в 1918):

«Наше несчастье, огромная наша трагедия заключаются в том. что, с одной стороны, мы имели эту [высокоразвитую] интеллигенцию, которая несла с собою культуру, свет знаний, свободу, а с другой стороны, мы имели народ который, по своей культуре, живет в XV веке».

На этом месте можно бы поинтересоваться: "как же вы, товарищи, собрались в XV веке устраивать социалистический строй?" и закончить, но дальше идёт забавный пример:

«Разрешите мне разсказать вам один эпизод из личной практики, на котором я хотел бы вам показать, как сталкивались эти две культуры [...] Я был ещё молодым партийным пропагандистом в 1906 году, когда судьба забросила меня в один из лесистых уездов Нижегородской губ. — в Семеновский уезд. расположенный по реке Керженцу. Когда-то этот край описал Печерский в "Лесах"

Я пришел туда с Сормовскими рабочими, которые, надеясь, что у меня есть некоторый опыт в агитации, хотели привести меня в простую отсталую русскую деревню и заставить ее выслушать проповедь социалиста, воспитаннаго на вершинах культуры и цивилизации.
Я пришел в деревню. Крестьяне собрались на сход и, увидав чужого человека [...] начали окружаться около меня. Для того, чтобы подойти к ним, стать с ними на одну почву, я решил, что нужно взять что нибудь осязаемое, реальное, оставить высоты теории, пойти к ним вниз, в гущу, спуститься на дно, найти общий язык.

В этот момент я увидел. что в избе, около которой я стоял, стоит самовар. Я им сказал: "Старики, вы пьете чай, вы сейчас чай пили, вы пили чай с сахаром. а знаете ли вы, что каждый кусок сахара, который вы берете, каждая спичка, которою вы закуриваете трубку, обложена налогом. В тот момент, когда ты съел кусок сахара — ты уплатил налог. Ты за сколько покупал сахар?..

Тогда не было еще социалистическаго строя, при котором сахар стоит 20 руб. фунт. — тогда за сахар платили 16—18—20 коп... Но тогда и это казалось дорого.

Я говорил крестьянам: "Есть акцизные налоги. Если ты платишь 20 коп. за сахар, то этим же сахаром в Англии английские капиталисты откармливают своих свиней, и эти английския свиньи катаются, как сыр в масле. Почему? Потому что ты не имеешь сахара, потому что у тебя нормировка, у тебя тарифы, налоги, потому что у тебя самодержавие. Ты в царя веруешь, ты перед батюшкой-царем преклоняешься, а царь защищает порядки, при которых английская свинья на русском сахаре живет. Не так, как живешь ты, русский крестьянин. а гораздо лучше"...

Я видел, как лица их потемнели, как все они сомкнулись вокруг меня и оцепенели от этой простой, элементарной истины, которую твердит нам наша литература уже 40 лет. Ибо вы не найдете ни одного курса по бюджету России, ни одной статьи о старой росписи государственных доходов и расходов, где бы не фигурировала эта английская свинья, откормленная русским сахаром.

Я нашел с моими слушателями общий язык. От этого куска сахара мы перешли уже на вершины культуры и цивилизации, на вершины социализма и когда я уходил от них, они мне говорили: "Послушай! приходи опять приходи еще раз"...

Лёд недоверия был разбит, и деревня, казалось, была завоевана одним ударом.

Счастливый успехом, я пришел к ним в следующее воскресенье, но никто меня не стал слушать. Ни один из стариков на сходку не пришел. пришли молодые распропагандированные крестьяне и сказали мне: "Товарищ. зачем вы говорите вещи, которых нет на самом деле?"

"Вот прошлый раз вы сказали, что английскую свинью откармливают русским сахаром... Наши мужики после митинга пошли на задний двор, дали свиньям сахар, и оне не ели."

Это здесь, конечно, вам смешно, когда я это разсказываю, но мне было тогда не до смеха. Я понял в тот момент, что все пропало: я больше не пользовался доверием крестьян».

Но это была присказка, а вот сказка:






Евгений Евгеньевич Колосов (4 января 1879, Нерчинск — 7 августа 1937, Омск) — общественный и политический деятель, эсер, историк революционного движения в России. Подвергался репрессиям с 1925 года, расстрелян вместе с женой в 1937 году. Тела Евгения Евгеньевича и Валентины Павловны похоронили в общей яме на территории тюремного хоздвора.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Колосов,_Евгений_Евгеньевич