July 21st, 2019

kluven

Е. Холмогоров в ФБ



«Король Лев» — это яркая и бескомпромиссная пропаганда традиционных ценностей: семьи, неразрывной духовной связи отца и сына, патриотизма, традиции, идущей сквозь столетия, и, наконец, монархии…

Это, пожалуй, самый «несовременный» из всех вышедших на экраны голливудских фильмов последних лет, с ним может поспорить разве что «Охота на Бонни и Клайда», выпущенная весной Netflix, но та почти не показывалась в кинотеатрах. Здесь же миллионы детей по всему миру услышат слова о важности ответственной монархии, о необходимости любить Родину, о том, что со звёзд на нас смотрят умершие короли.

История, полученная соединением мотивов «Гамлета» и «Книги джунглей», получилась настолько вызывающе традиционной потому, что Джон Фавро оставил сценарий старого мультфильма практически без изменений, а тот был написан в ту пору, когда левацкая цензура в Голливуде была ещё не всесильной. К тому же «Король-Лев» — это очевидная аллюзия на британского льва, британскую монархию, а её на Западе принято любить даже тогда, когда все остальные, включая русскую, есть обязанность ругать. Хотя можно вспомнить, что примерно в те же годы был сделан аналогичный диснеевский мультфильм и на русскую тему — «Анастасия», где выжившая принцесса освобождала свою страну от тирании. Тираном, впрочем, был назначен, точно следуя клюквенному мифу, Распутин. Да и в «Короле Льве» было и остаётся немало того, что вызывает ощущение прямого сходства с трагической историей России в ХХ столетии.

Фильм объясняет (но не оправдывает, а, напротив, прибавляет осуждения), почему большевики с такой яростью расправились не только с императором Николаем II, но и с наследником-цесаревичем Алексеем. Они очень не хотели, чтобы над их «диктатурой пролетариата» нависала та угроза, которая нависла над диктатурой гиен узурпатора Шрама — угроза возвращения законного наследника.

А попытки Шрама обвинить Симбу в том, что это он виноват в гибели отца, кажутся прямо-таки сатирической аллюзией на рассказы наших неокоммунистов о том, что «вы, весь народ, виноваты в свержении монархии, а значит, не смейте думать о том, чтобы вернуться к нормальной русской государственности, и не смейте изменять сделанному в ущелье, где свершилось цареубийство выбору».

И вот сегодня с новейшими, совершенно фантастически визуальными эффектами, когда первые несколько минут думаешь, что перед тобой передача «В мире животных», пропагандируется абсолютно традиционная семейно-патриархальная и монархически-традиционалистская мораль с разговорами о старых королях, смотрящих на нас со звёзд, с трогательной картиной, как маленькая лапка сына ложится в часть огромного следа отца....

Больше про фильм и вокруг него - здесь: https://tsargrad.tv/articles/ne-tot-prajd_208946

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=719124265188863&id=100012738871713
kluven

(из комментария) О генезисе выражения "Николай кровавый"


... поиск по полному архиву "Искры" (с точностью до возможных ошибок OCR) не обнаруживает сочетания "николай кровавый", а сочетание "николая кровавого" обнаруживается в количестве 1 шт. (Искра №107, стр. 5).

В архиве газеты "Социальдемократ" (центральный орган РСДРП) регистрируется два случая употребления выражения "николай кровавый" и два -- "николая кровавого".

Итого, предварительно вырисовывающаяся картина такова:

1. Выражение было изобретено революционными публицистами в 1900-х, но популярности не приобрело даже в революционной среде; случаи употребления его даже в революционных изданиях единичны (буквально единичны, т.е. "несколько") и труднообнаруживаемы.

2. Об употребление его вне революционной литературы никаких свидетельств не имеется.
Судя по единичности употребления мема даже в радикально-революционных изданиях, вне революционной среды выражение по всей видимости было или неизвестно вообще или во всяком случае совершенно неупотребительно.

3. В единичных же примерах это выражение возникает в политической литературе в 1921-1926 гг. -- в сочинениях Зиновьева (1925), Троцкого (1924) и др.
Имеющаяся в Google Books выборка регистрирует 11 случаев употребления за этот период.

За 1930-е годы выборка Google Books регистрирует 10 случаев употребления, из них один -- в художественном романе (1933) про декабристов и Николая I.

За 1940-е годы известно два случая употребления (здесь и далее для быстроты я считаю только прямую форму им.п., без склонения).

За 1950-е годы -- 15 случаев употребления, а за 1960-е -- 13 случаев.
При этом некоторые из них -- повторные перепечатки одних и тех же пассажей.
В это же число включаются предпринимающиеся в этот период издания сборников революционных листовок и речей 1905-1907 и 1917-1918 гг.
Как видим, и в революционных листовках случаев употребления наскреблось крайне небогато.

За 1970-е годы -- 17 случаев употребления.

За 1980-е годы -- тоже 17 случаев употребления.

За 1990-е годы -- тоже 17 случаев употребления.

И наконец после 2000-х и по 2018 год происходит ренессанс: 25 случаев употребления в форме "николай кровавый" и 22 случая в форме "николая кровавого".

Таким образом, утверждение "народ прозвал Николая кровавым" верно, со следующим уточнением: (1) это произошло в 2000/2010-х гг., и (2) всем известно, о каком народе идёт речь, и на каких форумах этот народ обитает.