July 29th, 2019

kluven

(no subject)

«Дискуссии в РФ на темы "нужен ли РФ свой майдан" - это дискуссии мышей в цирковом виварии на темы о том, надо ли им, уподобясь черным крысам из предания о Гаттоне (мыши грамотные и читали про Гаттона), двинуться могучей волною и растерзать злодея директора в его башне вместе с его завхозом, или такой выход за рамки циркового правового поля не даст пользы великому делу мышиной вольности и благоустроения.

В дискуссии принимают участие мыши, которым циркачи дают санкционированно побегать по лабиринтам, а также те (бесспорно, храбрые) мыши, кто и вовсе несанкционированно сбегает из вивария и бегает по цирку, пока их не поймают и не поместят в виварий обратно - в основном без последствий, но примерно одну мышь на тысячу скормят удавчику по имени Уфсин, а одну на сто или на пятьдесят - стукнут, когда схватят и швырнут в клетку-переноску.

Основная специфика таких мышиных дискуссий состоит в том, что они обсуждают перспективы несбыточные. Им не светит обратиться в могучую волну черных крыс, пожирающих Гаттона, даже если бы они непонятно с чего этого бы захотели.

Если в РФ элита расколется на такие лагеря, как изначально было и всегда оставалось на Украине, и эти лагеря будут сильно зависеть от внешних денежных вливаний, а силовики встанут в нейтралитет (нередкая ситуация во всяких таких образованиях, как Украина, РФ и пр., но конкретно в РФ малореальная), - то тот или иной майдан случится гарантированно, независимо от того, полезен он или нет, ибо нужная массовка всегда найдется в распоряжении любого соответствующего лагеря элиты, - креаклов не хватит, дальнобойщиков подгонят, эти не захотят - таджиков возьмут, а уж с бора по сосенке желающих наберут всяко. Протестные настроения даже не способны тут снизить расходы соответствующего лагеря, потому что нужны не сотни тысяч, а единицы тысяч, а их и бесплатно можно всегда собрать на любой вкус, была бы заинтересованная в этом могучая крыша. Протестные настроения могут дать бесплатно еще и сотни тысяч, но это все относится только к красоте и богатству декораций, так как решать дело все равно будут не эти сотни тысяч (и даже не те единицы тысяч, которых надо скликать из народа), а совершенно иные люди - боевые слуги соответствующих магнатов и группировок и их дружины.

Если же в РФ высшая элита в междоусобицу не впадет, то никакого майдана тут не будет, как не было бы его в аналогичном случае на Украине, и это не зависит от того, 5 ли тысяч человек может собраться в Мск на несанкт, 25 тысяч или хоть 175 тысяч - положения дел это не изменит».

https://www.facebook.com/alexandre.nemirovsky/posts/2371683776277878
kluven

(no subject)

Радзиховский - единственный из всех, кого я слышал, кто достаточно адекватно комментирует произошедшее и считает, что поведение властей совершенно рационально:

«Господа, вы сами соображаете, что говорите? Вы говорите власти: «Мы идем во власть». А Московская городская Дума – это геополитическая высота в России. Вот российская геополитика – это не Сирия какая-нибудь поганая, а это Москва, Московская городская Дума. Вы идете в Московскую городскую Думу, которую выбирают на период с 2019-го по 2024-й год на 5 лет.

В этот период времени предполагается, что или Путин уйдет и поставит преемника, или Путин сломает Конституцию, то есть издаст какой-то указ о том, что отменяется ограничение по срокам, или изменит Конституцию еще каким-то образом. И все эти действия Путина несомненно будут крупнейшими политическими событиями в России с 1993-го года. Намного более крупными, чем приход самого Путина в 99-м году.

Это может вызвать огромное, массовое недовольство. Это может вызвать большие демонстрации. И в этот момент, когда все это может быть… Пусти козла в огород. Ведь демонстрации, манифестации, выступления людей… Одно дело, когда у них есть хоть какая-то легальная, легитимная, законная крыша – есть депутаты хотя бы городской Думы, а еще лучше – Государственной Думы, которые могут сказать: «Это не по беспределу люди выходят. Они выходят, потому что мы, обличенные официальной властью люди – депутаты и так далее, их организовываем, их собираем, их ведем». Это один вариант.

Второй вариант – если таких людей во власти нет. И совершенно правильно товарищи оппозиционеры говорят власти, что если мы в этот переломный, переходный, исключительно важный момент, когда власть беременна новой властью… Еще раз говорю, либо ломай Конституцию, либо уходи и преемника ставь, либо еще что-то. Власть беременна будет. Вот у нее, как у слона, длинный период беременности – не 9 месяцев, а 5 лет с 20-го по 24-й год.

Оппозиционеры говорят: «Вы не волнуйтесь. Мы у вас роды примем по-хорошему, на хорошем медицинском оборудовании, культурно, безболезненно. Все будет нормально. Только вы нас пустите в государственную власть официально. И революция пройдет тихо, мягко, не прерываясь на… Все будет тип-топ». Естественно, что власть им на это отвечает: «Ребят, а нам вообще революция не нужна ни тихая, ни буйная, ни громкая. А если мы во вас власть не пустим, то ее и не будет. А пугачевщиной своей и разинщиной своей вы своих жен пугайте».

Нынче не 17-й век. Без легитимного прикрытия не будет тут ни пугачевщины, ни разинщины. Будете вы во власти – вы эту власть раскачаете, не будете вы во власти – вы эту власть не раскачаете. И ни черта с ней не будет. Вот психология власти.»

Всё верно, но я даже больше скажу: боятся еще и прецедента, нарушающего неписанную конституцию системы. Эта конституция, сложившаяся в советские времена, заключается в том, что никто не может получить власть (войти в номенклатуру), опираясь на мандат снизу и не получив одобрение сверху. Одобрение нужно всегда. Только оно является пропуском. Без отмашки со Старой площади, из кабинетов ЦК – АП, путь во власть закрыт. Система пополнения элиты – отчетливо кооптационная. А тут, понимаете, явились несистемные оппозиционеры и хотят своей волею и волею пославшей их толпы прорваться во власть, прямо в столичный парламент!

И не только в том дело, что они там начнут баламутить, коррупцию обличать, Путина проклинать и т.д. Еще важнее то, что появление там людей вроде Соболь (alter ego Навального) будет воспринято всей вертикалью как пересмотр этой самой неписанной конституции: оказывается, теперь так можно; значит, неписанные правила изменились, несистемная оппозиция может отныне рассчитывать на что-то реальное - табу снято. Но тогда за этим прецедентом воспоследуют новые, по нарастающей: монолит, в котором появилась трещинка – уже не монолит. Понятно, что допустить такое совершенно невозможно.

Так что логично себя ведут власти, и не стоит приписывать им глупость или «близорукость». Плюсы жесткой неуступчивости перевешивают в их глазах ее несомненные минусы. Тут проходит очень важный, принципиальный рубеж, который ни за что не сдадут. Для них это вопрос фундаментальный, "конституционный"».

https://www.facebook.com/alex.vergin/posts/10217796275490637