May 28th, 2020

kluven

(no subject)

Некоторые энвольтируют: "есть, на мой взгляд, основа для обращения в суд против Dr. Fauci и других эпидемиологов. Они врачи и должны действовать в соответствии с имеющимися протоколами".

Между тем, на мой взгляд, вполне очевидно, что действия властей основных стран по поводу COVID-2019 как раз и представляют введение в действие протоколов или черновых протоколов разработанных их государственно-медицинскими органами и органами национальной безопасности для эпидемиологической ситуации -- протоколов, существовавших, вероятно, со времён холодной войны, если не ранее, и уточнённых под воздействием примеров SARS, MERS и др. недавних инфекций.

Вполне очевидно, что протоколы государственных действий на случай массовой эпидемии не могли не существовать.

Нетрудно также представить, в самых общих чертах, что в них могло бы быть написано.
kluven

Гостья из будущего


«Сначала нас подвели к Героине Социалистического Труда, знатнейшей механизаторше Хорезма. К нашему приходу её уже усадили на трактор. А дальше произошла сцена из сюрфантастического фильма. Механик русского вида завел трактор, машина двинулась вперёд, а он пошёл рядом и, когда надо, руками нажимал на педали. В то же время напоминал героине, что ей надо делать ручками.
Героиня была родственницей самому председателю.

Она сидела на тракторе, небольшом, открытом, без кабины, в шелковом халате, со звездой на груди. Порой она оборачивалась к нам и улыбалась для фотографии, а все мы, процессией, двигались за ней со скоростью трактора.

Через пятьдесят метров героиня уморилась, трактор остановился, и секретарь парткома в последний раз зычно крикнул:
— Фотографируйте, фотографируйте!

Мы не смеялись. Это было не смешно. Это было страшно и обычно.
Но нам не хотелось заблудиться в пустыне. Ведь не найдут наших тел.

В конце произошёл небольшой конфуз.
Нас привели в детский садик. Там содержались ребятишки, пока их матери трудились на благо родного колхоза.
Садик представлял собой скромный дом. Нас сразу направили в столовую, где стояли покрытые белыми скатертями столики. Правда, без пищи и без детей. Потом показали спальню. Кроватки в ней были умилительные. Парторг охрип, крича:
— Фотографируйте, фотографируйте!
И было очевидно, что никогда ещё ни одна попка ребенка не касалась этих белоснежных простынь.

И тут я совершил опасный промах.
Чуть отстав от толпы, я невзначай открыл ещё одну дверь рядом со спальней, потому что за ней слышался какой-то невнятный гул.

Там и хранили детей.
Большей частью голенькие и не очень чистые, они ползали по грязному тряпью.
Парторг оборвал свои призывы к фотографированию и с такой силой оттолкнул меня, что я чуть не разбил голову о противоположную стену.
— Смотри куда надо! — рявкнул он.
После этого визит был свёрнут, и нас выдворили из колхоза».

(Кир Булычев, "Как стать фантастом : записки семидесятника", 2001, стр. 186 (первоизд. 1999))