January 14th, 2021

kluven

МАРАХОВСКИЙ: "Минутка я верю в Украину"


«Я, ув. друзья, прочёл, что с послезавтрашнего дня на Украине сфера обслуживания переходит на государственный язык по умолчанию, а за несоблюдение этой статьи закона следуют штрафы - в размере до 22 тысяч рублей на наши деньги.

Лично я категорически приветствую эти перемены.

Дело в том, что неизбирательное культивирование нормального грамотного русского языка на Украине не является полезным для России.

Знание грамотного русского языка лицами, имеющими к России довольно враждебное отношение, приводит к тому, что эти лица пасутся в русской медиасфере - зачастую под видом наших сограждан.

Разумеется, они периодически палятся - употребляя «Кабмин» вместо «правительство», применяя «под» вместо «возле» или «рядом с», а иногда выдавая что-нибудь вроде «Вася был и есть рабом». Но хотелось бы большего.

Хотелось бы, чтобы мова действительно пронизала все уровни и слои украинской жизни - и чтобы искусство говорить и писать по-русски стало маркером исключительно человека культурного и получившего эксклюзивный набор знаний - точно так же, как сегодня русский язык является статусным в ряде республик Средней Азии и Кавказа.

Образование на русском языке, насколько мне известно, на Украине уже ликвидировано. Настало время ликвидировать и разговорные навыки - дабы чтобы те, кто не желает быть причастным к великой русской культуре, не могли и имитировать такую причастность.

Это окажет также благотворное воздействие на естественные ниши выходцев с Украины в российской экономике. Носители качественного русского языка будут иметь один уровень возможностей, а носители мелодичного украинского - другой.

Я понимаю, что это очень долгая работа, но и Москва не вдруг строилась. Хочется пожелать украинскому руководству и голосующему за него обществу удачного и как можно более скорого продвижения в намеченном направлении. Лет за 15, полагаю, Украина справится, я верю в неё.

P.S.
Я знаю, что не все любят поэзию И.А. Бродского. Но мне кажется, что центры обучения русскому языку для прибывающих с Украины должны будут носить, в силу некоторой причины, имя этого литератора».
kluven

МОРАЛЬНЫЕ ДОВОДЫ В ПОЛЬЗУ БЕЛЫХ ИНТЕРЕСОВ


«Действенность современного морального сообщества левых зависит, в конечном счете, от западных тенденций к индивидуализму и либерализму. Сторонники белых, пытающиеся бороться с этим моральным сообществом, должны осознавать очень сильную тенденцию среди своих избирателей к желанию быть частью морального сообщества.

Они должны подчеркивать, что у белых есть морально-законные интересы.

В то время как моральные чувства аболиционистов восемнадцатого и девятнадцатого веков, безусловно, достойны похвалы, принятие идеологии морального универсализма равносильно самоубийству в нынешних условиях, когда миграция на большие расстояния столь легка. Назвать белых «расистами» за отстаивание своих законных интересов – это попытка поместить их в морально нелегитимную категорию. Такие кампании оказывются уникально эффективными на Западе [из-за этико-универсалистской доминанты культур европеоидных групп]. В противоположность, Израиль и его защитники на Западе удивительно невосприимчивы к данному обвинению, несмотря на то, что они построили общество, основанное на иммиграционной политике определяемой этничностью, на этнической чистке и на политике апартеида по отношению к палестинцам и изгнанию африканских мигрантов.

Психологу-эволюционисту моралистическая агрессия против тех, кто отклоняется от группового отношения, представляется очевидной адаптацией для поддержания границ и контроля поведения сплоченной группы. Группы англов, джутов и их пуританские потомки, несомненно, получили большую пользу от моралистической агрессии из-за ее эффективности в обеспечении соблюдения групповых норм и наказании мошенников и перебежчиков, и создания таким образом эффективных групп.

Моральная агрессия не является неправильной по своей сути. Ключ в том, чтобы убедить белых изменить свою моралистическую агрессию в более адаптивном направлении в свете дарвинизма. Ведь объект моралистической агрессии довольно податлив. Надлежащее дарвиновское чувство моралистической агрессии было бы направлено на представителей всех этнических групп, которые создали или поддерживают культурный контроль, который в настоящее время лишает белых их исторической родины. Моральная основа этого предложения довольно ясна:

(1) Между народами существуют генетические различия, так что с эволюционной точки зрения у разных народов есть законные конфликты интересов.

(2) Этноцентризм имеет глубокие психологические корни, которые заставляют даже относительно неэтноцентричных белых чувствовать большее влечение и доверие к тем, кто им генетически подобен. Этноцентризм среди жителей Запада проложил путь к созданию высоконадежных, культурно однородных общества, которые традиционно были более распространены на Западе, чем где-либо еще. Как отмечалось в главе 8, исследования показали, что в регионах с большим культурным и этническим разнообразием, как правило, снижается политическое участие и социальное доверие, в том числе доверие других людей из собственной расовой или этнической группы.

(3) Как отмечает Фрэнк Солтер, общества с преобладающей этнической группой, связанной родственными и культурными узами, с большей вероятностью будут открыты для политики перераспределения, такой как социальное обеспечение и внесение вклада в общественные блага, такие как забота о здоровье.

(4) Общества с преобладающим западноевропейским большинством «предрасположены к политическим системам, характеризующимся демократией и верховенством закона». Уже есть признаки того, что эти особенности западноевропейских обществ находятся под угрозой в результате роста радикальных форм левачества, основанного на принуждении, искоренении личных свобод и радикальных изменениях в Конституции. Необходимым условием для этой трансформации является ввоз нового электората в западные страны в результате иммиграционной политики, введенной первоначальнов Соединенных Штатах иммиграционным законом 1965 года и распространённой вскоре после этого на другие западные страны.

(5) Обвинения в моральной безнравственности, которые сейчас выдвигаются против белых как группы за историю завоеваний и рабства, также применимы к небелым группам. Огромные слои человечества (арабы, китайцы хань, банту) смогли этнически монополизировать обширные территории в результате завоеваний их предков, однако мы никогда не слышим, чтобы они выражали вину за свои завоевания или за свое обращение с покоренными народами; они также не получают наставлений от своей элиты о том, что приветствовать миллионы небелых иммигрантов в их страны – это их моральный долг.

(6) По крайней мере, с восемнадцатого века западные общества были не только более экономически процветающими, но также более справедливыми, чем незападные общества, в результате чего огромные массы человечества хотели бы переехать на Запад. Ярким примером является то, что рабство сохранялось во многих частях мира еще долгое время после того, как оно было отменено на Западе, и оно продолжается во многих частях мира сегодня, особенно в Африке.

(7) Поскольку подавляющее большинство иммигрантов прибывших после 1965 года IQ ниже среднего показателя белых, они будут длительное время истощать общество из-за низких академических успехов в высокотехнологичной экономике, высокого уровня использования социальных услуг, и преступности, в особенности после первого поколения. Это влечёт долгосрочную цену для белых налогоплательщиков, а также общее снижение культуры.

(8) Высокий уровень иммиграции приводит к снижению заработной платы рабочего класса все в большей степени, даже в высокотехнологичных областях с увеличением количества виз для работников информационных технологий из Индии и Китая.

(9) Иммиграция привела к расовой дискриминации в политике и усилению политической поляризации и гражданской войны, которые в конечном итоге могут оказаться катастрофическими. Несмотря на то, что войны оформляются как моральные крестовые походы против жестоких диктаторов (Ирак, Ливия), вмешательство Запада в эти культуры не изменило их родственную динамику – предвестник всё более раздробоенного будущего Запада, если трансформация западных обществ не будет обращена вспять.

(10) Я уже говорил об усилении антибелой ненависти, исходящей от элитарной культуры и более широкого общества на Западе. Эта ненависть будет только усиливаться по мере того, как белые теряют политическую власть, и вполне может привести к увеличению насилия против белых. Белые уже гораздо чаще становятся жертвами жестоких преступлений чернокожих, чем наоборот.

(11) Из-за относительно высокого уровня жизни в странах Западной Европы, есть негативные экологические последствия импорта миллионов бедных людей из Третьего мира.

Само собой разумеется, что энтузиасты иммиграции игнорируют этнические генетические интересы белых. Более того, их не волнует интеллектуальная последовательность: они пришли бы в ужас при мысли о том, что Корея, Нигерия или Израиль должны иметь иммиграцию на уровне этнического замещения местого населения.

Хорошим признаком является то, что подавляющее большинство про-белых активистов и сочувствующих видят сильную моральную необходимость в сохранении нашего народа и культуры. Часто, даже без размышлений об этом, присутствует ощущение, что мы являемся моральным сообществом и отвергаем и избегаем тех, кто ненавидит нас и наши идеи. Налицо чувство моральной справедливости и осознание лицемерия и коррупции наших врагов – особенно глобалистских элит, которые теперь контролируют судьбу Запада. Есть большая уверенность в том, что мы морально и интеллектуально правы.

И это действительно очень хорошее начало. Эта весть будет находить все больший резонанс среди широких масс белых людей по мере того, как Запад становится все более поляризованным из-за этнических разделений и все более враждебным по отношению к белым».

(К. МакДональд, "Индивидуализм и западная либеральная традиция")
kluven

ЕСТЬ ЛИ У ЗАПАДА БУДУЩЕЕ?


«В исследовании «Культура агрессии» (1998) я писал, что «части народов европейского происхождения со временем осознают, что идеологии мультикультурализма и деэтнизированного индивидуализма нанесли и продолжают наносить им вред». Я предсказывал рост межгрупповых конфликтов, а также усиление социального контроля, которое потребуется для поддержки мультикультурного проекта:

«Невозможно переоценить значение межгрупповой конкуренции. Я считаю крайне маловероятным, что западные общества, основанные на индивидуализме и демократии, смогут долгосрочно выжить при легитимации конкуренции между непроницаемыми группами, членство в которых определяется этнической принадлежностью. Обсуждение в моей книге [...] убедительно свидетельствует о том, что в конечном итоге групповые стратегии наталкиваются на порождаемые ими ответные групповые стратегии и что общества становятся организованными вокруг сплоченных, взаимоисключающих групп. Таким образом, недавнее мультикультурное движение можно рассматривать как тенденцию к глубоко незападному развитию – к форме социальной организации, которая исторически была гораздо более типичной для сегментированных обществ Ближнего Востока, сосредоточенных вокруг раздельных внутренне-однородных групп.

Существует поэтому значительная вероятность того, что индивидуалистические общества не переживут внутриобщественную межгрупповую конкуренцию, которя становится всё более распространенной и интеллектуально респектабельной в Соединенных Штатах. В Соединенных Штатах мы в настоящее время идем по взрывчатому пути ведущему к этнической войне и развитию коллективистских, авторитарных и расистских анклавов. Хотя этноцентрические убеждения и поведение считаются морально и интеллектуально законными только среди этнических меньшинств в Соединенных Штатах, теория и данные, представленные в [...], указывают на то, что вероятным результатом нынешних тенденций станет усиление этноцентризма также среди народов европейского происхождения.

Можно ожидать, что по мере обострения этнического конфликта в Соединенных Штатах будут предприниматься все более отчаянные попытки поддержать идеологию мультикультурализма с помощью изощренных теорий психопатологии этноцентризма группы большинства, а также посредством установления полицейского контроля государства за несоответствующие мысли и поведение».

Как обсуждалось в главе 8, многое из этого уже происходит. Идеология, согласно которой белый этноцентризм не имеет интеллектуальной основы и является признаком психопатологии, продвигается средствами массовой информации и во всей системе образования более энергично, чем когда-либо прежде, в то время как этническая идентификация и интересы небелых наоборот поощряются. Ненависть среди небелых против белых, особенно ненависть к белым мужчинам, явно растет – и эта ситуация неизбежно заставляет белых всё более сознавать себя как группу. Мы также наблюдаем всё более строгий общественный контроль, пытающийся поддержать мультикультурное государство – как неформальный контроль, основанный на консенсусе элиты (увольнение с работы, остракизм), так и во многих частях Запада юридические наказания для лиц, выражающих про-белые взгляды или инакомыслие по поводу расы, миграции или важности еврейского влияния.

Многие комментаторы нынешней ситуации в Америке отмечают усиление поляризации и неспособности общаться через политический – и все более и более этнический – раскол. Противоборствующие группы имеют непримиримые взгляды на мир и рассматривают другую как воплощение зла, что очень напоминает милленаристское мышление, которое обсуждалось в главе 6 как сильная тенденция в американской истории. Как писал М.Э. Брэдфорд, «мы находимся на пути к полноценной пуританской риторике постоянной борьбы против "сил тьмы" – к всеобщим вооруженным лагерям, ведущим смертельную борьбу друг против друга».

По мере того, как это продолжает разгораться, все стороны нарастающе считают конфликт непримиримым. Это приводит к экзистенциальному столкновению, в котором на карту поставлены фундаментальные ценности. Хиллари Клинтон, комментируя ядовитую атмосферу американской политики в 2018 году, отметила, что цивилизованность в американской политике может быть восстановлена лишь ​​только в том случае, если её сторона, демократы, восторжествует: «Вы не можете быть цивилизованными с политической партией, которая хочет разрушить то, за что вы стоите, что важно для вас».

Это указывает на возможность гражданской войны. Действительно, опрос Расмуссена в 2018 году показал, что 31% американцев думают, что гражданская война может скоро начаться.

Один из возможных сценариев гражданской войны был представлен ​​Майклом Влахосом, который отмечает, что гражданские конфликты начинаются, когда население дробится на противостоящие лагеря:

«Сразу после выборов 2016 года мы стали свидетелями раскатистой риторики синих и красных элит – по вопросам о наполнении Верховного суда, упразднения коллегии выборщиков, отмены Второй поправки, полной отмены федерального закона штатом, ограничения прав избирателей и использования 25-й поправки Глубинным государством. Всё это потенциальные крайности, которые не только разрушили бы наш конституционный порядок, но и перекосили бы его в сторону юридической конструкции добродетели одной стороны, тем самым разрушив любую видимость приверженности закону другой. Со временем каждая группа эмоционально погружается в страсть разрушить старое и создать что-то новое.

Конституционные нормы, следовательно, существуют лишь условно, до тех пор, пока они не будут окончательно отменены, и только до тех пор, пока сохраняется шатко сбалансированный электоральный разрыв. Большой исторический сдвиг в пользу одной партии над другой очень быстро ввергнет нацию в кризис, потому что партия с новым мандатом поспешит ввести в действие свою программу. Сама угроза такого конституционного демонтажа была бы верным поводом для войны. Такие настроения в 1770-х годах против Британии, а затем в 1850-х годах против партии рабовладельцев были настоящим переломным моментом. Дело Дред Скотт против Сэндфорда было не только таким переломным моментом в 1857 году, но подсознательно его наследие тяжело давит и на сегодняшних американцев, поскольку они размышляют – зачастую с истерической страстью – о ужасных последствиях назначения Кавано в Верховный суд.

Ясно одно: две враждующие стороны не примут ничего меньшего, как полного подчинения другой стороны, даже если проигравший никогда не подчинится [т.е. конфликт станет вечным]. Более того, этос каждой фракции не допускает сопереживания другой».

Влахос предполагает, что «в конечном итоге может произойти разборка на национальном уровне, фактическое разделение родственных связей, при котором Синий и Красный регионы пойдут – и будут управлять – своими собственными путями, сохраняя при этом внешнюю фикцию титульных Соединенных Штатов». Однако:

(1) Фракции на самом деле не столько региональные, сколько городские-сельские и белые-небелые, хотя, конечно, эти вопросы в некоторой степени сливаются. Во всех «голубых» штатах существует разделение между сельскими районами и крупными городскими центрами, которые доминируют политически, что делает региональное разделение неэффективным. Более того, разделение региона по чётко определенным идеологическим линиям, как это произошло во время гражданской войны, было бы намного проще, чем разделение искусственным образом, поскольку разделение создало бы огромные логистические проблемы.

(2) Некоторые аналитики предложили различные схемы раздела Соединенных Штатов для создания белого этногосударства. Такое создание будет включать перемещение населения по образцу изгнания этнических немцев из Восточной Европы после Второй мировой войны и раздела Индии и Пакистана в 1948. В обоих случаях перемещаются миллионы людей, что увеличивает этническую и религиозную однородность обеих областей. Такая схема в современных Соединенных Штатах была бы связана с огромными логистическими трудностями, но, безусловно, была бы возможна при наличии достаточной политической воли.

(3) Основная трудность с расовым разделением состоит в том, что левые готовы стать постоянным большинством в рамках нынешней системы из-за импортированного электората. Левые демонстрируют всё более авторитарные тенденции, направленные на предотвращение образования белого этногосударства. Левые не проявили терпимости к голосам несогласных, и более того: несогласные рассматриваются как олицетворение зла – точно так же, как и в период накануне Гражданской войны. Если левые действительно получат власть, ожидается усиление политических репрессий, прекращение защиты свободы слова Первой поправкой, радикальные изменения в Конституции, более или менее официальная антибелая риторика, дальнейшее удаление исторических памятников и усиление уровня идеологической обработки в системе образования.

Если это верно, тогда мы должны ожидать насилия в качестве части уравнения. Как бы выглядела такая война? В настоящее время белая / сельская сторона будет иметь некоторые преимуществ с точки зрения владения оружием и представительства в полиции и вооруженных силах, особенно в высших эшелонах, но это не гарантия победы.

Я согласен с Энохом Пауреллом: «Когда я гляжу в будущее, меня наполняют дурные предчувствия; как и римлянин, я, кажется, вижу реку Тибр, пенящуюся от большого количества крови». Все утопии, выдуманные левыми, неизбежно ведут к кровопролитию – потому что они противоречат человеческой природе. Классическое марксистское утопическое видение бесклассового общества в Советском Союзе самоуничтожилось, но только после убийства миллионов своих людей. Теперь мультикультурная утопическая версия, которая стала доминирующей на Западе, демонстрирует признаки сильного противостояния и непримиримой поляризации.

Мы хотим, чтобы оглядываясь в будущем назад на текущую эпоху, нам не пришлось бы говорить, что мы сделали слишком мало и слишком поздно, как это произошло с иммиграционным законом 1924 года, направленным на создание этнического статус-кво. Все показатели представительства белых в силах общественного контроля будут продолжать снижаться в ближайшие годы, учитывая продолжающееся ухудшение демографической ситуации. На данный момент даже полная остановка иммиграции и депортация нелегалов не будут достаточными для сохранения Белой Америки в долгосрочной перспективе.

Левые и их союзники из крупного бизнеса создали чудовище. Белые должны понимать, что, если они ничего не сделают, в ближайшие десятилетия их будут все больше преследовать, травить и чернить, поскольку чудовище продолжает набирать силу».

(К. МакДональд, "Индивидуализм и западная либеральная традиция")
kluven

ИЛЛАРИОНОВА ДЕКАТОНИЗИРОВАЛИ

ИЛИ "ЛИБЕРТАРИАНСТВО -- ЭТО ВАМ НЕ ЛОБИО КУШАТЬ"

«Краткая история расставания Андрея Илларионова с Институтом Като.

1. Означенный Илларионов, сотрудник означенного Института ( https://www.cato.org/ ), всего из себя либертарианского, подвизающегося за Individual Liberty, Free Markets, and Peace, -- опубликовал в своем ЖЖ пост https://aillarionov.livejournal.com/1215661.html , диаметрально расходящийся по оценкам происходившего с уже озвученной позицией руководства Института (то - с гневными обвинениями супротив Трампа и трампистов-правонарушителей в Капитолии, а Илларионов - с радикальным сокращением этих обвинений и выдвижением обвинений в адрес Демпартии и БЛМ, Пост не содержал обвинений в фальсификации выборов, но заявлял, что честность их остается неизвестной и не подтвержденной должным образом). В частности, руководство Института заявило, что незаконное вторжение в Капитолий было direct attack on the Constitution of the United States, а Илларионов - что оно вовсе не нарушало означенную Конституцию, а нарушало внутренние правила Капитолия по входу в помещения, занимаемые Конгрессом США. Вопрос о том, нарушало ли оно еще какие-нибудь имеющие силу или охрану закона нормы США, кроме Конституции и правил входа, Илларионовым как-то не ставился.

2. Институт так остервенел, что начал расследование и обсуждение такого безобразия, и его официальный представитель заявил, что предметом являются именно комментарии Илларионова, содержание коих "руководство Института категорически отвергает" . Illarionov’s comments are now “under discussion among senior management” and with Illarionov directly, said Corie Whalen, a Cato spokesperson. “The senior management team at the Cato Institute categorically rejects the claims made in the blog post by Mr. Illarionov,” Whalen said in a statement (
https://www.politico.com/.../cato-fellow-election... ).

3. Итог получился в течение 2 дней и был немного предсказуем: Илларионова из Института выставили (на вопросы о том, как именно это было оформлено, Институт категорически отказался отвечать, сам Илларионов этого тоже не огласил, ограничившись заявлением -- https://aillarionov.livejournal.com/1216005.html.

"Я более не работаю в Институте Катона.
Как сообщил мне вице-президент Института, причиной является содержание постскриптумов, присоединенных к моему посту «Поджог Рейхстага» – 2021 в этом блоге".

Из этого заявления видно, что Институт Катона переподвязал шнурки (не переобулся) в полете, поскольку предметом ссоры объявлены теперь уже не комментарии Илларионова - как было оглашено ранее - а приведенные им к этим комментариям постскриптумы, содержашие ссылки на разнве статьи и ютубные выступления сугубо некошерного характера.

Такая тонкость Института и заслуживает специального упоминания. Все остальное-то неудивительно совсем».

(Цитируемый текст -- заметка А. Немировского)




Б. ЛЬВИН И А. ИЛЛАРИОНОВ

Другой видный российский либертарианец -- цыганский барон российского либертанства Б. Львин -- повёл себя мудро. Оглядевшись вокруг, он (прежде не избегавший высказываться по политическим предметам) залёг на дно и уже 3,5 месяца не раскрывает рта.

Либертарианцам, как стронникам частного предпринимательства, вообще свойственно служить в больших государственных или межгосударственных бюрократических конторах вроде World Bank и IMF, служащим каковых (направленным туда опять же не частно-предпринимательским образом, а от госвластей РФ) и являлся с начала 90-х гг. Львин.

Служба же в таковых конторах, очевидно, способствует пониманию аппаратных ситуаций и развитию спасительного чувства, что "здесь вам не тут".

Нельзя также не принять во внимание, что Илларионов -- супруг американской аристократки, которому из-за увольнения не грозит нехватка лобстеров, а Львин -- всего лишь бедный совслужащий на зарплате с презренным 6-значным долларовым доходом, ипотекой и детьми в колледже. Тут поневоле станешь пескарём (или, скорее, камбалой, сливающейся с донным илом и посматривающей одним глазом наверх).

Но вот вопрос: удастся ли отлежаться Львину на дне? Организации, в которых служит Львин -- серьёзны, в них ведь могут потребовать и выступления на партсобраниях, а также подписания коллективных писем с требованием разбить трампофашистским заговорщикам собачьи головы.
kluven

(no subject)

«Ситуация развивается так, что я не удивлюсь, если Трамп последним президентским бортом отправится в Москву и попросит здесь политическое убежище. Вообще, американские левые взялись за дело основательно, слаженность поражает».

– Вполне возможно, что так оно и будет, только не прямо сейчас, но через несколько лет. Трамп и "трампизм" стремительно обращаются в структурный эквивалент Троцкого и "троцкизма". Это сравнение имеет ограниченную силу, т.к. Трамп по организационным и идейным талантам совсем не Троцкий, и команды и партии "трампистов" эквивалентных группировке Троцкого у него тоже нет. Но оно верно в смысле происходящей и грядущей демонизации Трампа и "трампизма" подобным демонизациям Троцкого и "троцкизма" в СССР 1927-1930-х гг.. Различие будет также в том, что Трампа вероятно не вышлют, но существование в США станет для него небезопасным -- как со стороны "частного" прогрессивного насилия, так и возможных грядущих вашингтонских процессов. На продвижение до этой точки вероятно уйдут несколько лет, и по мере её приближения Трамп вполне может попыться бежать из США -- а в Россию или в другое место, это вопрос уже следующий, там будет видно.

– Различий больше. Трамп никогда не был одержим идеей "мировой революции".

– Это относится к (маловажной) судьбе Трампа уже ПОСЛЕ бегства. Троцкому пришлось прислать в подарок в Мексику ледоруб, т.к. он и за границей служил антисталинистским организационным центром (а Испания едва не стала страной торжествующего троцкизма). Трамп такой роли играть не будет. Его судьба ПОСЛЕ бегства будет поэтому отличной от судьбы Троцкого.

– Бегство Трампа - допущение сомнительное [...] его защитит партия, где ему на сегодняшний день нет реальной альтернативы (Пенса те же республиканцы по уму должны бояться больше, чем кого-либо - это ровно такой же глобалист, как Байден или Хиллари); sic, к 2023 году у них едва ли появится другой кандидат на фоне той бучи, что уже рвёт границы терпения нации, ассоциируя норму - с Трампом. Будет жив - быть ему президентом через четыре года под 53-55 процентов. Кабы не более.

– Я согласен с оценками и прогнозами МакДональда. Конфликт в США вышел в состояние непримиримого, экзистенциального и будет раскручиваться. Мирное сожительство сторон более невозможно, и целью каждой из них отныне становится полное сокрушение другой стороны. Это сокрушение, конечно, в ближайшие годы будет односторонним, т.к. демократы/цветные будут иметь абсолютное превосходство над республиканцами/белыми. Избирательных перспектив у белых больше нет, и если у белых и будет вообще в будущем шанс на национальное выживание, то он состоит в секцессии, гражданской войне и этнических чистках территорий -- но если этот шанс и будет испробован вообще, то ещё не завтра. В ближайшие же годы предстоит усиление репрессивных политик и зачистка общества от несогласных на всех уровнях.

Трамп здесь играет роль не существенной самой-по-себе единицы, но некоего символа (причём символа как раз не столько для белых, сколько для демократов). Трамп уже демонизирован до степени (и далее его демонизация будет только возрастать), в которой его убийство "частными негосударственными лицами" является возможным уже в ближайшее время (роль агентов секретной службы будет состоять в том, чтобы пропустить убийц), и в будущем возможность его убийства только возрастёт.

По мере грядущей эскалации конфликта и репрессивности режима ("обострения расовой борьбы по мере приближения к идеальному строю") станет возможным и государственное преследование "врагов народа", включая Трампа, революционными трибуналами.
kluven

* * *


«Ксенофобия зачем-то нужна, это работающий механизм. Чёрт знает что будет, если его сломать».

Ксенофобия очерчивает границы этнических групп и связанных с ними лояльностей, и обеспечивает выживание группы в ходе процесса эволюционного отбора групп и их генетических пулов.

* * *

«Самый крупномасштабный материальный процесс происходящий в истории -- это конкуренция больших групп людей, наций и народов, за выживание и за место в экосистеме, за обладание её тучными полями, их захват и вытеснение конкурентов (других народов) на более бедные поля, в более низкое, подчиненное положение, за ослабление их конкурентоспособности.

Повторим ещё раз: интерес любого народа в конкуренции с другими народами состоит в том, чтобы сохраниться (продлиться в будущее) и занять возможно более высокое место в пищевой пирамиде и пирамиде власти.

Это называется естественный отбор, и является наиболее крупным процессом человеческой истории и эволюции».

https://oboguev.livejournal.com/1166424.html
kluven

(no subject)

«ПРИМИРЕНЧИВОЕ

Я более-менее регулярно читаю требования сталинистов и советчиков к русским людям – примириться с советской историей. «Советский период – история нашей страны, а историю надо принимать всю». Да, большевики истязали и мучили цвет русского народа, но это надо принять и простить, ведь это часть нашей истории. Ну что за глупое деление на красных и белых, всё это давно мохом поросло, кровь давно ушла в землю. У нас сейчас другие задачи – Сирия, например.

Мне всегда хочется в ответ на это предложить советским товарищам примириться с маленькой деталькой их собственной истории. А именно - с генералом Власовым.

Власов – это именно ЧАСТЬ СОВЕТСКОЙ ИСТОРИИ. К русской истории, кончившейся в 1917 году и продолжающейся только в умах и сердцах отдельных людей, он не имеет ни малейшего отношения. Он «родом красноармеец», в РККА с 1919 года. В тридцатом году вступил в ВКП(б). Был членом армейского трибунала. Учился в Китае. Когда настало время воевать с немцами, воевал с немцами, воевал очень хорошо. Ну перешёл на сторону немцев, так Ленин же Брестский мир подписал? Подписал. Ну и Власов тоже проявил большевицкую смекалку. Ничем реально не руководил, с советскими не воевал. Был выдан СССР, где его пытали и повесили – ну так мало ли большевики пытали и вешали большевиков, дело житейское. Хватит уже. ПРИМИРИТЕСЬ с Власовым. Это ТОЖЕ ВАШ ЧЕЛОВЕК, товарищи. Это ваша советская история. Примите её со всей её сложностью. Признайте Власова частью себя, власовцев – таким своеобразным ответвлением Красной Армии, стрельбу друг по другу (если и была) – дружеским огнём. В конце концов, во время Гражданской тоже бывало, что бойцы товарища Резника стреляли в бойцов товарища Кровопущенко, что не мешало и Резнику и Кровопущенко быть красными героями (и быть расстрелянными в одном подвале в 1936). История – она такая сложная, неоднозначная. Примиритесь и со Власовым, который просто критиковал некоторые недостатки сталинского режима – в которых, разумеется, был виноват не великий вождь Сталин, а окружавшие его враги (Сталина ведь окружали враги и перерожденцы, сами же говорите?) Ну вот. Примиритесь. Ну что за глупое деление на власовцев и красноармейцев, у нас же Сирия. Знаете, как пригодились бы власовцы под Дамаском?

Ну так что? Не хотите?

Ну вот и мы – только после вас».

https://www.facebook.com/k.a.krylov/posts/2877687065630999




Напомню мой собственный ПРОЕКТ ПРИМИРЕНИЯ БЕЛЫХ И КРАСНЫХ.

Как оно мне видится, в общих чертах.

Примирение основано на:

1. Балансе интересов белых и красных.

2. Как части такого баланса -- компенсации (частичного, конечно, в небольшой вообще достижимой степени) ущерба нанесённого красной стороною стороне белой, включая материальную компенсацию и моральную, и принесение красной стороною деятельного покаяния за такой ущерб.

Покаяние, подчеркну, должно быть деятельным.

Сторонники большевизма должны рассчитаться на первый-второй, после чего первые номера расстреливают вторых, а имущество последних поступает в фонд компенсации ущерба нанесённого белым.

Оставшиеся первые номера красных после проведения первой фазы деятельного примирения переходят ко второй фазе примирения, отбывая в колхозы на 20 лет и приступая в них к труду на условиях сталинских крестьян, т.е. за трудодни и за советские расценки. Произведённая продукция поступает в фонд компенсации ущерба нанесённого белым. Недобросовестный труд примиряющихся красных исправляется направлением в лагеря перевоспитания, для воспитания в них надлежащей сознательности.

Что касается названий улиц, памятников и т.п., то России более 1100 лет, из которых советский период занимал 70, поэтому квота для деятелей советской эпохи составляет около 7%; ввиду её недавности и сравнительной численности и изученности квота советской эпохи может быть повышена до 10-15% и должна преимущественно заполняться деятелями из числа деятелей культуры, науки, техники и т.п.

Никаких других основ примерения между русскими и большевизанами быть не может.