July 7th, 2021

kluven

ВАРВАРА ИВАНОВНА N

(фамилию просила не публиковать) родилась в Алтайском крае ещё до первой мировой войны. Точную дату не помнит, а в паспорте проставлена, по её словам, неправильная дата – 1914 г.

Семья у нас была большая – 12 человек. Жили мы нормально: было две лошади и три коровы, свой хлеб, лён. Все дети умели ткать, вышивать, ухаживать за домашней скотиной. Наш дом стоял на краю деревни. В нём была всего одна комната, вдоль стен – лавки. Отец мой в первую мировую войну попал в плен и четыре года работал батраком на одного немецкого фермера. За это время неплохо выучил немецкий язык. Стал у фермера помощником. Тот предлагал отцу остаться в Германии, не возвращаться в Россию, но он вернулся к нам.

Помню, что к новой власти отец относился почтительно, но с опаской и недоверием. Он старался отгородиться от внешней жизни, связанной с этой властью. Но это получалось с трудом. У нас все так к властям относились. На деревенских вечерках можно было услышать такую частушку: «Коммунисты – люди чисты, жеребятину едят. Если этого не будет, они Бога матерят». Или вот ещё одна: «Колхозник идет, весь оборванный. Кобыленку ведет, хвост оторванный». Бывали частушки и с солеными словами, которые я тебе, девушке, сказать не решусь. Пели их, конечно, скрытно. Но порой осмеливались и на открытое пение. Только потом эти певцы куда-то исчезали. Мы, дети, узнавали об этом не сразу. Постепенно такие частушки слышались все реже и реже.
Родители обо всём этом перешёптывались. Но разве от нас что скроешь?

Поскольку отец познал неволю германских эксплуататоров, был грамотным и даже знал чужой язык, его во время коллективизации поставили раскулачивать односельчан. Отец очень не хотел этим заниматься. Ведь в деревне все друг друга знали: с этим крестился, с тем поженился, с третьим был роднёй. Поэтому в ночь перед раскулачиванием отец предупредил всех, к кому они утром должны были придти. Все всё и попрятали. А отец с приезжими из города потом не особо и искали. Дядя мой в ту ночь надорвался. Он прятал зернодробилку, а она оказалась тяжелой. Соседка тетка Наталья неумело спрятала свои вещи, и их сразу увидели. Эта тетка была, наверное, одной из самых бедных в деревне. Составили акт, и всю семью куда-то отправили. Никакого суда, конечно, не было.

Примерно через месяц после этого отец собрал нас и увез в город Щегловск. Раньше уехать нельзя было, так как это бы вызвало к отцу подозрение. Слава Богу, в деревне отца никто не выдал. Но судьба его была поломана. В городе мы тоже не очень-то свободными были.

Я считаю, что раскулачивание было преступлением против людей. Но так думать я стала не сразу. Тогда все так жили. Как-то по-другому жить было невозможно. Да и не знали мы, как это – по-другому. Тем более, что тогда всюду говорилось, внушалось, что всё идёт хорошо, всё так и надо, всё отлично, и дальше будет только лучше. Но жизнь не обманешь! [*]

Collapse )
kluven

О поддельных сенсациях


Пишут:

«Только от 50% до 60% сотрудников Национальных институтов здравоохранения (NIH) США вакцинировались от коронавируса. Об этом заявил во время слушаний в Сенате директор Национального института изучения аллергических и инфекционных заболеваний Энтони Фаучи».

Они что-то знают. Чего не знаем мы.


В действительности доля частично вакцинированных в населении США составляет 55%, полностью вакцинированных -- 47%.
А среди сотрудников NIH -- более 65%.

https://www.nytimes.com/interactive/2021/world/covid-vaccinations-tracker.html
https://www.training.nih.gov/messages_from_the_cc_and_oms


Нужно также понимать, что медики среди сотрудников NIH составляют около трети, а основную часть составляет технический персонал: офисные секретарши, уборщицы, IT-шники и т.п.

Т.е. картина, очевидно, примерно такова: из медицинских сотрудников NIH вакцинировались примерно все, а из технических -- как люди тех же специальностей в соседней по улице компании занимающейся каким-нибудь экспортом-импортом парфюмерных изделий.




Нужно при этом понимать, что уровень вакцинации населения в ~ 50% -- это очень высокий покзатель.
Настолько большой, насколько это было физически возможно.

Скорость вакцинации в США сейчас ограничена объёмами производства вакцины.

В Калифорнии (как и в прочих штатах) вакцинировали сначала возрастную группу от 65 лет и старше + людей с заболеваниями создающими повышенный риск + медработников и т.п. особые категории.

Затем стали вакцинировать возрастную группу от 50 лет и старше.

Две недели спустя открыли вакцинацию для остальных.

Я записался в первый день и час, когда открылась запись на "50 лет и старше". Записаться смог только на срок через 3 недели и в городе отстоящем на 250 км. Ближе записаться было невозможно -- всё было разобрано в первые же минуты. На следующий после этого день записаться было невозможно вовсе, вообще -- все appointments были разобраны в первый же день записи. Вторая прививка была через примерно месяц после первой. Все эти 6-7 недель я посматривал, какие есть записи, и нельзя ли перенести поближе, чтобы не пилить 5 часов за рулём. Записаться на прививку ранее, чем за месяц, во все эти полтора месяца было невозможно -- всё было разобрано напрочь.

В Калифорнии 32 млн. взрослого населения, в возрастной когорте до 50 лет -- скажем, около 20 млн. Каждый месяц Калифорния получает от федерального правительства 2.5-3 млн. доз вакцины, т.е. способна полностью (двумя дозами) вакцинировать 1.2-1.5 млн. чел. ежемесячно. Объёмы производства вакцины вероятно расширятся, но если бы они не расширились и остались на текущем уровне, то вакцинация взрослого населения моложе 50 лет займёт 13-17 месяцев. Из которых пока прошли полтора месяца.
kluven

Бóльшая часть молодёжи в Камбодже считает, что при Пол Поте ничего особенного не происходило.


Дети играют на полях среди костей, и не знают (и не интересуются), чьи это кости.

«80% населения Камбоджи моложе 30 лет не знают ничего или почти ничего о годах правления красных кхмеров. В школе этот период им не преподавался.

Только 15% опрошенных сказали, что они осведомлены о [судебных] процессах над красными руководителями [проходившими в 2009 г.].

"Я говорю с ними [школьниками], но они не всегда верят тому, что я им говорю", – сказал 57-летний учитель химии Канн Сунтара.

Другой учитель, Эам Мэри, ныне в возрасте 41 года, подвергавшийся в детстве жестоким пыткам во время правления красных кхмеров, сказал, что он может привлечь внимание своего класса только когда он рассказывает необычные истории, например о том, как голод заставлял его есть мышат или ящериц или что похуже. «Они говорят: " Фу, мерзко!" – сказал он. "И в то же время некоторые дети на задних партах играют и не обращают внимания на рассказываемое им".

Разрыв между поколениями особенно очевиден здесь, на бывшем поле смерти, где десятки черепов и костей были сохранены в импровизированном мемориале – одном из сотен по всей стране – как свидетельство того, что массовые убийства действительно имели место. Но дети кажутся глухими к стонам призраков. Для некоторых из них кости – лишь игрушки. Иногда они втыкают пальцы в глазные орбиты черепов, как в шары для боулинга. Дети говорят, что иногда они надевают черепа на голову, как страшные кепки. Иногда они пинают черепа. Но они не смогли ничего ответить, когда их спросили, чьи это черепа.

"Это черепа призраков!" – сказал 11-летний Прок Поув, стоя возле маленькой ступы [памятного здания], в котором хранятся кости. Но он сказал, что не знает, чьи это призраки, и сказал, что никогда не слыхал о красных кхмерах.

12-летняя Сок Дейн сказала, что знает немногим больше. "Моя бабушка говорит мне, что во времена красных кхмеров некоторые люди били других людей", – сказала она. Но это было все, что она знала, и значение слова "время красных кхмеров" было ей непонятным».

http://hrc.berkeley.edu/pdfs/so-we-will-never-forget.pdf
https://www.law.berkeley.edu/files/IHRLC/So_We_Will_Never_Forget.PDF
https://www.nytimes.com/2009/04/08/world/asia/08cambo.html


Аналогично, хотя в Китае от "культурной революции" пострадала почти каждая семья, современная китайская молодёжь ан масс не слыхала о "культурной революции" и не имеет о ней представления.

Тем же образом, воспитывашиеся в СССР дети не знали истории их собственных семей. Родители не рассказывали детям семейную историю, чтобы не вводить ребёнка в конфликт со строем -- чтобы уцелели хотя бы дети -- и чтобы ребёнок неосмотрительными высказываниями не обрёк семью. Проведённое Митрохиным интервьюирование бывш. сотрудников аппарата ЦК КПСС показало, что даже среди них преобладающему большинству их собственная семейная история была неизвестна.