July 20th, 2021

kluven

Статья Александра Храмова

https://www.apn.ru/index.php?newsid=39986

«Несмотря на прекрасные стартовые возможности, «Память» не смогла воспользоваться волной перемен. С приходом демократии перестроечные национал-патриоты оказались у обочины политической жизни, погружаясь в безвестность и предаваясь алкоголизму. От грозного общества «Память», активисты которого, облачённые в чёрные рубашки, срывали собрания «русофобов» и громили редакции неугодных газет, осталась лишь одноимённая песня Егора Летова. Во многом виной тому стал не только радикальный имидж этого движения, неприемлемый для обывателя, но и его монархическая идеология. В то время как советские люди, уставшие от авторитаризма, жаждали демократии и гласности, «Память» проповедовала возврат к сословному обществу и самодержавию. Стоит ли удивляться, что инициативу быстро перехватили «ДемРоссия» и «ДемСоюз», которые вместо того, чтобы предаваться мечтам о царе-батюшке, выступали за свободные выборы и рыночную экономику.

Пока либералы занимались партийным строительством и активно участвовали в выборном процессе, национал-патриоты косплеили униформу итальянских фашистов и вышагивали под транспарантом «Бог-Царь-Нация». Действительно, если «демократия в аду, а на небе - царство», то зачем играть в гнилой парламентаризм? Пусть это делают другие, а мы будем наблюдать со стороны, ностальгируя по утраченному раю, воплощённому в допетровской Руси или Российской империи. Неожиданный триумф ЛДПР на первых думских выборах в 1993 году показал, что даже в исполнении Жириновского русский патриотизм пользуется немалым спросом – главное, чтобы он говорил на языке современности, а не архаичной утопии. В посткоммунистической Восточной Европе национализм вообще сплошь и рядом шёл рука об руку с демократией. Но отечественные национал-патриоты с упорством, достойным лучшего применения, продолжали цепляться за свой монархический манямирок, выпадая из реальной политической жизни.

Мне казалось, что русские националисты давно извлекли урок из этой печальной истории. Надо ставить вопрос не о демонтаже демократических институтов, а том, как заставить их служить русским интересам – этот консенсус сложился в национальном движении уже на момент проведения первых «Русских маршей». К тому времени ряженые поклонники «православного царя», в 1990-е годы раздававшие на митингах газету «Опричник», превратились в вымирающий вид. С тем большим удивлением я наблюдаю, что сейчас монархическая идея вдруг восстала из могилы, чтобы своей костлявой рукой хватать новое поколение русских националистов. Немало для этого сделал небезызвестный Егор Просвирнин, который стал проповедовать «царизм» - надеюсь, хотя бы по зову сердца, а не по чьему-либо заданию. С его подачи многие на полном серьёзе принялись обсуждать преимущества и недостатки самодержавия по сравнению с западной демократией.

Но одно дело – постить мемы с Николаем II, относиться с уважением к наследию дореволюционной России и осуждать преступления большевиков. Совсем другое – поднимать на щит заведомо непопулярные идеи. Даже в Белом движении монархисты были в меньшинстве.

...

К чему агитировать за какого-то мифического монарха, если у нас он и так имеется в лице Владимира Путина? Путин находится у власти вот уже 21 год - больше, чем многие российские самодержцы, и, как доказывает прошлогоднее «обнуление» президентских сроков, он не собирается уходить и дальше. Оппозиционная молодёжь на уличных протестах скандирует «Долой царя!», да и сам Путин, который с завидной регулярностью открывает памятники Александру III, тоже явно присматривается к незабвенным временам царского самовластья. Вся система властных отношений в России уже давно завязана на первое лицо, его слово и его взгляд жадно ловят чиновники всех уровней. Прямо как при царях, у нас можно критиковать кого угодно – Думу, министров, губернаторов – но не августейшую особу. Под конец жизни Путин явно рассчитывает передать власть преемнику, как это делали римские и византийские императоры. Эй, монархисты, что же вам ещё нужно для полного счастья? Чтобы Путин в тронном зале Московского Кремля надел на себя корону и вообще отменил выборы? Но зачем, если абсолютная монархия, как доказывает история, может прекрасно сочетаться с элементами народного представительства?

...

Так что Путин усидит на троне и без помощи мамкиных монархистов. Но и в оппозиционном лагере им тоже делать нечего. Допустим, Путин – это плохой царь, который больше думает о своих карманных вексельбергах, чем о русской нации. Но где вы найдете кандидата на престол получше? И даже если вам это удастся, то где гарантия, что следующий «царь» тоже будет национально мыслящим? Дело не в персоналиях – порочна сама система, при которой наше общее будущее полностью зависит от тараканов в чьей-то отдельно взятой голове. Но демократия и придумана для того, чтобы решить эту проблему. Нация должна самостоятельно определять свою судьбу, а не пожизненно вверять её в чьи-то руки. Поэтому русским националистам необходимо включиться в борьбу за сменяемость власти, если они не хотят наступить на те же грабли, что и тридцать лет назад.

Как и во времена перестройки, в наши дни наиболее активная часть российского общества недовольна монополией партии власти, произволом силовиков и засильем бюрократии. В ситуации, когда наши сограждане по горло сыты закручиванием гаек, проповедовать им любые формы авторитаризма было бы равносильно самоубийству. Зачем лить воду на мельницу Кремля, критикуя демократическую модель? Наоборот, русский национализм должен предложить свое видение демократических перемен, иначе он будет неконкурентоспособен даже на фоне Максима Каца. Чтобы в период политического транзита победа вновь не оказалась за антинациональными силами, прикрывающимися лозунгами свободы, русское движение само должно возглавить борьбу за свободную Россию».




Цитированное рассуждение исходит из суггестии, что идеи являются самодвижущей силой. В действительности же идеи служат лишь инструментарием, который могут применять (или не применять) те или иные социальные силы. Силы же являются силой и субъектом лишь в том случае, если они обладают ресурсами.

Если бы император Константин не пожелал использовать христианство для своих целей, христианство осталось бы лишь сноской в истории религиозных сект.

Если бы правительство Германии не пожелало финансировать большевизм, последний остался бы лишь сноской в истории российских политических группок начала XX ст.

В посмотренном мной на днях сериале "Кондор" старый работник ЦРУ, вербуя в органзацию юного идеалистического племянника, говорит ему: "без опоры на действительную власть идеи неспособны оставить на действительности и царапины".

В цитированном рассуждении зияет лакуна на месте понимания того, кто должен стать ресурсообладающим генеральным заказчиком русского национализма, есть ли этот "кто" в РФ, а если нет -- то может ли он появиться или нет, а если может (хотя бы гипотетически) -- то откуда и в каких временных горизонтах.

* * *

Можно прибавить, с иллюстративными целями, что сделанное указание весьма напоминает ситуацию с русским марксизмом в начале XX ст. С одной стороны, марксизм воодушевлял желавшую социального восхождения интеллигенцию и полуинтеллигенцию, обещая им, что их восхождение "исторически-неизбежно". Но одновременно марксизм нёс печальную весть: социалистическая революция требует материальных социо-структурных предпосылок и не может совершиться, покуда капитализм не разовьётся до своих пределов и не исчерпает возможности своего развития -- т.е. в России через долгие даже не десятилетия, а столетия, до тех же пор любые усилия марксистов неспособны приблизить социализм хоть на йоту. Т.е. восхождение интеллигенции и полуинтеллигенции состоится, но для нынешних и нескольких ближайших поколений -- лишь в загробном мире.

Решение дилеммы было, как известно, найдено Лениным, которой сохранил марксистскую фразеологию, но выкинул марксистское содержание -- исторический материализм, марксистскую социологию, "Капитал" (включая его нулевой том) и т.д., т.е. всего Маркса и Энгельса после 1848. Ленин провозгласил, что не социальное бытие определяет сознание, но напротив -- бытие рабочего класса должно определиться сознанием интеллигенции, что надстройка первичнее базиса и т.д. Все эти идеи, заимствованные Лениным у Ткачёва прежде всего (и в меньшей степени у Чернышевского и ряда других представителей автохтонной русской социал-революционаристской традиции) были систематически высказаны им впервые в "Что делать". В гостях у Чернова Ленин ознакомился впервые систематически с корпусом сочинений Ткачёва, которые вызвали у него экстатический взрыв, и полгода спустя было написано "Что делать" содержавшее начала ленинизма, т.е. ткачевизма (как анти-марксистского извода соц. революционаризма, отрицающего основные фундаментальные постулаты марксизма) завёрнутого в марксистскую фразеологическую оболочку и выданного за "развитие марксизма". В русской революционной среде это новое, ленинское переиздание ткачевизма вызвало взрыв энтузиазма.

Но энтузиазм энтузиазмом, а отвергнутый материализм -- отвергнутым материализмом. Совершение "социалистического" переворота при отсутствии требуемых для социализма предпосылок определило затем дальнейший путь СССР. Нас здесь однако интересует более узкий вопрос -- о том, благодаря чему с.-д. держались на плаву, вели свою работу, и эвентуально пришли к власти.

Источники финансирования с.-д. период до 1917 г. известны (https://oboguev.livejournal.com/5945182.html). Это:
- пожертвования Морозова (с, эвентуально, по-видимому его убийством и получением денег по полису)
- убийство Шмидта и захват его средств посредством подложных браков
- финансирование со стороны множества других представителей капитала и царских сановников
- финансирование со стороны широких кругов интеллигенции и образованного слоя
- эксы

Этих средств РСДРП хватило для существования и ведения кое-какой деятельности, но для участия в революции 1917 года было недостаточно. Без дополнительного финансирования в 1917 году РСДРП оказалась бы лишь маргинальной группировкой. Финансирование, позволившее РСДРП в 1917 году выступить значительной силой, было обеспечено немецким правительством.

Таковы были ген. заказчики с.-д. и б-зма в период до захвата им власти и ресурсов в России.

* * *

Лакуна цитируемой заметки состоит в том, что она не пытается выяснить, а есть ли такие спонсоры у русского национализма -- не поимённо, а хотя бы есть ли они вообще, и с какой стороны должны взяться.

То, что при отсутствии ресурсообладающих заказчиков политическое движение не может иметь перспектив -- это тоже один из уроков, которые русскому национализму полезно бы вынести.

Равно как и понимание того, что демократия, подобно "социализму", требует определённых материальных социо-структурных предпосылок -- в частности, слоя национальной буржуазии, и что в отсутствие таковой предпосылки демократия "в хорошем смысле слова" невозможна.

* * *

Отдельным от вопроса о заказчиках является вопрос об исполнителях: желает ли интеллигенция участвовать в русском национализме?

В ВУЗах РФ насчитывается более 300 тыс. чел. штатного профессорско-преподавательского персонала. Из них остепенённых -- 200 тыс. Профессоров и доцентов -- 130 тыс. Это всего лишь один сегмент людей, профессиональный навык и занятие которых -- работать с мыслью и словом. Какое же количество русских националистических публицистов и авторов, во время глубочайшего-то и острейшего национального кризиса, выдвинул этот обширный профессорско-преподавательский персонал ВУЗов?

Около 10 чел.
Из 300 тыс.

https://oboguev.livejournal.com/6167461.html
kluven

C. Худиев пишет:


люди поминают Анну Франк и других жертв Холокоста. Воспринимаю я это как "тыкание в глаза" не говоря уж о том, чтобы насмехаться над жертвами? Нет.


А я воспринимаю.

Так т.к. движение это не двухстороннее -- Таню Савичеву в Израиле, Германии, США и т.д. никто не упоминает (там даже значение выражения "блокада Ленинграда" никому ничего не говорит, в противоположность Голокосту) -- а одностроннее. Смысл же одностроннего выдаивания эмпатии состоит в установлении доминирования и подчинения. "Еврейские жизни имеют высшую ценность и евреям нужно поколняться, как высшим существам, русские жизни не имеют ценности и сотворены из низших клипот".

Анна Франк для меня -- это фигура чужого и чуждого мне народа, который дважды за XX век возглавлял и осуществил геноцид русского народа, и её культ -- это элемент подготовки очередного раунда геноцидальных политик и арьегардного прикрытия совершённых.

(Соответственно, культ Анны Франк в применении к русской среде -- это примерно как культ в Израиле какой-нибудь немецкой девочки погибшей в англо-американских бомбардировках Гамбурга, при том дополнительном условии, что Германия остаётся национал-социалистичной.)

Аналогично, и глумящиеся над гибелью государя и царственной семьи, и затем над стратоцидом русского культуроносного нациоообразующего слоя, над участью русского крестьянства под большевизмом и т.д. делают это потому, что русский народ им -- чуж и чужд.