Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

«Желающему увидеть, как правительство не выполняет своего долга по защите народа от катастрофы, следует обратиться к истории Советского Союза.

Желающему увидеть, как на корню пресекаются усилия компетентных инженеров по обеспечению страны жизненно важным оружием для её защиты, следует изучить историю советской радарной техники.»

     Louis Brown, "A Radar History of World War II: Technical and Military Imperatives", CRC Press, 1999, стр. 85



Первооткрывателем радиолокации и основателем радиолокационных исследований в СССР был Павел Кондратьевич Ощепков, в 1932 году предоложивший использовать радиоволны для обнаружения самолётов противника.

Работы по радиолокации были развёрнуты в СССР почти одновременно с началом радиолокационных работ в Англии и США. К началу 1934 года СССР продвинулся в этих работах более, чем достигли тогда США и Англия.
(Louis Brown, "A Radar History of World War II: Technical and Military Imperatives", CRC Press, 1999, стр. 48-49)

Советские радарные разработки потерпели разгром в 1937 г., когда советским режимом были арестованы и брошены в концлагеря ведущие исследователи в этой области, а также в области разработки элементной базы для радиолокации -- создатель первых радиолокационных устройств Ощепков, руководитель работ в этой области Н.И. Смирнов (директор НИИ-9), А.И. Берг ("контр-адмирал, бывший контр-революционер", как он позднее рекомендовался дамам), А.Л. Минц и многие их сотрудники.

Начав репрессии в 20-е годы с Б.Л. Розинга, основоположника электронного телевидения, советское правительство в разные годы в разной степени репрессировало таких специалистов по радиоэлектронике, как С.А. Векшинский, М.А. Бонч-Бруевич, С.А. Зусмановский, Я.А. Старец, Р.М. Алексинский и др.

П.К. Ощепков был осуждён на 10 лет заключения. По ходатайству ряда учёных направленному Ворошилову, Ощепков был освобождён в декабре 1939, однако с началом войны летом 1941 он был вновь репрессирован до 1947г. Ощепкову удалось выжить благодаря, в немалой степени, ак. Иоффе, сохранившему переписку с Ощепковым и отправлявшему ему в ГУЛАГ продуктовые посылки.

Советское руководство не задумывалось о значении радиолокации для военных действий. В этом играли роль и установка на наступательный характер будущей войны, и традиционно низкий для коммунистического руководства уровень научно-технической компетентности и низкий общекультурный уровень.

Только во время войны советское руководство поняло важность радиолокации и лишь в июле 1943 года приняло решение создать комиссию по радиолокации, назначив её председателем освобжденного из тюрьмы А.И. Берга.

Результатом советского террора и коммунистической некомпетентности стало то, что к лету 1941 года СССР располагал лишь очень примитивными и слабыми по характеристикам радарными установками предупреждения для сухопутного использования, выпущенными при этом в ничтожном количестве, и вовсе не имел авиационных бортовых или корабельных радаров, ни радаров любой разновидности для наведения огня на цель.

Это было в тот период, когда США и Англия приступали к широкому использованию радаров не только для ПВО (причём не только для обнаружения самолётов и позднее также крылатых ракет, но вскоре и для автоматического компьютерного наведения орудий на цель), но также для аэронавигации, прицельного бомбометания по наземным целям, поиска кораблей и подводных лодок противника и прицельного бомбометания по ним, и для ночных истребителей.

На восточном фронте Люфтваффе не ощущало применения радаров вплоть до 1944 года, и до самого конца войны это применение оставалось на достаточно низком уровне, чтобы не требовать применения контрмер (в отличие от западного фронта, где средства противодействия радарам широко применялись Германией).

Подавляющее количество радаров использовавшихся СССР во время WW2 были американскими и английскими радарами поставлявшимися по ленд-лизу.

В разработке и производстве радаров во время WW2 СССР уступал даже скромной радарной программе Японии.

Провал в разработке радарных сил затормозил также разработку СССР других ключевых радиоэлектронных технологий связанных с радарами, включая дистанционный запал (proximity fuse, т.е. запал который детонирует при приближении к цели, и не требует точного попадания, обеспечивая гораздо более высокую эффективность стрельбы, а также способен производить подрыв артиллерийских снарядов над поверхностью земли, приводя к широкой площади поражения). Дистанционный запал явился одной из самых важных военно-технических разработок WW2, внесшей колоссальный вклад в успешность военных действий США и Англии. Однако СССР на протяжении войны не смог ни разработать дистанционного запала, ни обладал промышленностью способной наладить массовый выпуск таких запалов.

Советский Союз компенсировал созданную советским правительством технологическую и организационную отсталость применением огромного количества зенитных орудий и жертвами среди войск и населения.

Дальнейшее развитие советской радарной программы и техники тесно связано с обширным промышленным шпионажем против Англии и США, каковой и составил значительную часть основы дальнейшему развитию советской радарной техники. Одна только действовавшая в США группа Розенбергов передала СССР документацию по более чем сотне ключевых военно-технических разработок и технологий, включая конструкторскую документацию по всем радарам разработанным в США во время войны. Кроме Розенбергов, СССР располагал в США также другими сетями технического и военно-промышленного шпионажа, а также располагал такими сетями в Англии.

Большинство советских радаров периода начала холодной войны являлись копиями американских и английских радаров или производными от них. Так, из 36 моделей новых радаров разрабатывавшихся в СССР в 1947-48 гг., только 15 являлись самостоятельными советскими разработками, а 21 -- основывались на американских и других иностранных конструкциях (И.В. Быстрова, "Военно-промышленный комплекс СССР в годы холодной войны", Москва, ИРИ РАН, 2000, стр. 128), причём и условно-самостоятельные советские разработки также информировались полученными из-за границы технологическими сведениями.




Steven J. Zaloga, "Soviet air defense radar in the Second World War" // The Journal of Slavic Military Studies, Volume 2, Issue 1, 1989, стр. 104–116

Louis Brown, "A Radar History of World War II: Technical and Military Imperatives", CRC Press, 1999, см. особ. стр. 35, 47-9, 85-90, 157-8, 263-9, 348-351, 452

John Erickson, "Radio-Location and the Air Defence Problem: The Design and Development of Soviet Radar 1934-40" // Science Studies, Vol. 2, No. 3 (Jul., 1972), стр. 241-263

М.М. Лобанов, "Мы — военные инженеры", М., Воениздат, 1977
Tags: история_русской_науки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments