Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

Перенос технологий с Запада в СССР. Группа Розенберга (часть 1).

 Предыдущие заметки о переносе западных технологий в СССР:

начальная библиография
происхождение советских авиадвигателей
Ту-144
как СССР копировал Шаттл
советский атомный и термоядерный проекты
Ил-62, Пе-2
история досье Farewell о деятельности линии Х / управления Т в 1970-х (в целом, по материалам Farewell, советский промышленный шпионаж оказывался способен удовлетворить от 2/3 до 3/4 делаемых заявок советских министерств, ведомств и военно-промышленной комиссии)
 

До недавнего времени существовало три свидетельства из советских материалов о шпионаже Розенбергов.

Первое – материалы Веноны (расшифровок связи советской резидентуры в США с Москвой).

Второе – мемуары Александра Феклисова, одного из ведущих сети Розенбергов в МГБ.

Третье – свидетельство Хрущева, надиктовавшего на ленты, вошедшие в третий том мемуаров, воспоминания:

“Поскольку я присутствовал во время бесед Сталина в ближнем кругу, когда он отзывался с теплотой о Розенбергах, я чувствую, что мой долг – сказать о них теперь. Я не знаю, какую в точности помощь Розенберги нам оказали, но Сталин и Молотов были об этом хорошо осведомлены... Я слышал и от Сталина, и от Молотова, что Розенберги оказали нам значительную помощь в ускорении разработки нашей атмной бомбы.”

«Khrushchev Remembers: The Glasnost Tapes», Boston, 1993 (первоизд. 1990), стр. 194

У Сталина были более чем обширные причины отзываться с теплотой о Розенбергах. Как свидетельствуют материалы недавних утечек из архивов КГБ (блокноты Васильева, считаются аутентичными), масштаб атомного шпионажа Розенбергов был шире, чем это полагала федеральная прокуратура расследовавшая в 1950-1951 гг. дело Розенбергов.

Розенберг (агент Либерал) был одним из нескольких ключевых звеньев в советском атомном шпионаже в США. Для обеспечения большей успешности действий Розенберга, МГБ пошло на исключительный шаг: ознакомление Розенберга в общих чертах с манхеттенским проектом.

Помимо уже известного и предъявленного в обвинении, Розенберги также завербовали для проникновения в манхеттенский проект Рассела МакНатта (сына и брата видных членов КП США), который проник в качестве инженера в компанию строившую завод в Oak Ridge, где производились делящиеся материалы. МакНатт передал ограниченное количество чертежей завода (он, однако, отказался последовать призывам МГБ согласиться перейти на работу в Oak Ridge, т.к. не хотел перебираться из Нью-Йорка в глухомань). Исаак Кикоин, один из немногих советских физиков допущенных к прямой работе с разведывательными источниками по манхеттенскому проекту, в записке по разбору переданных МакНаттом материалов, оценивал их как очень интересные и важные.

(Значение этих материалов, по-видимому, заключалось в подтверждении других материалов об обогащении урана и производстве плутония, в частности поступавших от Джорджа Коваля, агента ГРУ проникшего на завод в Oak Ridge и другие предприятия манхеттенского проекта, а также помощи в оценке масштабов производства. Коваль умер в Москве 31.1.2006 в возрасте 92 лет. В ноябре 2007 г. Вл. Путин посмертно наградил Коваля орденом Героя России, с формулировкой “за обеспечение информации, которая помогла существенно ускорить разработку Советским Союзом атомной бомбы”).

Уже в 1990-х годах, после предания публичности в 1995 году материалов Веноны, СВР РФ предприняла массированную кампанию дезинформации для скрытия идентичности агента Фогеля/Перса (МакНатта).

Кроме того, блокноты Васильева свидетельствуют, что Грингласс передал через Розенбергов больший объём сведений, и в более подробном виде, чем ранее считалось. Как указывается в записке Леонида Квасникова, возглавлявшего тогда управление научно-технической разведки МГБ, Гринласс передал 33-страничный отчёт о научно-исследовательском центре по разработке атомной бомбы, включая расчёты и структурное решение атомной бомбы, и сведения об электромагнитом методе разделения изотопов урана. Квасников оценивал переданную информацию как “высоко ценную”. Кроме того, Грингласс передал Советскому Союзу дополнительные сведения по выделению урана-235 и дополнительное 22-страничное описание атомной бомбы. Во время встречи на квартире Розенберга 19.10.1945 с офицером советской разведки, Грингласс передал также образец взрывчатки используемой в детонаторе (видимо, скоростной взрывчатки используемой во взрывной линзе). Грингласс передал также образчик урана-235 используемого в американской атомной бомбе.

Незадолго перед арестом Розенберги работали над вербовкой нескольких ведущих физиков в ядерной области, включая Ганса Бете (который был приятелем тестя Саранта, члена сети Розенбергов, и позднее приятелем самого Саранта), Ричарда Фейнмана и Филипа Моррисона (с которыми Сарант также вступил в дружеские отношения во время работы над синхротроном в Корнельском университете). Розенбергам удалось также завербовать двух физиков из Корнельского университета, имена которых пока неизвестны.

В момент ареста сети Розенбергов, один из ключевых её участников Уильям Перл находился в состоянии устройства на работу в Комиссию по атомной энергии (орган управлявший разработкой и производством ядерного оружия).

Однако настоящим откровением стало то, что помимо атомных секретов, Розенберг организовал шпионскую сеть, которая осуществляла военно-промышленный шпионаж в промышленных масштабах и передала СССР сотни военных разработок, среди них – десятки важнейших военных технологий, которые составили критическую часть советского оружейного арсенала в ранний период холодной войны, а также помогли создать технологические отрасли советской промышленности.

Steven T. Usdin, “The Rosenberg Ring Revealed: Industrial-Scale Conventional and Nuclear Espionage” // Journal of Cold War Studies, Summer 2009, Vol. 11, № 3, стр. 91-143

John Earl Haynes, Harvey Klehr, Alexander Vassiliev, "Spies: The Rise and Fall of the KGB in America", Yale University Press, 2009

The Vassiliev Notebooks

Steven T. Usdin, "Engineering Communism: How Two Americans Spied for Stalin and Founded the Soviet Silicon Valley", Yale University Press, 2005 (ebook) (ebook) (Adobe Reader) (google books)

Среди разработок, техническая документация на которые была передана Розенбергами и их сетью СССР, были:

бомбовый запал AN/CPQ-1Этот взрыватель детонирующий при приближении к цели на заданное расстояние был сравним с атомной бомбой по той роли, которую он сыграл в войне, а также по степени и мерам секретности при его разработке, производстве и применении. Он изменил ход войны на тихоокеанском театре резко повысив процент уничтожаемых воздушных целей при применении в корабельных зенитных орудиях. Генерал Паттон указывал также, что этот запал сыграл выдающуюся роль в достижении победы в ходе арденнской операции, и что он потребовал полного пересмотра тактики военных операций.
радар SCR-584 и предиктор M9 SCR-584 был самым важным радаром применённым во время WW2 и сыгравшим наибольшую военную роль. В сочетании с аналоговым компьютером (предиктором) M9, он нейтрализовал немецкую крылатую ракету Фау-1 (удавалось сбивать более 90% Фау-1) и сыграл ключевую роль в успехе ПВО на нескольких военных театрах. США поставили в СССР по ленд-лизу 49 радаров SCR-584, но не передали СССР технологию их производства.

Объём переданной сетью Розенберга инженерно-конструкторской документации по SCR-584 и M9 составил 600 страниц.

Советский радар СОН-4 применявшийся во время корейской и вьетнамской войн для ведения занитного огня по американской авиации являлся копией SCR-584.

радар AN/APS-2Бортовой микроволновый радар использовавшийся патрулирующими бомбардировщиками для обнаружения морских судов и наведения на цель, а также для навигации. В сочетании с AN/APO-5, AN/APS-2 использовался для бомбардировки по приборам (вслепую). Все радары этого вида включали систему распознавания свой-чужой.
радар AN/APS-12Радар управления огнём.
сонарный буй
AN-CRT-4
Наиболее сложный из всех сонарных буев разработанных в период WW2 для обнаружения немецких подводных лодок, AN-CRT-4 представлял из себя широкополосный сонарный буй с вращающимся направленным гидрофоном-приёмником. Он был разработан в самом конце WW2, и его не успели применить в ней, однако он стал основой для разработки последующих буев, которые были разработаны и использовались в ходе холодной войны для обнаружения советских подводных лодок.
радар AN/APS-1Бортовой микроволновый радар поиска и обнаружения целей.
радар AN/APQ-7
(Eagle)
Этот радар составлял технологический прорыв в разработке радаров. Его разработка была завершена в конце войны, и его не успели применить в войне в Европе. Он также не поставлялся в СССР по ленд-лизу. AN/APQ-7 имел дальность 260 км. и мог навестись на отдельное крупное здание в городе. С июня 1945 года применялся на бомбардировщиках Б-29 для бомбардировки Японии, позволяя производить всепогодную бомбардировку в условиях облачности, а также ночные бомбардировки.
турбореактивный
авиадвигатель
Westinghouse 19A

(военное обозначение:
Westinghouse J30)
Первый разработанный в США турбореактивный двигатель для самолётов.

Помимо Германии, где осевой турбореактивный двигатель применялся на Ме-262, это был второй в мире вне Германии осевой турбореактивный двигатель, после двигателя разрабатывавшегося для английского Gloster Meteor.
реактивный истребитель
P-80 Shooting Star
Первый американский реактивный истребитель произведённый в больших количествах и операционно использовавшийся ВВС США. Широко применялся в ходе корейской войны.
Розенберг передал 12 тыс. страниц чертежей P-80.

Чертежи были переданы Розенбергу членом его шпионской сети Уильямом Перлом.
Помимо материалов по P-80, Перл в одном только 1945 году передал дополнительно 5 тыс. страниц документации по авиационным технологиям.

Члены сети Розенберга, включая Барра, Саранта, Суссмана, Собелла и Перла имели непосредственный доступ также к другим разработкам, упоминания которых в блокнотах Васильева не содержится (Васильев не имел доступа к досье Розенбергов, и собранная им информация ограничена другими досье, которые ссылались на деятельность сети Розенбергов), но которые можно также полагать практически без сомнения переданными СССР.

Расследование ФБР позднее установило, что Барр, Сарант и Суссман в Western Electic и Собелл в General Electric имели доступ к огромному количеству разработок, и полную свободу забирать секретные документы домой – более того, руководство поощряло такой вынос для работы дома.

Объём передаваемых материалов был таков, что начиная с 1944 года Розенберг уже не мог в одиночку справляться с микрофильмированием всей приносимой агентами документации. Москва согласилась, что Барр начнёт самостоятельно микрофильмировать добываемую им и Сарантом документацию и лично передавать её Феклисову. Представление о масштабе деятельности сети Розенберга даёт упоминание Феклисовым в одном из отчётов, что Барр и Сарант за отчётный период скопировали более 9 тыс. страниц документации по более чем 100 оружейных программ. В одном только 1945 году, Перл скопировал 12 тыс. чертежей реактивного самолёта P-80 и дополнительные 5 тыс. страниц документации по другим авиационным технологиям; из них 50% были классифицированы МГБ как “очень ценные”, 40% как “ценные” и 10% как “представляющие интерес”. Собелл в 1945 году поставил 2 тыс. страниц документации. Барр ежемесячно поставлял 400-500 страниц документации.

Об объёме копирования можно судить также по тому, что МГБ распорядилось Майклу и Анне Сидорович переехать в Кливленд, где их исключительным заданием стало микрофильмирование материалов Перла и транспортировка фотоплёнок в Нью-Йорк. (До этого, Перл привозил материалы в Нью-Йорк во время поездок туда на выходные. Чтобы не привлекать внимание появлением в советском консульстве в выходные дни, офицеры нью-йоркской резидентуры МГБ копировали материалы Перла у себя на квартирах.)

Известно также, что резидентура МГБ в Нью-Йорке испытывала значительные логистические проблемы с обеспечением количества фотоплёнки требовавшегося для деятельности сети Розенбергов.

Только лишь за время командировки Феклисова в США, с конца 1943 по март 1946 года, сеть Розенбергов передала более 20 тыс. страниц технической документации, не считая 12 тыс. чертежей P-80. Хотя этот период вероятно был наиболее продуктивным по объёму переданных материалов, он составлял лишь около трети общего времени действия сети.

Среди проектов, к которым участники сети Розенберга имели доступ, были:

бортовой радар
SCR-517

(Барр, Суссман,
Сарант)
Бортовой микроволновый радар для патрулирующих бомбардировщиков, для поиска и наведения на враждебные и дружественные суда, на береговые цели, а также для навигации. Этот радар устанавливался на бомбардировщиках Б-17, Б-18, Б-24, Б-25 и Б-34 и сыграл видную роль в обнаружении немецких подводных лодок и нейтрализации их угрозы первоначально в американских прибрежных водах, а затем в северной Африке и Европе.
бортовой радар
SCR-520

(Барр, Суссман,
Сарант)
Бортовой микроволновой радар устанавливавшийся сначала в ночных истребителях дальнего радиуса Douglas P-70, а позднее в Northrop P-61 – самом большом и тяжёлом истребителе использовавшемся ВВС США в WW2 и разработанном специально для использования радара, как ночной истребитель. P-61 применялся на европейском, тихоокеанском, средиземноморском и восточно-азиатском театрах военных действий.
бортовой радар
APQ-13

(Барр, Суссман,
Сарант)
Радар для Б-29, затем применялся также на многих других самолётах. В сочетании с бомбардировочным прицелом Norden (см. ниже), APQ-13 был первым радаром позволявшим проивзводить бомбардировку сквозь облака. APQ-13 стал также первым военным радаром использованным (в 1945 году) для предупреждения о погоде.
бомбовый прицел
Norden

(Барр, Суссман,
Сарант)
Прицел Norden являлся одним из наиболее тщательно охраняемых американских военных секретов WW2. Этот прицел использовал механический аналоговый компьютер включающий гироскопы, моторы, зеркала, уровни, шестерни и малый телескоп. Он позволял бомбардировщикам сбрасывать бомбы с высоты 6 км. в пределах 30-метрового круга.
бортовые радары
SCR-720-A,
SCR-720-B,
SCR-721

(Барр, Суссман,
Сарант)
Миниатюризованные модификации SCR-520, включавшие также технологии делавшие радар более мощным и устойчивым к глушению. “Тот, кто знал устройство SCR 720, знал устройство любого другого радара разработанного Western Electric”, сказал позднее коллега Барра опрашивавшийся ФБР.

Армия США заказала разработку и выпуск самолёта Northrop P-61 специально для использования SCR-720.

 

бортовые радары
SCR-717-A,
SCR-717-B

(Барр, Суссман,
Сарант)
Микроволновые бортовые радары для наведения с воздуха по наземным целям.
Разработаны на основе SCR-517.
Устанавливались в выдвигаемом гнезде внизу Б-24 и Б-25.
компьютер
Mod II

(Барр)
Бортовой компьютер применявшийся для бомбардировки с помощью радара.
Q-13

(Барр)
Приставка к радару для низковысотной бомбардировки.
дальний радар

(Барр)
Ранние разработки радара противоракетного предупреждения для обнаружения межконтинентальных баллистических ракет (МБР), для систем BMEWS/СПРН.
проект Циклон

(Собелл)
Разработанный как дальнейшее развитие предиктора M9, проект Циклон предназначался пероначально для наводимых ракет.
Он стал первым универсальным аналоговым компьютером коммерчески производимым в США.
симулятор положения цели

(Собелл)
Ранний симулятор для моделирования авиа-огня с помощью компьютера.
технология
Navy Sonde

(Собелл)
Технология высотных аэробаллонов и их отслеживания.
миниатюрные
сервомеханизмы

(Собелл)
Автоматические устройства использующие петлю обратной связи для точного действия. Сервомеханизмы используются во многих оружейных системах. Во время WW2 сервомеханизмы, над которыми работал Собелл, использовались в бортовых и зенитных системах управления огнём и компьютере бомбометания  Б-29.
проект Thumper

(Собелл)
Первый проект разработки системы противоракетной обороны (ПРО) против ракет Фау-2.
После года исследований было решено, что с использованием тогдашнего состояния технологий создание ПРО невозможно, однако проект был продолжен для достижения его главной первоначальной цели – создания средств ПВО от высотных самолётов.
экспериментальный
самолёт D-558

(Перл)
D-558-I Skystreaks был одним из первых самолётов летавших со скоростью близкой к скорости звука. С 1947 по 1953 год Skystreaks устанавливал мировые рекорды скорости. Эти самолёты собрали критически важную аэродинамическую информацию в период, когда не имелось точных данных продувки в аэродинамических трубах для скоростей от 0.8 до 1.2 M.
разработка формы сверхзвукового крыла
airfoil 66-006

(Перл)
Экспериментальная разработка сверхзвукового крыла.
 В дополнение к перечисленному, сеть Розенбергов располагала доступом к детальным спецификациям и документации по практически каждому радару разработанному в США во время WW2, аналоговым компьютерам для нацеливания зенитной артиллерии, и широкому диапазону различных авиационных технологий.

Сверх того, во время войны Уильям Перл стал одним из ведущих и самых высокопоставленных инженеров в NACA (предшественнике NASA), где он имел свободный доступ ко всем секретным техническим отчётам составлявшимся агентством для компаний-разработчиков самолётов. Перл располагал доступом к конструкторской документации по многочисленным военным самолётам, включая ранние реактивные самолёты. Перл также имел доступ к разработкам по сверхзвуковой аэродинамике, конструкции аэродинамических труб и результатам продувок в аэродинамических трубах, включая первые сверхзвуковые трубы, технологии наводимых ракет, а также к предварительным разработкам самолёта на ядерной тяге.

В 1947 году Розенберг хвастался Гринглассу, что один из участников сети (Барр) получил полный набор материалов по управлению наводимыми ракетами, которые были передана в СССР.

Несмотря на исключительный объём и важность информации переданной СССР группой Розенберга, она составляла лишь одну из ячеек в разветвлённой сети советского технического шпионажа в США. Весной 1941 года НКВД располагал в США 221 агентами, из которых 49 занимались научно-технической и промышленной разведкой. За один 1939 год, ещё до начала деятельности группы Розенберга, НКВД получило по своим разведканалам из США 18 тыс. страниц конструкторской документации по 487 разработкам и 54 образца новых разработок.  В группу Розенберга входили 8 агентов-поставщиков информации, т.е. сеть технического шпионажа НКВД-МГБ была гораздо обширнее группы Розенберга.

Кроме того, ГРУ располагало в США сравнимой с МГБ сетью шпионажа.

В 1930-х и первой половине 1940-х гг. количество советских агентов в США значительно превосходило численность контрразведки ФБР. Так, общая численность агентов ФБР в тот же период составляла 900 агентов рассредоточенных по всей стране и занятых преимущественно расследованием уголовных преступлений федеральной юрисдикции. Лишь незначительная часть агентов ФБР занималась контрразведкой, и они в свою очередь были сосредоточены на противодействии немецкому и японскому шпионажу. Лишь малая часть сил оставалась для наблюдения за коммунистической агентурой, причём главной опасностью относительно коммунистической инфильтрации считалась угроза коммунистической пропаганды среди коллег, а не шпионаж на СССР. Это создавало идеальные условия для советского шпионажа, с очень малым противодействием ему, что обеспечило его высокую результативность, но одновременно вызвало и расслабленность советской резидентуры в его ведении – расслабленность, дорого затем обошедшуюся советским разведывательным усилиям. Когда после окончания WW2 и получения ряда предупреждений о советском шпионаже (письмо советского сотрудника в ФБР 1943 года, Бентли, Гузенко), Соединённые Штаты стали тщательнее присматриваться к действиям сердечного советского союзника и увеличили масштаб контрразведывательных усилий, советская сеть потерпела ряд катастрофических провалов, вынуждена была на длительный срок остановить всю агентурную работу (сеть Розенберга во время этой паузы продолжала накапливать материалы для передачи СССР), а после 1950 схлопнулась как карточный домик.

Однако несмотря на начавшиеся к конце 1930-х ограничения коммунистического проникновения федерального правительства, коммунистическая инфильтрованность и свобода действий коммунистов в правительстве США в конце 1930-х и начале 1940-х оставалась поразительной. В качестве иллюстративного примера, можно упомянуть, что ряд будущих членов сети Розенберга приехали в Вашингтон комсомольцами и вступили в КП США уже в Вашингтоне – в партийной организации Navy Department, регулярно собиравшейся на партсобрания.

Сама сеть Розенберга в основной период её деятельности составляла партийную ячейку 16B промышленного отдела КП США.

(продолжение)

Tags: история_русской_науки
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author