Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Official Nazi photographer Heinrich Hoffmann said of Raubal's death, "That was when the seeds of inhumanity began to grow inside Hitler."

* * *

... В конфликте Сталин-Алилуева это было главным, он стал вождем, а она перестала чувствовать себя центром его мира, каким была до того момента.

Полноценная женщина, какой была Аллилуева, в условиях культа личности, который уже расцветал, повела борьбу за то, чтобы снова стать центром мира, чтобы стать главной для Сталина. И ей было начхать при этом, что вождь был очень занят, что он перемалывал кости русскому крестьянству, что добивал оппозицию и т.д.

Когда пишут о взаимоотношения между Сталиным и его женой, отмечают, что Надежда скандалила с мужем при людях. И он чаще всего терпел. Почему терпел? Потому что любил, в другом случае человек, обещавший сделать вдовой Ленина не Крупскую, нашел бы способ, как избавиться от дамы.

В итоге, Аллилуева поняла, как можно достать Сталина раз и навсегда. Перед этим она перепробовала весь стандартный набор жен: пыталась стать независимой и зарабатывать себе на жизнь, пыталась уйти от мужа и т.д.

Не действовало. Муж орал, но ничего не менялось. Тогда женщина застрелилась. И это был страшный удар. Сталин все понял, и он не случайно назвал это предательством. Он остался один. Без единой родной души, что было для такого как он, невыносимо. И Надежда Аллилуева это знала.

Кто там прав, а кто виноват, не мне судить, да это и не интересно. Для народа были важны последствия этого выстрела.

Большинство схваток в своей жизни Сталин выиграл, но вот жене своей проиграл.

. . . . .

Оставшись без любви своих подруг, Грозный и Сталин уже не имели противоядия против чудовищного подсознательного и сознательного страха. Они уничтожали своих соперников, и понимали, что в такой борьбе, соперники имеют право на любой поступок против них.

Грозный и Сталин могли только одним путем гасить этот страх – начать массовый террор. Они его и начали.

. . . . .

Факт тот, что с 16 до 30 лет рядом с Иваном была очень хорошая женщина. Когда она умерла, по ней скорбели москвичи, чтобы избалованные и крученые москвичи по ком-то скорбели, это надо заслужить.

С 16 до 30 лет рядом с Иваном был человек, которому он мог доверить все, не опасаясь удара в спину.

И вот умирает не просто жена, а друг, человек с которым Иван стал единым целым, ибо как он потом скорбит и убивается по Анастасии, это надо читать.

Собственно, источник всех бед по письмам самого Ивана, это смерть Анастасии, ибо после этого он доводит Сильвестра до того, что тот сам уходит от царя. После этого оказывается в ссылке Адашев. Но и это не главное беда. Была бы жива Анастасия, царь подобрал бы других советников.

Царь лишился единственного человека, которому верил, а это с его психикой стало катастрофой.

Анастасия любила Ивана. Кроме нее его не любил никто. Отсюда его доверие к ней. Это доверие, основанное не на поступках женщины, не на ее словах, а на интимных отношениях. Нельзя жить рядом с человеком 14 лет и симулировать любовь. Анастасия любила Ивана, и это ее любовь спасала его и страну, раз уж судьба сделала его царем.

... опричнина и «большой террор» Сталина начались примерно через одинаковое время после смерти их жен. Через 5 лет.

Историки до сих пор пытаются объяснить этот террор с помощью исторической логики, и не очень получается, а на самом деле, объяснять это должны психиатры и психологи.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments