Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

интервью Сутягина

http://newtimes.ru/articles/detail/25098/

Сначала был очень долгий обыск — в Лефортово так принято. [...] От сотрудников СИЗО я случайно услышал, что вместе со мной в тот день привезли троих. А в кладовке, куда я относил свои вещи, увидел еще шесть сумок. На одной из них была бирка с фамилией Скрипаль, статья 275 УК РФ (государственная измена в форме шпионажа). Фамилия была мне знакома по публикациям, так что у меня родилась некая гипотеза: я почему-то решил, что ситуация в стране изменилась к лучшему и происходит массовый пересмотр дел по статье 275.

[...]

еще через пару часов меня отвели в кабинет начальника СИЗО. И из-за длинного стола вышли три человека, похожие на американцев. [...] Кроме американцев, говорящих, кстати, по-русски, было еще двое наших в штатском. Один назвал свое имя и отчество — Александр Васильевич, а второй только сидел и молчал.

Поскольку наши не представились, трудно сказать наверняка, из какого они ведомства. Может быть, из СВР. Когда я в разговоре сказал: «Вы меня посадили!», этот генерал возразил: «Мы тут ни при чем, это не мы».

[...]

Американцы сообщили, что в четверг, 8 июля, мы должны лететь в Великобританию. Наши постоянно давили на то, что договоренность достигнута на высочайшем уровне и выше только Господь Бог. Я возражал: «Я понимаю: ваши люди попали в беду, но почему я должен спасать этих людей ценой признания того, чего я не хотел признавать все эти 11 лет и чего я не хочу признавать сейчас? И почему я должен уезжать из своей страны? Мне нечего делать в Великобритании!»

-- Как собеседники реагировали на ваши возражения?

-- У них это вызывало нервозность, смешанную с растерянностью. И у генерала, и у американцев, кстати, тоже. В какой-то момент мне стало понятно, что я попал между двумя очень большими колесами. Я понял, что произойдет с тем камешком, который попытается остановить эти чудовищные вращающиеся колеса и, может быть, даже преуспеет на время. Судьба камешка абсолютно ясна: на следующем обороте, даже не заметив, колеса разотрут его в такой порошок, что и пыли потом не найдешь, как ни старайся. А ведь камешек этот — это не только моя судьба, это еще и судьба моих самых дорогих мне людей.

[...]

В Вену мы летели на эмчеэсовском самолете ЯК-42Д — борт 42446 «Владимир Коккинаки». [...] В самолете было три салона, в одном из них — шикарном — сидели те три американца и двое наших, что разговаривали со мной в Лефортово. Американцы каждому из нас вручили по спортивной сумке с одеждой. Я, например, летел в тюремной робе, потому что за 11 лет заключения у меня одежды с воли просто не осталось. Но полковник МЧС запретил даже смотреть, что там в сумках.

[...]

Приземлились мы на авиабазе «Брайз-Нортон», меня и Скрипаля посадили на маленький вертолетик, Запорожский и Василенко отправились в Штаты, а мы прилетели на западную окраину Лондона.

[...]

Мне очень не нравится, что я до сих пор не имею документов об освобождении, которые я подписал. Я знаю, что по закону мне должны были их дать. Я спрашивал об этом у британских представителей, с которыми общался в гостинице, в которой жил сначала несколько дней. Знаю, что они послали запросы в Россию. Но ответа нет.
Tags: sutyagin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments