Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:
В тот же день в больнице появилась психолог центра «Озон» Лейла Соколова, которая провела первичное психологическое обследование Элины. В своем заключении Соколова пишет следующее: «На тему взаимоотношений с отцом или дедом девочка разговаривать не захотела: «Я знаю, о чем вы меня будете спрашивать. Меня мама за эти три дня уже много раз об этом спрашивала. О том, не делал ли мне кто-то больно. Никто мне ничего не делал и не трогал, я уже все рассказала!» Любые предположения психолога о том, что кто-то из взрослых играл с Элиной в неприличные игры или трогал «там, где не надо», девочка отрицала.

Лейла попросила девочку нарисовать любой рисунок несуществующего животного, и та нарисовала женщину-кошку с длинным черным хвостом. «На фоне цветного изображения хвост повторно изображен черным цветом и плотно закрашен (данная особенность характерна для рисунков детей, имеющих опыт сексуального вовлечения), сам рисунок выполнен со значительным психомоторным напряжением», — пишет Соколова. Она делает вывод, что «особенности выполнения проективных методик косвенно указывают на то, что девочка вовлечена в сексуальные отношения со значимым взрослым».

Заключение Соколовой забирает Дмитрий Лопаев, юный следователь двадцати пяти лет...

Любопытно, является ли заключение Соколовой свидетельством о том, что она страдает сексуальными маниями и галлюцинациями, и в частности манией ложно усматривать сексуальные мотивы в произвольных предметах?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments