Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:
В музыкальном плане Высоцкий как бы работал "под примитив". Ему очень ловко удавалось обмануть слушателей, заставив их поверить в "грубую, честную и мужественную песню".

На самом деле его мелодии нетривиальны, сложны и при этом целостны. Достаточно сравнить их со всем остальным, что делалось в этом жанре. В его мелодиях присутствуют длинные, сложные фразы, мелодические ходы на огромные интервалы (по крайней мере, огромные для певческого голоса в этом жанре), скачки на октаву и более. В них почти всегда содержится кульминационное развитие, достигаемое не только интонационными изменениями (тоже часто виртуозными), но именно мелодическими изменениями: переходом мелодии в другой голосовой регистр, расширением интервалов, обострением ритмических соотношений. Например, один из его ритмических приемов: удлинение длинных нот и укорачивание коротких, во время кульминации. Он довольно изобретательно и продуманно варьирует мелодии при повторении, причем часто по-разному на разных записях, но всегда логично с точки зрения драматургии. При традиционной простоте его гармонии, ему часто удается найти выразительные мелодические решения там, где их человеческое ухо привыкло не ожидать. Все эти методы удивительно органично укладываются в его драматургию, и удивительно целостно выдержаны на протяжении всей его дискографии, от ранней до поздней.

* * *

Вся эта скрытая мелодическая искушенность не могла бы произвести никакого эффекта без специального, особого инструмента. Голос Высоцкого представляет собой именно такой инструмент - виртуозный, абсолютно неповторимый, стихийно произошедший. У него, прежде всего, огромный для этого жанра диапазон. Тембр его голоса часто скрывает тот факт, что Высоцкий, в кульминационные моменты, с огромным напряжением берет очень высокие ноты для своего голоса - на грани срыва. На грани, но никогда не срываясь и не промахиваясь. Все его голосовые действия настолько продиктованы драматургией, что голос начинает подчиняться невозможному. И при этом никогда не возникает ощущения "потери контроля" - его вокальная линия всегда остается в строгих ритмических и мелодических рамках. Иногда он сознательно позволяет своему голосу "промахнуться", но всегда успевает вовремя уцепиться за гармонию так, что его голос попадает на следующий ближайший звук данного аккорда - это несколько напоминает принцип "передувания" в духовых инструментах. Там, в зависимости от силы колебания воздуха, звук перемещается не поступенно, а скачкообразно на следующий звук обертоновой шкалы.

* * *

Для эксперимента, попробуйте спеть несколько нот "хриплым голосом". У большинства людей это получится вполне сносно. Теперь попробуйте эти же ноты, так же хрипло, пропеть октавой выше - вы, скорее всего, или подавитесь кашлем, или сорвете голос. В любом случае, потребуется слишком сильное горловое напряжение для того, чтобы удержать голос в таком режиме хотя бы на несколько нот.

Высоцкий это делает не задумываясь, практически "не стараясь", на протяжении сколь угодно долго выдержанных нот. Хриплый голос нужен ему не просто для того, чтобы звучать как бандит, а для придания голосу особой, неуловимо быстрой вибрации. Со стороны кажется, что он поет практически без вибрации. Но "хриплость" расщепляет его голос на основной и вспомогательный звук, быстро вибрируя, создавая объемность и наполненность тембра. В тех редких случаях, когда мне удавалось услышать "чистый", не хриплый голос Высоцкого в верхнем регистре, он звучал очень сдавленно и невыразительно. То есть так, примерно, как звучат его песни в исполнении других исполнителей. Бледно, тускло и неправильно.

[...]

А слов там нельзя изменить, в его песнях. Ни одного слова. Слишком сильно у него связано слово с мелодией, мелодия с интонацией, интонация с голосом, голос со словом. Оттого, наверное, его стихи, изданные красивым однотомником, вряд ли произведут на кого-нибудь впечатление, особенно прочитанные отвлеченным читателем, не знающим все мелодии, на которые эти стихи пелись. И удивленные потомки будут читать историческую хронику про похороны Высоцкого, про толпы и толпы скорбящих людей - и не понимать, в чем, собственно, заключалось такое великое горе, как "внезапная смерть Володи".

***

Высоцкий - наследие. Но было бы, наверное, неправильно называть это наследие "наследием мрачных времен" и теперь хлестать по нему "березовым веничком". Теперь, когда некогда всенародная слава его вошла обратно в берега реки, принесшей и поглотившей же его, или даже когда она высохла до небольшого ручья - теперь можно простить ему его некогда всенародную, "темным и буйным народом созданную" славу, за которую он вдруг оказался в ответе..

Эту славу сделал ему его уникальный декламационный голос. Не "смешные тексты про физкультуру", не "тюремное", не "стихи о снегах", не Таганка. А именно голос, который не выбирают. С которым рождаются.

И который умирает вместе с человеком.

Александр Тельников -- композитор, скрипач и руководитель струнного ансамбля.
Subscribe

  • МАРКС-ЭКОНОМИСТ В ОЦЕНКЕ П. САМУЭЛЬСОНА, ДЖ.-М. КЕЙНСА

    И ЭКОНОМИСТОВ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА Выдающийся экономист П. Самуэльсон, первый американский лауреат нобелевской премии по экономике (в 1970, после…

  • ЗОЯ МАКСИМОВНА КИШ (ПЕТРЕНКО)

    родилась в 1921 г. в д. Новопокровке Ижморского района нынешней Кемеровской области. Семья у нас была большая: родители, три брата и четыре сестры.…

  • О М. Горьком

    (Из неопубликованного черновика:) На соседней клетке литературного поля в создании конструированного само-образа с "крестьянскими писателями"…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments