Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Венедиктов

http://echo.msk.ru/blog/aav/1350078-echo/

Я уже писал перед «крымской эпопеей» об историческом проклятии Путина, где перед ним стоял выбор между «исторической справедливостью» и «политической целесообразностью».
По Крыму Путин принял выбор в пользу «исторической справедливостью», забрав Крым. Первая развилка была пройдена. Но возникла вторая развилка с условным названием «Новороссия», которая пока не пройдена.

В шахматах есть такой термин «цугцванг» - «принуждение к ходу» (похоже на «принуждение к миру», не правда ли?), когда любой ход игрока ухудшает его позицию в целом.

И правда – у президента выбор между чем и чем?

А) «Сдать» сепаратистов, ополченцев, бойцов ДНР и ЛНР (называйте, как хотите) – отозвать российских граждан, призвать сложить оружие, договориться с Порошенко о преференциях для РФ в этих регионах.
С моей точки зрения, исходя из моего знания и понимания ВВП, это для него невозможно. Невозможно – и все тут.

Б) Разогреть ситуацию до признания независимости, а затем и присоединения мятежных (восставших) регионов со всеми рисками боестолкновений между российскими воинскими частями и украинскими вооруженными силами, как бы они слабы не были, а также боевыми партизанскими соединениями, которые возникнут, если армия РФ войдет на территорию Украины.
Риски велики, но я бы не исключал и такое развитие событий. В окружении Путина есть персоналии, кто подталкивает его к таким возможностям.

В) Договориться об интеграции лидеров ДНР и ЛНР, которые, безусловно, являются управляемыми российскими функционерами персоналиями, соединить их с частью украинской элиты – Медведчук-Шуфрич-Ахметов, поставить своих губернаторов, которые на самом деле формально будут оставаться украинскими, но фактически будут охранять российские интересы – экономические в первую очередь, но и геополитические.
Путину надо напрочь заблокировать возможность размещения американских ПРО и НАТОвских баз на территории Украины. И, контролируя часть территории страны, российский президент, в случае размещения инфраструктуры НАТО, сможет взорвать ситуацию.

Кажется, к этому дело и идет.

Наблюдая за президентом во время визита в Вену, могу сказать, что Путин максимально смягчил риторику.
При этом, общаясь с членами его команды в кулуарах, мне показалось, что смягчением риторики дело не ограничится.

Конечно, Путин остался Путиным – для него сама мысль о публичных уступках невозможна по жизни. Его выступления на пресс-конференции в Вене было жестко – в смысле определенно.
И даже оскорбительные известные теперь всему матерные частушки в его адрес (см. блог "Краем глаза" в том числе и об этом) не заставила дрогнуть ни один мускул на его лице.

Ему предстоит cделать ход в условиях цугцванга.
И рука уже тянется к фигуре. Знать бы, к какой.




В рамках венедиктовского понимания, если Киев и Вашингтон откажутся от (В), то остаётся (Б).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments