Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

По-свойски: армянский ответ Кургиняну

Originally posted by asriyan at По свойски: армянский ответ Кургиняну

КАК АРМЯНИН АРМЯНИНУ…

Письмо Вазгена Авагяна Сергею Кургиняну


Дорогой Сергей Ервандович, я хорошо понимаю Ваш порыв и Ваши чувства: людей режут. Каждую минуту – когда я пишу, когда Вы читаете – режут русских людей. От этого и крик. Я сам готов был закричать… Ночью схватило сердце, я ведь старый инвалид, и потому я не там, где должен быть каждый Человек с большой буквы. Пишусь пока человеком с маленькой. Они, люди с маленькой буквы тоже нужны. А вы захотели быть с большой…

Мое мнение таково: судить тех, кто не погиб под Славянском могут только те, кто погиб под Славянском. А мы им не судьи: не Вы, не я. Мы пожилые люди, и нам куда приличнее создать гуманитарную миссию, а не обложится автоматами, играя в стойких оловянных солдатиков, как Вы. Идеальный вариант для армянина в этой ситуации – яркий оранжевый, священный жилет спасателя.

Людей нужно выводить, вытаскивать, выносить на руках. Споры и склоки внутри народного ополчения, попытки свалить вину друг на друга – контрпродуктивны. И пусть бы каждый занимался своим делом: Стрелков вел бой, как военный, а мы с вами, два старых армянина, выводили бы людей из-под геноцида в качестве БЕЗОРУЖНЫХ СПАСАТЕЛЕЙ.

Ведь вы же понимаете, что все, кто останутся – будут так или иначе умерщвлены, и для многих это будет мучительная, растянутая очень надолго смерть. Возможно, именно армяне, как представители третьей страны, нейтральной в конфликте, могли бы сколотить гуманитарную миссию, чтобы помочь вытащить обреченных в Россию. Они там остались на смерть – старики, женщины, дети, и что для них придумает боевой педераст, садист Ляшко, на какие вилы насадит – знает только его больное воображение.

Ругать Стрелкова легко. Он рыцарь в белых доспехах. Вы знаете, что он ответит благородно. И что на его стороне вы среди Людей, а значит – не страшно.

А вот идти туда, к упырям, к выродкам рода человеческого, идти безоружным, под прикрытием одного только армянства (я гражданин другой страны – не имеете права трогать) – конечно, пострашнее, чем ругать Стрелкова. Русский туда в жилете спасателя, без оружия пойти не может: он мишень, он дичь. Армянин – возможно, пройдет. Что в башке упырей – знает только их адский хозяин. Спасатель из числа народа, не участвующего в конфликте, прикрываясь нейтралитетом Армении, мог бы хотя бы часть обреченных вывести.

Каждая жизнь сейчас на счету. Украинский вурдалак входит во вкус. К нему во время еды пришел аппетит. Но, возможно, хотя бы маленьких детей проводник выведет на русскую сторону.

Помните, как в старом фильме армянин уводит от геноцида армянских детей, и кричит им:

-Все! Вы спасены! Там, за рекой, русская Армения!

И маленькие дети по маленькому мосту входят в Россию, в жизнь…

Ситуация очень похожа. Только теперь там, в турецкой Армении, русские дети. И если Россия когда-то принимала армянских детей – то и наш черед пробил.

Не нужны Вам автоматы, тем более две штуки, Сергей Ервандович, показуха это все, и общество спектакля. Идите в ярком жилете, и если веруете в Бога – сжимайте крест, он один ваше оружие в спасательной миссии.

Нет, ополченцам не нужен старик Кургинян с автоматом и старик Авагян с автоматом – это чушь. Старики-армяне могут выводить детей из котлов и мешков людоедской, как старая Турция, страны.

Да, это страшнее и опаснее, чем препираться с рыцарями чести, от которых не ждешь подлости, немотивированной жестокости. Я понимаю, что украинская армия – звери, а зверю, вкусившему кровавой плоти, объяснять, что ты представитель нейтральной нации – сомнительно. Чи поймет, чи не поймет – кто знает, он же зверь… У него вместо мозгов низшие инстинкты…

Однако шанс есть, и нужно им воспользоваться: с армянским паспортом пройти через стаю гиен, в царство пиршествующей смерти, без оружия – но с великой миссией. Кого-то из русских, особенно из числа детей, женщин, стариков – на той стороне ещё пока есть шанс спасти. А у русских спасателей нет: если они пойдут без оружия, их убьют, мы же знаем.

Вот тут впору выйти нам, армянам, казахам, татарам, всем, кто помнит русское добро: сказать, что мы без оружия, мы – гуманитарная миссия, и мы просим отдать нам самых беззащитных.

Кто знает? Возможно, даже в темной душе украинского упыря, давно уже распрощавшегося со всем человеческим, шевельнется искорка сочувствия – если речь пойдет о детях и старцах? Да и за что ему, упырю, ненавидеть нас, армян? Чисто теоретически – мы ведь не похожи на тех жертв, на которых его, как овчарку, надрочили хазары в Киеве?

Конечно, уйдя с одним крестом и спасательным жилетом в тыл к фашисткой нелюди, мы никаких гарантий ждать себе не можем. Речь идет о самых низменных отбросах человеческого рода, с которыми придется договариваться, причем когда они до зубов вооружены, а с нами только молитва.

Но это и будет подвиг, о котором вы чаете. Подвиг духа, за который и через сто лет любой русский человек поклонится Вашей памяти. А собачится с военными светлой стороны, не будучи при этом военным – только смешить историков да сеять раздор в рядах сил Добра.

Поймите, Сергей Ервандович, вопрос давно уже не стоит – кто они, те кто с Украиной. Этот вопрос уже решен, а вопрос в другом – кто мы? И если в них нет ничего человеческого – сколько человеческого в нас? Насколько его осталось – на половинку, на четвертинку? Потому что если бы мы были Людьми – эта нечисть не пировала бы под Донецком и Луганском.

Но мы – все, кто живут в бывшем СССР – людики. Многое омертвело – но что-то человеческое ещё живет, и даже маленький человечек может сделать что-то человеческое.

Наш враг – нелюдь с головы до ног. А мы сами люди насколько? Этот вопрос важен – а не разоблачение украинских фашистов, на которых и так пробы ставить негде.

Русскому оккупированному Юго-Западу нужны спасательные отряды и проводники для вывода немощных в Россию. Эти спасательные отряды не могут состоять из русских, ибо русских как раз и убивают. А из представителей третьих наций они могут быть.

Сергей Ервандович, вы на месте, на донетчине, и русский народ был бы вам благодарен не за самозванство в должности стратега, а за организацию остро недостающих мирных спасательных отрядов.

Это много страшнее, чем ругать Стрелкова.

Но это много благороднее, чем ругать Стрелкова…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments