Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Ольшанский в ФБ

Из двух вчерашних покойников Цапок представляется мне все-таки несколько более нравственной личностью, нежели Эдуард Амвросиевич.
Как сказано по этому поводу у классика:
"Я всего-навсего поджег приют для сирот и убил слепого, чтобы воспользоваться его медяками".

* * *

Никогда нельзя забывать, что за спиной у "той стороны", даже не у конкретных каких-то людей, но у всей среды в целом - есть бесценный опыт общности, солидарности, самостоятельности, параллельной, негосударственной деятельности.
И опыту этому - сто с лишним лет. Несколько поколений.
Тут тебе и "Бунд" с подпольным РСДРП, и Палестина с нуля в пустыне при активном сопротивлении англичан, и квартирные кружки по изучению иврита, и коллективные письма диссидентов с "Хроникой текущих событий", и миллион человек на Манежной площади в 1990-м, и погибшие опыты украинской государственности 1918-го и 1941-го, и лесные западэнские дела, и правительства в изгнании с канадскими землячествами, и всевозможные РУХи с УНА-УНСО, и два Майдана, и даже сто тысяч на Болотной, хоть и бесполезная, а все же пришедшая большая толпа.
А что с другой стороны в эти сто лет?
А с другой стороны - одно бесконечное "ать-два, сми-ирна!"
Фабрика-завод-воинская часть-завод-тюрьма-фабрика-райком-завод-партком.
Приказ №444634, к выполнению приступить немедленно.
Больше трех не собираться.
Канава от забора и до обеда.
В общем, тяжелая жизнь под контролем адских масштабов государства.
А потом - этого государства внезапная смерть, и жизнь тех, кто к нему привык, в качестве брошенных парализованных нищих.
И только сейчас, и с огромным трудом, - начинает русский человек отдирать себя от государства.
Еще только учится русский человек понимать, что нету больше приказа №444634 копать канаву от забора и до обеда, а есть только он сам, никому на свете уже не нужный, и все еще сжимающий в руках старую лопату, да еще веселые, нарядные, цивилизованные люди, бегающие вокруг него с украинскими флагами, и время от времени плюющие в его сторону.
Но лопата в руках осталась.
И это значит, что канаву все-таки выкопать можно.
А потом - кое-кого закопать.

* * *

Пока мы тут пинаем старика Кургинелло за хулиганку в тылу Верховного Правителя Колчака, - у наших украинских друзей происходит свой цирк с конями.
А именно, киевская революционная публика начала ссориться с бароном Коломойским, и всем его разбойничьим двором.
Киевская публика чистенькая, приличная, ходит туда-сюда по Майдану и рассуждает про европейский выбор.
А коломойцы все перемазаны кровью, рычат что-то угрожающее, требуют себе богатой добычи, рабов и последующей выплаты дани.
- Фу, какие вы, коломойцы, с вами не очень-то евроинтегрируешься, - возмущенно говорит киевская публика.
Говорит-то она говорит, но о чем-то важном уже потихоньку начинает догадываться.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments