Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Ольшанский в ФБ

Пятнадцать лет Путин побеждал, потому что никто всерьез не сопротивлялся.
Лужков и Примаков сдались еще до президентских выборов.
Ичкерию разгромили за несколько месяцев, а все дальнейшие теракты и диверсии проходили по принципу "нагадили - исчезли", без перехода в политику или войну.
Березовский, Гусинский и Ходорковский не смогли сделать ни одного хода, который бы давал возможность думать, что они выиграют.
"Оппозицию" всегда представлял Борис Ефимович Немцов сотоварищи - с соответствующим результатом.
В уничтожение разных стран американцами Россия не вмешивалась, а когда наконец вмешалась - в Сирии - то это была дипломатическая игра, которой сами американцы не сопротивлялись, скорее, дали возможность "уговорить себя не драться", как иногда хулиганы во дворе делают, позволяя придержать их за рукав.
Медведев сдал пост тихо.
Митинги на Болотной исчезли добровольно и почти что мирно. Навальный своих недовольных после выборов мэра отпустил по домам.
Крым был взят чистым пиаром, без единого выстрела.

Но вот, игра в одни ворота кончилась.
И сейчас мы увидим, чего стоит "вставание с колен" в ситуации, когда кто-то действительно хочет тебя на колени поставить.

* * *

Есть ощущение, что когда в Твиттере цепляли тэг "жалкий" к одному крупному российскому политическому деятелю, - не к тому прицепили.
Ошиблись.
Ну, кто ж знал, что до такого дойдет.

* * *

Если бы какому-нибудь русскому царю рассказали, что правитель России может отправиться на спортивный турнир на другом конце света, и спокойно сидеть там - в то самое время, когда русские находятся под плотным артиллерийским огнем даже неважно кого, а русские ополченцы умирают, не дождавшись русской же армии...
Хорошо, что русские цари до всего этого не дожили.

* * *

Страшно то, что сейчас все зависит от одного единственного человека.
От Путина В.В.
Пойдет он путем Милошевича, Януковича, Каддафи и многих других, кто пошел на уступки Западу, - и это будет конец.
И для него, и для всего, и для всех.
Отнимут сначала Донбасс, потом Крым, потом отберут власть в России, потом Россия развалится, а сам Путин будет сдан собственными же придворными на суд цивилизованного, как его принято называть, человечества.
Виноватый платит за все и платит до конца.
Не пойдет он на уступки Западу - значит, победит.
Будет, конечно, трудно.
Будет много воя и угроз.
И уж точно не будет мирной пенсии на Лазурке и в Альпах - ни у кого из Кремля.
Но не будет и позора, распада, крови и смерти страны.
Туда или сюда - выбирает сейчас один человек.
И у меня нет никаких - совсем никаких - надежд на то, что он сделает правильный выбор.
Потому что вся его жизнь, весь его опыт - против этого выбора.

Скоро мы все увидим.

* * *

А президент России, каким бы я его хотел видеть, - не поехал бы ни на какой футбол, а выступил бы с обращением к нации.
И сказал бы:

Мы должны спасти наш народ по ту сторону границы.
Мы не можем отделываться пустыми словами, когда близкие нам люди гибнут там каждый день.
Да, Советский Союз развалился, но народ у нас все равно один.
И мы придем ему на помощь.
Будет тяжело.
Весь так называемый "цивилизованный мир" будет против нас, введет санкции, станет проклинать нас и клеймить агрессорами.
Возможно, мы уже никогда не будем жить так сыто, так безмятежно, как в прежние годы.
Но зато мы спасем тех людей, которых украинская авиация и артиллерия убивает прямо в их домах.
И мы сделаем это вместе.
Мои дочери - возглавят госпитали, где будут принимать раненых.
Мои разбогатевшие друзья - будут в кратчайшие сроки создавать лагеря для приема беженцев.
Нам будет трудно, но зато люди останутся живы.
Я - отдал приказ.

Жаль, что у нас нет и не будет такого президента.

* * *

А вот это про генерала Антюфеева (Шевцова), который вчера стал министром ДНР. Про то, какой он человек (Шурыгин пишет). Это 1992 год.

"…Они встали в третью атаку. Это было за гранью человеческих сил. Две предыдущие захлебнулись под кинжальным огнем румынских "рапир" и бээмпэшек. Густо чадил на мосту остов разорванного взрывом танка, еще два подбитых курились дымом под насыпью. Казалось, никто уже не сможет прорваться через полуторакилометровую бетонную ленту бендерского моста. Но там, за ним, за спешно окапывающимися на крутом берегу румынами, в полном окружении дерутся и умирают бойцы бендерского батальона республиканской гвардии. Там, в подвале здания горсовета, десятки людей, которым в случае пленения не избежать мучительной смерти. И они пошли в третью атаку.

Их поднял в атаку высокий, собранный человек. Он не уговаривал, он просто встал на пути у, отходивших под огнём бойцов, и спокойно повторял, не обращая никакого внимания на пули, тот и дело высекавшие каменные искры у ног:
— Нельзя отступать! Упустим время – дадим румынам закрепиться. Надо идти! Надо собраться и идти! Там наши ждут подмоги! Надо идти!

И они пошли. Обгоняя и прикрывая собой того, кто их поднял. Словно искупая этим какую-то необъяснимую свою солдатскую вину, оттого что он, министр безопасности, а совсем не войсковой командир, поднял их в бой.

…Наверное, до гробовой доски, уцелевшие в этой атаке не смогут объяснить, как им удалось пройти эти полтора километра. Но они сделали это. Сотня казаков, гвардейцев, "тесеошников" всего с одним танком прорвалась в город. Потом, спустя месяцы, станет известно, что бежавшие румыны по численности превосходили приднестровцев почти в десять раз. Но тогда это было неважно. Важно было прорваться к горсовету, деблокировать его и вывести из-под огня сидящих там женщин, детей, стариков, городскую администрацию".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments