Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Ольшанский в ФБ

Если бы в марте 2014 года наши войска за несколько дней заняли бы линию от Харькова до Одессы, - мы получили бы все те же санкции, которые уже получили сейчас, и еще обязательно получим в ближайшем будущем, но зато переговорная позиция у России быпа бы самая выгодная, со всеми козырями на руках.
Это уж не говоря о том, что все жертвы этих месяцев остались бы живы.
Отказ от ввода войск - это была самая большая ошибка Путина с 2000 года.
Та самая, которая "хуже, чем преступление".

* * *


Один хороший человек русских патриотических взглядов показал мне свою частную переписку времен этой зимы, когда "все начиналось, но еще не началось", - с известным и яростным майданщиком.
Никаких имен и никаких личных секретов. Просто честный разговор о России и Украине, когда еще можно было спокойно говорить.
Ох.
Я был потрясен.
На самом деле, я даже и близко не представлял себе, до какой степени все происходящее - это огромное преступление России.
Преступление, состоящее в ее полном отсутствии.
Ведь что произошло?
В Киеве (и много где еще) жили абсолютно русские люди.
Они говорили и говорят только по-русски, они читали Достоевского, Набокова или Лимонова, а не Тараса Шевченко, они вообще были ровно такие же, как мы, а весь этот нынешний зомби-украинизм был этаким фрик-шоу либо галичанских крестьян, либо каких-то экзотических радикалов.
Но России эти русские люди были не нужны.
России вообще не нужны были ни люди, ни территории, не нужно было никакое культурное влияние, никакой ирредентизм ли, империализм, в данном случае неважно.
России нужно было только бабло.
А у них бабла не было, потому что они были просто журналисты, инженеры, военные, рабочие - в бедной, и потому малоинтересной для московского эффективного менеджмента стране (за вычетом нескольких активов тут и там прикупить).
И тогда-то они и подпали под влияние галичанско-американского идеологического катка.
Тем-то как раз были нужны - и люди, и территории, и "культурный фронт".
И они стали - совершенно на пустом месте - делаться "украинцами".
В 1990-е - еще в час по чайной ложке, в 2004-м это было уже хорошо заметно, а теперь - дело сделано.
От своей ненужности России они стали "украинцами".
Они одичали и озверели, потому что одичала и озверела Россия, ставшая частным колониальным предприятием.
А теперь мы занимаемся тем, что под огнем, со страшными жертвами, спасаем от этого их зомби состояния какие-то отдельные куски, то Крым, то Донбасс, - тогда как если бы у нас самих было настоящее государство, - Киев был бы если и не его частью, то верным и любящим сателлитом.
Почему я начал с этой переписки, которую мне показали?
Потому что в ней видно, до какой степени известный майданный деятель - на самом деле русский, точнее, он мог бы быть русским, если бы "было куда и как им быть".
В общем, нет такого преступления, которого наши власти не совершили бы с 1991 года.
Но последствия именно этого преступления, похоже, будут оплачены большой кровью.
И ничего не исправить, и никого не вернуть.





Не далее как 4 июня французский корреспондент спросил Путина (в интервью каналу TF1 и радиостанции Europe 1), в чём состоят его цели -- являются ли они национальными или же империалистическими.

На что Путин ответил: "Ни российского национализма мы не будем поддерживать, ни империю не собираемся возрождать".

Повторив фразу 96-летей давности "Ни мира, ни войны, а армию распустить".

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments