Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Ольшанский в ФБ

Когда случился Крым, то возникла смешная, нелепая, идиотская надежда на преображение существующего порядка во что-то другое.
Надежда на то, что мы внезапно стали "евреями", а Путин - этаким Бен-Гурионом.
И что впереди нас ждет обмен четырнадцать лет державшейся идеи "маразм в обмен на колбасу" - на идею восстановления исторической России, на ее возвращение в историю.
Но это, повторяю, была нелепая мысль.
Путин не стал Бен-Гурионом, да и не собирался им быть, а продолжил работать председателем совета директоров газовой корпорации планетарного масштаба, плохо замаскированной под государство.
"Маразм в обмен на колбасу" очевидно сменился "маразмом без колбасы", да и только.
И все дальнейшие бодания этого совета директоров с его "западными партнерами" проходят по разряду корпоративных войн - против рейдеров, которые, с точки зрения несостоявшегося Бен-Гуриона, по беспределу отжали ЗАО "Украина" и унизили солидного бизнесмена.
Возможно, он прав.
Возможно, он даже что-то там себе наторгует, сидя с адвокатами и контрактами напротив тети Меркель и дяди Барака.
Но все это - неинтересно.
Именно и прежде всего неинтересно.
Пусть им всем будет хорошо с их деньгами, мне не жалко, и пусть они добьются того, чего так хотят, этой своей тихой пенсии в Швейцарии за высоким забором, без судов и арестов.
А к русскому народу еще придет свой Жаботинский.

* * *

Чтобы преодолевать трудности, - надо сначала создать солидарность.
Обратиться к нации: так и так, мол, мы - русские люди, пришло время вернуть домой нашу землю и наших людей, а власти брюссельских и вашингтонских обкомов мы над собой не признаем, приказ отдан, танки в Одессе, жулье в наручниках, - но имейте в виду, что победа не будет легкой, нам всем придется потерпеть, и я первый отдам свои госдачи под госпитали, но и вы уж как-нибудь проживете без сыра, готовы?
Готовы.
Ну, диаспора не готова, конечно, но это были бы экзотические проблемы нескольких сот тысяч патриотов заграницы на всю страну.
Но сейчас мы имеем нечто совсем другое.
Никакой солидарности нет.
Никакой победы нет, и никаких танков.
Жулью хорошо, вместо наручников - швейцарские часы.
А в центре страны стоит большой карточный стол, где серьезные люди сидят.
И наш барин, проиграв крупную сумму какому-то шулеру, - отвешивает от злости подзатыльник своему холопу.
День у меня сегодня плохой, Федька, поэтому я тебе продовольствие обрежу.
А завтра опять за карточный стол.
Выиграет - подобреет.
А пока - "трудности".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments