Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Originally posted by miguel_kud at Морок

[...]

у восстания уже есть идея, иначе бы оно не началось. И то, что восстание пошло до конца, приняло радикальные формы, показывает, что идея эта – более высокого уровня, чем просто жизнь без олигархов. Многие пошли бы воевать только за то, чтобы переписать Мариупольский металлургический комбинат из собственности Ахметова в государственную собственность? На Донбассе идея восстания вызрела и полностью сформировалась. Это – идея воссоединения с Россией, идея собирания русских земель, это отвержение украинства во всех его формах и несогласие жить дальше под гнётом Украины и украинствующих. Задача-максимум восстания – сохранение самоидентификации, продление русского народа. Задача-минимум на сейчас – избавиться от Украины.

Нам говорят, что на Украине идёт гражданская война. Это давно уже не так. Гражданскую войну ведут силы с разным видением её будущего. Цель гражданской войны для воюющих – переформатировать страну, сделать её лучше. Дончане не ставят перед собой такой цели! Они воюют за то, чтобы этой страны вообще не было, чтобы мерзкой химеры не стало! Они ведут отечественную, национально-освободительную войну – за то, чтобы с их территории был изгнан экзистенциальный враг, и за то, чтобы он был сурово наказан в своём логове. Дончане не за Украину воюют, а за сохранение себя как неукраинцев. От Украины их ждёт либо ассимиляция, либо истребление.

Идея восстания – ровно такая, какой она и должна быть. Она – простая и ясная, именно это делает её и объединяющей для восставших, и мобилизующей. Например, Православие не является мобизующей идеей в нынешнем конфликте на Украине: в конце концов, и Порошенко православный. Мобилизует то, что основано на базовых инстинктах – спасении от смерти, выживании рода, продлении народа, но не лозунг об уничтожении олигархов, которых обычный человек в жизни не встречал и о вреде которых знает только из построений политологов. (Тех самых политологов, которые использовали антиолигархические лозунги для февральского переворота.) Тогда человек собирает в кулак все резервы организма и совершает подвиги.

Дончане поднялись не потому, что отторгли, не вытерпели некоего президента-олигарха, поправшего их прежний (тоже не лучший) выбор, не потому что решили вдруг умереть ради торжества «пушистого» украинства или ради придания украинству еще большей «пушистости», а потому, что возникла угроза самому их существованию – пусть внешне пока и не физическому, но уж точно ментальному, цивилизационному, существованию как русских в совершенно чуждом, враждебном окружении: на своей земле они вдруг оказались несовместимыми чужаками... то есть угрозы и физическому существованию тоже нельзя было не почувствовать. Все предыдущие годы существования мертвящей химеры их оскорбляли этой неправильной инаковостью. Им показывали, что их не считают за сограждан, за людей даже (от «огородить колючей проволокой» до «расстреливать из атомного оружия»), что им уготована участь рабов без права на национальную культуру и уважение к предкам, что из их детей будут выращивать манкуртов, ненавидящих всё русское, делать из Донбасса таран против России. Их давили и «ровняли» под формат прокрустова ложа, совершенно непривычного и куда более убогого их нормальному имперскому формату, и да, многие не выдержали. Теперь давление перешло на новый уровень и приобрело характер прямых угроз, реализуемых карателями на деле! (Раньше это звучало «не хотите обандерложиться – тогда умрёте!», теперь – «не захотели обандерложиться – так умрите!».) «И мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово!» – писала одесситка Анна Ахматова. «Вставайте, люди русские!» – гласит хор, написанный на музыку дончанина Сергея Прокофьева. Вот, в чём всё дело, а не в каких-то там олигархах!

Присобачивание к этой идее лишних сущностей предназначено для того, чтобы замылить и убрать основное. Лишнее надо отсекать беспощадной бритвой. Главная задача – воссоединение с русским материком, а изменить метрополию, преодолев социальные проблемы, можно и потом. Любые пути, которые подменяют главный предмет противостояния, которые не ведут к прямому столкновению и победе над заразой, – пути к гарантированному поражению истинных целей восстания. Любая другая идея – подмена, подлог, подлость, призванная лишить восстание мобилизующего потенциала. Это следует и из понимания имманентных свойств украинской государственности, и из опыта других регионов, в которых русское движение было загублено многонациональными симулякрами. Ведь «за ЕдУ» уже было в той же Прибалтике, в Латвии оно называлось «за ПЧЕЛ» («за права человека в единой Латвии»), и где сейчас эти права человека? Тот же Кургинян когда-то «уламывал» русских Эстонии свернуть сопротивление, обманывая их сказками о построении счастливой жизни в единой Эстонии, об общем социальном проекте с эстонцами, де-факто уговаривая их ассимилироваться, отказаться от русской идентичности. И сейчас такие же мрази развивают тему из серии «ничего, что мы сдаём русский Луганск – зато потом мы получим Киев, который, хоть и будет украинским, но нашим».

Идея социально справедливой «единой Украины» – это не просто глупая химера, глумливая к памяти погибших от рук «еды» повстанцев и мирных жителей, а прямой подлог, обманка и сознательные вражеские действия. Не надо покупаться на «обманку», когда работающие «за ЕдУ» люди, принимавшие участие в написании упомянутого «ялтинского манифеста», возглавляют какие-то комитеты помощи Новороссии и, изображая из себя политологов, предрекают крах Украины. Прогнозы этих политологов не сбывались, только ветер носил, а вот призывы их к общеукраинским проектам и торпедирование настоящей борьбы изготовлением симулякров наносят реальный вред! Раньше этот увод от настоящей цели, действующий на руку врагу, мог сойти за ошибку, безобидный плод наивности, некомпетентности или глупости. А сейчас сомнений в подоплёке любой идеологемы «за ЕдУ» давно не осталось.

Есть в русской мифологии существа, функция которых – не в том, чтобы убить героя жестоко и прямо, как сделал бы Кощей Бессмертный, а в том, чтобы навести на него морок. Показать обманную тропинку, заманить в болото, подсунуть якобы спасительную кочку, одурманить, усыпить в благостных ожиданиях и обездвижить человека, предложить ему ложную цель. В нашу информационную эпоху этой нежити нашлось новое применение – парализовать русское восстание на Донбассе, наведя на него морок. Будем надеяться, что ничего у ней не получится, восстание победит, а нежить получит по заслугам.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments