Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Попались два текста про политическую машинерию

Originally posted by a_bugaev at Попались два текста про политическую машинерию

Александр Баунов. Отложенная ассоциация с Украиной. Почему европейцы не подождали сразу

Автор живым пером описывает ход событий вокруг евроассоциации Украины. Рассказ не только про последовательность событий, но и про то, как делались ходы со стороны ЕС, Украины и РФ и какие у этих игроков манеры и обыкновения.

ЕС повел себя как единственная сторона процесса, и Янукович повел себя так же. Янукович и Путин тоже действовали так, будто их двое, а третьего не дано: как мы, серьезные пацаны, межу собой договоримся, так и будет. А что там согласовали, завизировали, саммитов напланировали – это все ерунда. У людей, которые готовы идти дальше других в нарушении приличий, всегда есть ощущение, что все будет как им надо: другие-то, с приличиями, не посмеют.

После того как Янукович поехал в Вильнюс и не подписал, начался не только киевский протест, и но европейская кампания по моральному и политическому уничтожению Януковича.
...
Бюрократическую машину ЕС трудно остановить, притормозить, развернуть, добавить или убавить к уже готовому. Согласовали, провели переговоры, парафировали. И неизменно цивилизаторское, сверху вниз отношение ЕС к внешним участникам процесса. Мы развитые, культурные, богатые, значит, должно быть так, как скажем мы.

Внутри ЕС европейская бюрократия действует иначе, чем снаружи. Внутри добиваются консенсуса, уговаривают, делают исключения и уступки, хоть и там уровни развития встречаются разные. До сих пор возвращают Британии деньги за общую сельхозполитику по требованию строптивой Тэтчер, разрешили Словакии не скидываться на спасение греческих пенсионеров, увеличили Восточной Европе квоту на углекислый газ, подолгу согласовывают, что такое квалифицированное большинство, сколько кому дать голосов по Лиссабонскому договору, – чтобы малые страны остались не в обиде.

Конечно, не всегда уступают. Бывает, навязывают волю, диктуют условия, особенно если кто задолжал. Но и тут ищут компромиссы, думают, как сделать так, чтобы никто не ушел опозоренным. Чтобы что-то взяв – дать и взамен. Приличный-то человек, когда что-то берет, хоть в магазине, хоть где, спрашивает разрешения, платит, дает что-то вместо.

А снаружи, с индейцами, с аборигенами окрестными, – нечего, не доросли, много начнут о себе думать. Нельзя прогнуться, дать слабину. Западло. Вредно для общего правого дела. Внутри себя европеец, в борьбе против Путина и Януковича Европейский союз сам становится Путиным.

-------------

Анатоль Ливен. «Ненависть к России» застила глаза американскому истеблишменту

Взгляд с другой стороны океана.

Среди прочего Анатоль Ливен рассказывает, как устроено принятие внешнеполитических решений в американских верхах.

Не то, чтобы США планировали этот кризис, но в любом кризисе, где Россия является одной из сторон, США автоматически займут другую, анти-российскую сторону.
...
Дело в том, что «ненависть к России» просто застила глаза американскому истэблишменту, а анти-российские решения стали стандартными решениями для американских политиков. Причем удивительно, насколько ненависть к России объединяет людей из самых разных политических лагерей! Ничто другое не находит такой устойчивой межпартийной поддержки, как ненависть к России. Когда еще Строуб Тэлботт и республиканские ястребы поставят подпись под одним документом, я имею в виду письмо против мирного плана из 24 пунктов, разработанного в Финляндии усилиями российских и американских экспертов? Нужно понять, что американская политическая система работает таким образом, что выступление против темы, которую поддерживают обе партии, - это политическое самоубийство. В разговорах в Вашингтоне политики искренне мне признавались, что предлагать Украине членство в НАТО – это полное безумие, но говорили, что публично они не могут выступить против этого, так как в Вашингтоне тотальный консенсус по этому вопросу. Вот если бы одна из партий была против, тогда можно было бы выступить. Это не значит, что ты не сможешь больше выдвигаться на выборах, это значит, что тебя никогда не назначат на важную должность после выборов – никогда тебя не назначат в Совет национальной безопасности, ты не сможешь устроиться на работу ни в один «мозговой центр» после окончания карьеры, потому что основные «мозговые центры» на балансе у одной из двух партий. В общем, как только какая-то тема получает поддержку обеих партий, это означает конец общественной дискуссии на эту тему. Поэтому все причины практического характера, говорящие о том, что США нужно сотрудничать с Россией, не способны ничего изменить.


Интересно сопоставить этот рассказ Ливена с интервью Алексея Миллера.

По словам Ливена, кризис устроили не США, а ЕС-овцы, конкретно Сикорский и Бильдт, американцы же лишь подключились по привычной схеме

Я не думаю, что администрация Обамы спланировала кризис на Украине. Я не наблюдал никаких признаков возросшего интереса к Украине в Вашингтоне полтора года назад. Украина – это часть заброшенного расширения НАТО, американская армия очень занята в других горячих точках по миру для того, чтобы вмешиваться во что бы то ли было на постсоветском пространстве. США концентрируют основные усилия на Китае, плюс не надо забывать про операции в мусульманском мире. Так что США тут не причем. Тут произошло следующее. Евросоюз, ведомый в этот раз не американцами, а поляками и шведами, ввязался в противостояние с Россией на Украине, когда последней было предложено подписать Договор об ассоциации с ЕС, что означало невозможность заключения Таможенного союза с Россией. Я абсолютно уверен, что вся эта ситуация была намеренно спланирована Радославом Сикорским и Карлом Бильдтом для того, чтобы заблокировать формирование союза с Россией. Вряд ли Франция, Германия, Италия и прочие страны понимали, какова истинная подоплека предложенного договора. В результате возникла ситуация, когда Россия обозначила свою позицию, и ЕС тоже обозначил свою позицию. Это сценарий, который неизбежно должен был закончиться кризисом, о чем все здравомыслящие люди и предупреждали. Украина, поставленная перед четким выбором между Россией и Европой, неизбежно скатится в войну. Об этом ЦРУ предупреждало еще двадцать лет назад! И когда происходит нечто похожее, в США автоматически запускаются анти-российские настроения, которые глубоко укорены в основных институтах – в Конгрессе, Госдепе, и т.д. Все они по умолчанию скатываются на анти-российские позиции.


Упомянутое интервью Миллера было в апреле, по нынешним меркам это очень давно. Война тогда только ещё начиналась, но внешние игроки (США, ЕС, РФ) уже отчётливо обозначили свои позиции и подходы. Вот как рассуждал тогда Миллер:

Украина является не субъектом, а объектом игры, что на самом деле решения принимаются кем угодно, но не украинцами, что это расклад, в котором со всех сторон участвуют крупные игроки, которые эту ситуацию так или иначе используют, — Россия, Европа, Штаты. Все ждут каких-то неожиданных ходов. Причем таких, которые направлены не на деэскалацию, а наоборот.

— То есть все ожидают друг от друга каких-то пакостей?

— Есть известная логика поведения. Ты идешь по улице, к тебе подходят двое и спрашивают: нет ли закурить? И ты, как человек опытный, сразу же бьешь первого в подбородок. А потом выясняется, что они реально просили закурить. Если мы посмотрим на события последних дней, там очень хорошо видно, как эти механизмы работают. Идет дез-информация со всех сторон. Министр Аваков постоянно рассуждает о каких-то захватах, о какой-то стрельбе, которой не происходит. Турчинов говорит о том, что посылает не просто спецподразделения, но и войска на восток Украины. Вот Янукович плохой человек, мы его все не любим. Но он месяц терпел эти захваты и не посылал ни армию, ни даже спецподразделения на запад Украины. Турчинову почему-то хочется это сделать если не сегодня, то завтра. Притом что 17 апреля должны происходить переговоры в Женеве, где участвуют все. Я вообще считаю, что 17-го числа у нас момент истины. Потому что сценарий, который я считаю наиболее реалистическим, прочитывается мной следующим образом: у нас есть три игрока из четырех сидящих за этим столом, которые заинтересованы в деэскалации, — это сами украинцы (по понятным причинам), это европейцы и Россия — на определенных условиях.

— Честно говоря, не знаю, почему Россия сейчас должна быть заинтересована в деэскалации, а не в поддержании, скажем, того уровня напряжения, который есть.

— Потому что Россия сейчас балансирует на грани, когда ее войска могут оказаться на востоке Украины, что будет означать новый — максимальный — раунд санкций. Причем с перспективой в бесконечность. Значит, что бы мы ни думали про людей, которые делают российскую внешнюю политику, они не идиоты, они отдают себе отчет в том, что при максимальных санкциях будет очень больно всем. С Европой тоже понятно — между нами и Европой около 300 миллиардов долларов товарооборота.

Но я не вижу мотивов деэскалации у Штатов. Я считаю, что Штаты только выигрывают от поддержания этого напряжения. Им восток Украины не нужен. Если происходит раскол Украины, то они получают очень удобную ситуацию, когда на западе возникает достаточно гомогенное в этническом отношении украинское государство, люто ненавидящее Россию в подавляющей своей массе. Что Россия будет делать с востоком Украины, это уже ее забота. А за санкции по максимуму Америке ничего не приходится платить, потому что 19 миллиардов долларов оборота с Россией ничего не значат. Идеальная ситуация, и я не вижу, с какой бы стати Вашингтону не развивать эту ситуацию дальше. Потому что уже все противоречия с Европой, все Сноудены, всё забыто. Европа выстроилась, как эскадра в кильватере, германский министр Шойбле в Конгрессе США говорит о том, что американское лидерство в Европе снова обретает смысл и необходима консолидация НАТО. А что еще, извиняюсь, американцам надо?

На первый взгляд, рисуемая Миллером картина противоречит тому, что говорит Ливен. По Миллеру выходит, что гадят американцы, европейцам же кризис невыгоден, тогда как по словам Ливена кашу заварили ЕСовцы, а американцы лишь включились привычным образом. Но противоречие тут легко разрешимо, стоит лишь перестать считать "США" и "ЕС" едиными субъектами, действующими рационально на основе долгосрочных интересов. Если повысить разрешающую способность, увидеть за коллективным субъектом чиновников и политиков, учесть их собственные интересы, не всегда совпадающие с интересами общими и долгосрочными, принять во внимание внутреннюю машинерию, да ещё поссмотреть на интересы, планы и ходы в динамике, то картина может получиться гораздо более сложной. При этом в одной картине вполне совмещаются и игры, описанные Бауновым, и расклады, о которых говорил Миллер, и подключение американцев по схеме, обрисованной Ливеном.

Разумеется, для полноты картины нужно принять в рассмотрение, кто и как играет в Москве, Киеве и Донецке. Судя по последним событиям, в этих трёх центрах тоже очень непростая внутренняя машинерия (конечно, об этом можно было догадаться и раньше).

Добавлю напоследок, что рассмотрение событий как игры со многими игроками не только помогает уйти от простой двуцветной картины в сторону картины более сложной, но и способствует отстранённому и циничному взгляду, поскольку сразу же напрашиваются мысли вроде "чистых там нет, все замазаны", "политики - мерзавцы и подлецы" и прочей мизантропии. На этом фоне возникает соблазн считать всех равно ответственными, а отсюда легко перейти к тезису, что чужих мерзавцев пусть осуждают их избиратели, а нам нужно всеми силами осудить мерзавца здешнего. В итоге может получиться, что цикл завершился там же, где и начался, а переход к детальной картине был лишь промежуточным этапом в самозащите, выстроенной для подкрепления изначально полярной позиции. Впрочем, похожий цикл возможен и при другом выборе полюсов, если потребность в подкреплении полярной схемы берёт верх над интеллектуальной честностью.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments