Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

Ольшанский в ФБ



"Я Ленина видел".
В смысле, Игоря Ивановича Стрелкова.
Впечатления мои от него, если их пересказывать, тоже будут очень похожи на мемуары старых большевиков про Владимира Ильича, поэтому я не буду длинно распространяться о том, какой он идейный, честный, порядочный и самый человечный человек, а просто скажу, что все хорошее, что о нем говорят, - это правда, а плохое - нет, вот это вряд ли.
Но дело даже не в этом, а в том, что политика (отредактирую себя: общественного деятеля) с такой харизмой Россия не знала, должно быть, с гражданской войны.
Поэтому когда ты разговариваешь с Игорем Ивановичем, ты в некотором роде разговариваешь с самой историей.
Это - странное чувство.
Программу своих дальнейших действий (публичных, по крайней мере) он озвучил, и я не могу сказать, что она кажется мне правильной.
Он намерен ждать "революции сверху", которую, с его точки зрения, должен произвести Путин, намерен своей деятельностью убеждать ВВ и других в необходимости такой революции, и в любом случае - хранить безусловную лояльность верховной власти, не вступая ни в какую оппозицию.
А поскольку, как мы понимаем, никакой революции сверху Путин не произведет, - Стрелков фактически готовится повторить роль православных монархистов перед 1917-м и советских консерваторов перед 1991-м, с предсказуемым финалом этого лоялизма, и с дальнейшим выдвижением себя - так мне это видится - в лидеры новой гражданской войны уже в послепутинской России.
Увлекательно, конечно. Но есть ощущение, что "все это мы уже проходили, и не один раз, и каждый раз это почему-то не очень хорошо кончалось".
Но это его взгляды, и его выбор.
А для меня в сегодняшнем разговоре была важна даже не столько политика, и не все эти рассуждения, а просто само то ощущение, когда ты смотришь на Игоря Ивановича, который задумчиво расхаживает вдоль стола, подбирая точную формулировку для своей мысли, а потом вдруг берет стеклянный шарик, лежащий на этом столе, берет его и говорит:
- Вот, видите, мы запустили эту историю.
И пускает шарик медленно катиться по столу.
- И теперь эта история идет, идет, и никто не знает, к чему она придет, - говорит Стрелков, не отрывая глаз от стеклянного шарика, который неумолимо катится к самому краю.
- Но повлиять на нее - можно, - заканчивает он, и быстро накрывает шарик ладонью в тот последний момент, когда он еще не упал.

Надеюсь, с Россией у него получится точно так же.
Subscribe

  • К ДНЮ КОСМОНАВТИКИ -- РУССКИЕ КАК ТОПЛИВО

    «Истинный, подчеркиваю – истинный советский (в отличие от тех, кто причисляет себя к ним по ошибке), легко может ввести в заблуждение. Он горячо…

  • Пятокосмическая империя

    Яков Брежнев, когда брат его курировал космическую отрасль (сам Яков называл космическую программу Хрущёва «голоштанными потугами к прогрессу»),…

  • Дм. Ольшанский

    «Подобно тому, как святой – это нравственный образец человека, аристократ – это эстетический образец. В семье Маунтбеттенов, как и последних…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments