Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Ольшанский в ФБ

У МЕНЯ РАСХОДЫ В ЕВРО

Михаил Борисович Ходорковский просыпается - и идет, например, умываться.
Но как только он открывает кран, дверцы шкафчика над раковиной распахиваются, - а там сидит блоггер-кантианец.
- Миша, дай денег, а? Ну что тебе, жалко, что ли? - спрашивает он, ласково глядя на Ходорковского.
Михаил Борисович Ходорковский молча захлопывает дверцы шкафчика, идет в гостиную и включает телевизор.
Но в телевизоре крупным планом, совсем как советский диктор прежних времен, - сидит блоггер-кантианец.
- Денег давай, - угрюмо говорит блоггер-кантианец, глядя в экран.
Михаил Борисович Ходорковский выключает телевизор и косится на компьютер, но тут же понимает, что в компьютере ему ловить тем более нечего.
Тогда он подходит к окну и открывает шторы - благо живет он, допустим, на пятнадцатом этаже.
Как вы уже догадались, в окнах у Ходорковского на высоте пятнадцатого этажа каким-то образом висит в воздухе блоггер-кантианец и что-то кричит.
Окна у Ходорковского хорошие, дорогие, но все равно слышно, что кричит он одно и то же слово.
ДЕНЬ-ГИ! ДЕНЬ-ГИ!
Михаил Борисович Ходорковский - спокойный человек.
И потому он спокойно задергивает шторы, уходит от окна, садится в кресло и устало закрывает глаза.
Но слышит шорох.
И даже - шум.
Открыв глаза, он видит блоггера-кантианца, раскачивающегося на люстре.
Блоггер-кантианец маленький, ушастый, и похож на чертика, поэтому качаться на люстре ему очень идет.
- Деньги-деньги, много денег, много денег дашь ты мне..., - поет блоггер-кантианец и болтает ножками в такт.
Михаил Борисович Ходорковский швыряет в блоггера-кантианца тапком и уходит обратно в спальню. Там он ложится на кровать и накрывается одеялом с головой, как ребенок.
- На конгресс денег дай! - орет тем временем кто-то из-под кровати. - На форум правозащитный! На круглый стол! Сайт! Журнал! Общественный центр! На коллективное письмо всех на свете! На юристов! На революционеров! На подготовку кадров революции мне давай! Мне много надо! Мне мало не надо! Я в Праге живу, у меня расходы в евро!
Тот, кто орет из-под кровати, орет очень громко, и очень долго, поэтому Михаил Борисович Ходорковский терпит какое-то время, а потом вздыхает, встает, берет телефон, звонит в Следственный Комитет Российской Федерации и говорит, что он готов, что он скоро приедет, и чтоб они начинали готовить третий процесс.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments