Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:
Недавно обронил в одном кинофоруме реплику о том, что где-то с рубежа “Забытой мелодии для флейты” (1987; или м.б. после “Елены Сергеевны”, 1988) рязановские фильмы становятся слабыми, беспомощными, не просто ходульными и скучными, лишенными не только лиризма, но даже и осмысленного сюжета, элементарной связности.

Причем чем дальше, тем более.

Потом задумался и вспомнил, что я был несправедлив в таком суждении, и что в этой нисходящей был всплеск: фильм “Предсказание” (1993). Далекий, конечно, от уровня фильмов даже конца 80-х годов, но всё-таки заметно выступающий над тем, что настало после них.

Возможно, это связано с тем, что фильм поставлен по мотивам повести (если верно помню) Кабакова, что видимо и обеспечило связность сюжета.

* * *

Но по-настоящему этот фильм интересен другим, а именно – изображением (авторской манифестацией) определенного образа мирочувствия, мировидения и самовосприятия.

В сердцевине этого восприятия бытия находится особый мир, теплый и человечный, принадлежность к которому определяется еврейством индивидуума либо его безусловной лояльностью еврейству. (В каковой лояльности и присягают Рязанов и Басилашвили.)

Этот мир окружен миром зла. Деление между мирами – полностью манихейское.

Мир зла населен персонажами двух категорий:
во-первых – активно злыми индивидуумами, движимыми черной волей.
На нижнем уровне это фашисты, рисующие свастику на еврейских надгробьях.
Управляют же ими сотрудники спецслужб.

а во-вторых, серыми существами лишенными собственной воли, как то убогими нищими старушками. По отношению к спецслужбам и низовым фашистам, они являются рабами, покоренными исходящей через руспоятов волей зла.

Деление между мирами, как я уже заметил, полностью дуальное. Входящие в еврейский мир (или, по термину Радзиховского, “еврейскую сферу”) люди видятся исключительно положительными (даже если иногда со слабостями – человеческими, но извинительными – что только очеловечивает их облик и делает его тем более эмпатичным). Напротив, стоящие за чертой еврейского мира люди видятся либо активно-злыми (и точнее даже не людьми, а воплощениями злой воли, ее функцией – вроде “рисовальщика свастик на кладбище”, в котором ничего за пределами этой назначенной ему функции нет, нет никакой собственной душевной жизни, т.е. он как бы не является человеком), либо убогими и нищими, пораженными в самой способности душевной жизни.

Причем последние настолько разрушены принадлежностью к гойскому миру и правящему в нем началу зла, что спасение их не представляется возможным. (Впрочем, по их адресу из еврейского мира, как и положено по его гуманистическому статусу, ощущается легкая жалость – на них смотрят [поясняя на толкинистской шкале] не как на орков, но как на горлума или даже чуть получше; но с практической точки зрения это всё равно: они находятся за чертой спасения и ему не подлежат.)

То есть черта спасения проходит по границе еврейского мира.

Последний, как было сказано, не является чисто еврейским по телесному составу. Он образован вокруг евреев – как “телесно”, так и прежде всего признанием и центральностью в нем морального превосходства евреев, отождествлением еврейства с началом добра. Гой может спастись – но только от еврея, только присягнув в безусловной лояльности еврейству и искренне признав еврейство за само Добро, за высшее начало (или, точнее, его представление в физическом мире, за эманацию в физический мир из метафизического; высшее начало в его посюстороннем проявлении).
(То, что спасения помимо еврейского мира нет, не обязательно означает неуниверсальность-по-конструкции еврейского Добра. Быть может, просто никакого иного добра нет, все пути помимо еврейского мира – пути зла. Универсален не человек вообще, универсален только еврей.)

Фильм полуфантастический. В основном в нем действуют люди, но иногда также и сверхъестественные силы; важнее, что и люди не “сами по себе”, а за ними зримо стоят сверхъестественные начала, которые ими движут и через них проявляются.

За еврейским миром и принадлежащими к нему стоит метафизическое добро.

За гойско-фашистско-гэбистским миром и его обитателями – метафизическое зло.

Такова космология сознания, откровение которого изображается в фильме Рязанова.

Целью (тактически, а стратегически – предопределенной, неизбежной судьбой) обитателей еврейского мира является эвакуация из окружения гойского мира зла, ожесточенного против них как носителей добра и потому преследующего их и стремящегося их уничтожить. Исход – как телесный, так и метафизический.

В целом, фильм познавателен для изучения этической системы, “с которой мы имеем дело”.

Учитывая к тому же, что фильм снимался в 1992-1993 гг., на фоне известного положения русских и именно их грандиозной трагедии, угнетения и травли в реальном мире.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 38 comments