Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

"история увядшей любви"

Как ухудшались отношения России и Запада

http://sputnikipogrom.com/europe/30301/story-of-faded-love



[...]

Путин в итоге поступил так, как и обещал Бушу в 2008 году. Редкий случай, когда политик выполняет свои обещания. И теперь мы имеем фактически новую Холодную войну. Как же мы все докатились до жизни такой? Как оказалось, единственным умным человеком был Джордж Кеннан. Кеннан был архитектором политики сдерживания и практически отцом Холодной войны. В 1998 году Кеннан, будучи уже позабытым 94-летним старичком, внезапно дал интервью, в котором называл трагической ошибкой попытки расширения НАТО на восток и предрекал, что это приведет к новой Холодной войне. Я даже приведу целиком цитату в оригинале, чтобы ни у кого не было соблазна свалить все на неправильный перевод или какие-то подтасовки, тем более что тут все понятно и без специального перевода:

"I think it is the beginning of a new cold war," said Mr. Kennan from his Princeton home. "I think the Russians will gradually react quite adversely and it will affect their policies. I think it is a tragic mistake. There was no reason for this whatsoever. No one was threatening anybody else. This expansion would make the Founding Fathers of this country turn over in their graves. We have signed up to protect a whole series of countries, even though we have neither the resources nor the intention to do so in any serious way. [NATO expansion] was simply a light-hearted action by a Senate that has no real interest in foreign affairs."

"What bothers me is how superficial and ill informed the whole Senate debate was," added Mr. Kennan, who was present at the creation of NATO and whose anonymous 1947 article in the journal Foreign Affairs, signed "X," defined America’s cold-war containment policy for 40 years. "I was particularly bothered by the references to Russia as a country dying to attack Western Europe. Don’t people understand? Our differences in the cold war were with the Soviet Communist regime. And now we are turning our backs on the very people who mounted the greatest bloodless revolution in history to remove that Soviet regime.

Но кто такой был Кеннан в 1998 году? Подумаешь, старикашка, который придумал, как победить СССР. Мы то умнее, мы то лучше знаем, как делать. Мы то поколение победителей. Примерно так рассуждали в Белом доме, по всей видимости.

[...]

Журналист Стив Левайн написал целую книгу под названием «Лабиринт Путина: шпионы, убийства и темное сердце новой России». Несмотря на впечатляющее название, в ней он возлагает вину за ухудшение отношений на обе стороны:

Когда Путин начинал работать на посту президента, он желал преодолеть глубокие расхождения России и Запада, стремился установить дружественные отношения. Однако, как и его предшественника Бориса Ельцина, Путина раздражали действия НАТО. Когда в 1990-е годы Запад начал процедуру по приему в альянс прибалтийских государств, прежде входивших в СССР, Россия выступила против. Националисты рассматривали расширение НАТО как попытку шантажировать российских военных, чтобы те не попытались бросить сколько-нибудь серьезный вызов Западу в данном регионе. Однако Путин воспринимал спор с НАТО по-другому. Он полагал, что Вашингтон попросту не понимает причин недовольства Москвы, — так рассказал один из кремлевских инсайдеров, с которым я беседовал при написании книги. Он попросил не называть его имени, чтобы не создавать проблем с доступом к информации в будущем. Я буду называть его Виктором. Путин говорил советнику, что, если проявить терпение и четко все объяснить, «они увидят, что мы нормальные люди, и отношения у нас будут другими», вспоминает Виктор. Поэтому Путин часами беседовал с высокопоставленными и не очень западными гостями — министрами, заместителями министров, со всеми, кто был готов выслушать его мнение по поводу Чечни, НАТО и энергетики.

К началу 2000 года НАТО уверенными темпами расширялось. Путин встретился с президентом Биллом Клинтоном, госсекретарем Мадлен Олбрайт, советником по национальной безопасности Сэмюелем Бергером и задал им вопрос: как бы Запад отреагировал, если бы Россия выразила желание вступить в НАТО? По словам Виктора, Путин говорил серьезно. Он видел во вступлении в НАТО двойную выгоду: Россия бы сильнее сблизилась с Западом и, что для Москвы более важно, получила бы возможность изнутри «реформировать» эту организацию времен холодной войны. Наряду с другими 19 членами НАТО Москва имела бы право вето. Помимо прочего, это помешало бы альянсу вновь предпринимать шаги, против которых Россия возражала, — наподобие бомбардировок Сербии.

В этот напряженный момент, вспоминает Виктор, Бергера неожиданно заинтересовала муха на оконном стекле. Облрайт устремила взгляд в пустоту. Клинтон переглянулся с советниками, а затем в дипломатичных выражениях отправил Путина куда подальше. Это было что-то из серии: «Если бы это зависело от меня, то я бы, конечно, согласился…»

Не смутившись, окружение Путина предложило встретиться с американскими конгрессменами. Те ответили аналогичным образом. «С хитрыми лицами они заявили: «Ага, да вы хотите разрушить НАТО изнутри!» — вспоминает Виктор. Безусловно, конгрессмены в чем-то были правы. Например, если бы Россия была членом НАТО в 1999 году, Сербия просто бы задавила Косово, как она уже поступала сама или через своих союзников с Боснией и Герцеговиной. Но Виктора оскорбило американское предположение, что мотивы России неискренни. Очевидно, что оскорбился и Путин.

Однако подлинное оскорбление было нанесено после терактов 11 сентября 2001 года в США, утверждает Виктор.

Путин был в числе первых, кто выразил президенту Джорджу Бушу соболезнования и предложил необходимую помощь. Вскоре после этого Буш потребовал, чтобы Россия разрешила американцам создать военные базы в Узбекистане и Киргизии, откуда должна была начаться борьба с подконтрольным «Талибану» афганским правительством. Американский президент пообещал, что эти базы будут временными и станут использоваться лишь для вторжения в Афганистан, говорит Виктор. Он вспоминает, что Путин тогда дал разрешение, сказав: «Мы должны помогать своим друзьям».

Полтора года спустя активная фаза афганской кампании завершилась. Кремль задал США вопрос о том, когда они намерены вывести свои силы. «Это зона наших стратегических интересов, и мы никуда не уходим», — пересказывает Виктор ответ американцев.


Если слова этого журналиста кажутся вам странными или неправдоподобными, или вы думаете, что инсайдер просто выгораживает Путина-безумца, то совсем недавно примерно такие же истории рассказывал бывший путинский советник Илларионов (хотя не исключено, что это он и есть инсайдер «Виктор»), являющийся одним из его главных критиков, так что никакого резона врать у Илларионова точно нет:

Это было личное убеждение самого Путина — что для России самое безопасное и комфортное положение — это членство в западном союзе. Путин несколько раз говорил, что хочет видеть Россию членом НАТО.

Причем это делал не только частным образом, но и публично… Во многом поэтому Путин оказался первым человеком, позвонившим Бушу после терактов 11 сентября. Он оказал очень серьезную помощь США в деле предоставления разведданных, сотрудничества спецслужб, операций в Афганистане. Однако американская администрация в лице того же Буша заявила, что российское членство в НАТО нереалистично. Это был очень болезненный удар и для Путина, и для всей российской администрации. Следующим шагом по разрушению союзнического отношения к Западу стала, конечно, кампания по подготовке интервенции в Афганистан, а потом и в Ирак», — сообщил Илларионов.

Несколько событий привели к радикальному перевороту в мировоззрении и в действиях Владимира Путина на международной арене. Первое — это отказ Евросоюза в потенциальном российском членстве. Второе — это отказ НАТО в потенциальном российском членстве. Третье — жесткая размолвка между Путиным и Бушем по поводу Ирака. А дальше случились грузинская «революция роз» и «оранжевая революция» в Украине. Оба эти события были восприняты Путиным в качестве подрывных действий Запада против России.


[...]

После победы в Холодной войне западные страны не были заинтересованы ни в какой интеграции России в свое пространство. Они стремились включить в свою сферу влияния бывшие советские страны. Гайдар сокрушался: все рассчитывали, что США помогут России в самом начале, как помогли Европе после войны, а они только похлопали их по плечу: «молодцы ребята, дальше сами выплывайте».

Всех идеально устраивала Россия в роли бензоколонки и буфера между Европой и Китаем. Больше ее приткнуть некуда: для Европы она слишком большая, и тогда это получится уже суперсоюз, который на равных может соперничать с США и Китаем. Даже какая-то интеграция с Украиной была немыслима. Почему? Потому что СССР и США вели в XX веке разные войны. Для СССР краеугольным камнем национального мифа является война с Германией. А для США война с Германией лишь крошечный эпизод, гораздо менее значимый, чем Вьетнам (позорное поражение), и уж тем более Холодная война. Потому что немцы были далеко и особо США не угрожали, а вот СССР 50 лет нацеливал ядерные ракеты на американские города. Так что важнее: победа над Германией или распад СССР? Естественно, распад СССР, поэтому малейшие поползновения России в плане укрепления своего влияния в постсоветских странах автоматически означают конфронтацию с западными странами. Вот и сейчас, согласно самым свежим социологическим опросам Gallup, американцы начали воспринимать Россию в качестве главного врага США. Впервые Россия обогнала Северную Корею и Иран, традиционно лидировавших в опросах последних лет. Россию как главную угрозу воспринимают 18% опрошенных, хотя еще в 2012 году таких было всего 2%. Впрочем, по российским опросам США считают самой враждебной страной аж 73% опрошенных.

С другой стороны, если бы в свое время европейцы предложили России безвизовый режим и какие-то интеграционные программы, хотя бы какую-то перспективу, как это было в случае со всеми постсоветскими странами, вполне возможно, что сейчас им не приходилось бы судорожно лавировать, не давая разгореться войне у себя под боком. Вместо этого даже с элементарным вступлением в ВТО Россию мурыжили почти 20 лет, пустив туда одной из последних в мире (даже Зимбабве приняли еще в 1995 году!). «Так как они сеяли ветер, то и пожнут бурю». Кеннан был прав в 1998-м, но тогда его никто не пожелал слушать. А стоило бы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments