Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

воспитание орднунга

Originally posted by goodspider at Легко и просто.

Чистота в Германии, а конкретно в Швабии, была не "врождённой" а весьма даже принудительной. Долгое время немцы вываливали мусор, золу, сдохших домашних животных, кости и помои с кухни тупо за забор, или куда придётся. Как результат имели антисанитарию, болезни и загаженные до невозможности деревни и города.

В 15 веке графа Вюртембергского достала эта вонь, и он начал издавать указы, что, мол, навоз и дерьмо, которое производит скотина и люди, надо вывозить за околицу или хотя бы "на речку", причём только ночью. На указы, конечно, забили, так как проверять их выполнение было нереально, а полицию к каждому сараю ставить дороговато, да и взятки и угощения для служителей закона отменить было трудно. Тогда граф издал новый указ, в результате которого швабских городах резко стало ЧИСТО. Суть указа сводилась к следующему: если вы заметили, что ваш сосед пару недель не убирает мусор, и не донесли на него, то наказан будет не только он, но и вы. А если вы донесли, то у вас есть право на часть его земли. В результате каждую субботу все демонстративно и тщательно убирали мусор перед своим двором, резонно опасаясь стукачества и соседских козней.








Российская Федерация, Ленинградская область, г. Тоцк.

17 июня.




То, что с ним происходит что-то непонятное, он почувствовал сразу после выписки. В больнице его продержали где-то около суток, из которых половину времени он провалялся под капельницей. На прощание главврач, замученный старый дядька в грязном белом халате, посоветовал воздержаться от принятия пищи в течении ближайших двух дней. Саша ухмыльнулся и попытался стрельнуть у доктора сигарету. Доктор поморщился и мотнул головой в сторону двери. В другое время он пошёл бы выписывать бюллетень, но теперь оставалось одно: идти домой.

Странности начались дома. Сначала он поймал себя на том, что стоит посреди прихожей, как баран, потому что ему не хочется подходить близко к вешалке. Присмотревшись, он понял, что вешалка висит криво. Потом в памяти что-то шевельнулось, и он чуть ли не увидел, как прибивал её к этому самому месту года три назад - и ведь до сих пор не замечал, что перекосил. Он потоптался ещё немного, но всё-таки заставил себя повесить куртёнку на колышек, хотя делать этого ужас как не хотелось.

В комнате он почувствовал себя совсем неуютно. Всё было привычным, знакомым, но каким-то неправильным. Особенно зловещим казался мусор в углу. Саша никак не мог заставить себя сесть к нему спиной: он ощущал, что из мусора на него кто-то смотрит.

Он включил телек, но по телеку показывали тоже всё неправильное.



Ночью ему приснилось, что среди мусора сидит крыса. Она смотрела на него красными глазами, и он чувствовал, что, когда он отвернётся, она укусит его, и потом он умрёт. Умрёт в мучениях, гадко и страшно. Саша встал, попил холодной ржавой воды из-под крана, и стал искать совок и веник.

Потом он ненадолго заснул, а утром принялся мыть полы. У себя под кроватью он нашёл осколки стекла, отвёртку с обломанной рукоятью, и пятидесятирублёвку, оказавшуюся там невесть как и когда.

Он вернулся из магазина, прижимая к груди две пачки стирального порошка, упаковку хозяйственного мыла, и банку с белилами. Кисточку он нашёл в бельевом шкафчике. Щетина засохла намертво, и пришлось долго вымачивать в керосине, благо Люська всегда держала небольшой запасец для коптилки, на случай непланового отключения света.



Весь день он провозился с самым неотложным ремонтом. Ночью ему опять блазились кошмары: бесконечно длинные грязные улицы, тёмные углы, из которых смотрели крысы, черти, и какие-то маленькие гнусные человечки. Они были везде, выглядывали из каждого окурка, из каждого грязного пятна, из каждой незаделанной щели. И все они тянулись к нему, чтобы коснуться его, запачкать, осквернить, убить.

Но под утро ему приснился огромный железный циркуль. Он спускался с небес, в нестерпимом блеске, и на обоих концах его были сияющие иглы. Мерзкие твари в ужасе сбились в кучу, но циркуль вонзился в самое средоточие этой мерзости, а когда он снова поднялся, на сияющей игле корчилось что-то бесформенное и страшное, но уже издыхающее.

Саша проснулся, и почувствовал под щекой мокрое: он плакал во сне.

- Бог - эти Порядок, - прошептал он в подушку. - Порядок - это Бог. И когда Порядок будет везде, всё будет в Порядке. Я люблю Порядок.



Ему стало легко и хорошо, и он опять уснул, думая про себя, что наконец-то понял самое главное, и теперь-то уж точно всё пойдёт как надо.


[...]

Российская Федерация, г. Санкт-Петербург.

11 августа.

- Это параноидальный бред. Вы хотите сказать, что западная культура...

- Все великие культуры, профессор. Все.

- ...основана на том, что какие-то там зловещие тайные силы кормят своих граждан какой-то психотропной отравой? И при чём тут немцы? Не смешите меня.

- Ну почему же отравой? Это очень тонкое воздействие, по-своему позитивное. Насколько нам известно, протестантский Запад использует для этой цели некое сложное вещество, именуемое альфа-комплексом. На нём основана так называемая "протестантская этика" и всё с нею связаное. В том числе и экономическая система. И выборы. И всё остальное. Альфа-форма активизирует так называемые "гены свободы". К сожалению, альфа-протестантин и всё с ним связанное - главный секрет Запада, и он охраняется очень, очень тщательно. Но были попытки разработать что-то альтернативное. Вот у нацистов была интересная разработочка... Так называемая бета-форма.

- И что это даёт?

- О, замечательный эффект, особенно на немцев. Видите ли, у них действительно есть одна интересная национальная особенность. Чумной ген.

- Я не понял, при чём тут...

- Ну как же. В Средневековье немецкие земли сильнейшим образом пострадали от чумы, и ещё от кое-каких инфекционных заболеваний. Выжили немногие, но у них страх перед чумой закрепился на генетическом уровне. Точнее, страх перед всем тем, что приводит к чуме. Крысы. Грязь. Экскременты. А также всё то, что их напоминает... Любое нарушение правил воспринимается как грязь, нечистота, угроза, и всё такое. Пресловутая немецкая любовь к порядку - это просто глубоко вбитый в гены страх перед заразой...

- Остроумная теория, хотя и совершенно бредовая...

- Ну почему же бредовая? Бета-протестантин как раз и активизирует чумной ген. О, с человеком происходят интереснейшие изменения.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments