Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

aabad беседует с Кашиным

Покойные деды-фронтовики обладают паразительным свойством: когда меняются взгляды внука на ВОВ, сразу же меняются взгляды и рассказы о войне его давно умершего деда. Убедился на примерах многих знакомых.

[...]

Идея статья однозначно такая, как я сказал. Прямо же написано:

"И, в общем, я очень хорошо понимаю, откуда в России двадцать первого века взялось все это дерьмо с «мы не позволим», «позор пособникам фашистов», «деды воевали» и так далее. Все очень просто — мой дед умер, и писатель Астафьев умер, и вообще все они умерли. А тинейджеры девяностых выросли.
Просто мы сами придумали все, что ужасает теперь. Это мы придумали Яровую, Скойбеду, нашистов на крыше «Красного октября», всю религию победобесия."

То есть, ветераны войны умерли и глупое российское общество имеет теперь взгляды 16-летнего Кашина. Но сам Кашин таких взглядов уже не имеет - он стал большим интеллектуалом, т.е. теперь точно знает, что Жуков был мясник и Ленинград нужно было сдать.

[...]

Простите за занудство, но Кашин явно пишет не о допустимости разных точек зрения и уважении к ним.

Смотрите, вот как он описывает "все это дерьмо": «мы не позволим», «позор пособникам фашистов», «деды воевали», Яровая, Скойбеда.

Если бы он отстаивал интеллектуальную толерантность, то к "всему этому дерьму" добавил бы, например, «трупами завалили», «миллиарды изнасилованных немок», «коммунизм хуже нацизма», Резун, Солонин.

Уж будьте минимально объективны: в уважении к фактам и иному мнению сторону "деда Кашина" не заподозришь. Наши либералы ничуть не цивилизованнее сталинистов, я бы сказал еще хуже.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments