Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

11 мая -- о ставках в Grand Game

Originally posted by el_murid at 11 мая


Сегодня очередная годовщина, связанная с событиями на Донбассе. Годовщина референдума, который мог стать и должен был стать концом нацизма на Украине, но так и не стал. Скорее наоборот: как и в случае с Крымом, где процедура возвращения так и не была доведена до конца, референдум на Донбассе не получил продолжения, что и стало причиной геноцида населения, разрушения инфраструктуры, массового исхода его жителей. Политика шаг вперед - разворот - паническое бегство далеко назад, которую демонстрирует российское руководство, не выглядит не только мудрой, но и минимально осмысленной, как бы ни пытались представить это как-то иначе разнообразные шакалы пера и гиены ротационных машин.

В своей книге я попытался оценить значение референдума, но попытался сделать это, что называется, "уровнем выше" - в рамках борьбы за Украину крупнейших мировых игроков.

[...]

Коллаборационистская продажная элита Украины, не имея собственного национального проекта, находясь в таком буферном положении между двумя крупными игроками, как Европа и Россия, так и не сумела выработать принципы, по которым Украина сможет существовать в своих границах, взаимовыгодно взаимодействуя с обоими крупными соседями. Положение Украины предполагает лишь два возможных ее состояния — суверенное единое государство, тяготеющее к Европе и России одновременно, либо выбор одного из соседей с последующей утратой суверенитета и территориальной целостности.

Украинская элита, не обладая национальным самосознанием, предпочла второй вариант в надежде встроиться, пусть и на подчиненных ролях, в Европу с целью сохранить хотя бы на какое-то время возможность грабежа страны. Дикие коррупционные скандалы уже постмайданной Украины лучше всего говорят, для чего был совершен государственный переворот: уж точно не для процветания страны.

Однако цель Соединенных Штатов Америки и подконтрольных ей европейских элит в отношении Украины носит гораздо более глубокий характер, чем благотворительная помощь туземным ворам. Отрыв Украины от России и даже ее развал, превращение её в серую зону европейского Сомали становится причиной резкого ухудшения отношений между Россией и Европой и объективно ведет к разрыву (если не полному, то существенному) торговых и экономических связей между двумя крупнейшими европейскими игроками — Россией и ЕС.

Этим наносится удар не только по самой России, но и по ее проекту ЕАЭС, в который Россия входит, внося в качестве своей доли в том числе и экономические связи с Европой. Без этих связей вес самой России резко снижается, ее интеграционным планам наносится тяжелейший удар.

Проблема усугубляется рахитичным положением сегодняшней экономической модели России, которая продолжает деградацию, вызванную правящей олигополией, и наличием точно такой же, как и на Украине, коллаборационистской правящей элиты, которая во многом подчинена Западу и выполняет роль его агентуры.

Именно эта часть российской элиты и стала тормозом российской реакции на государственный переворот на Украине, проводя соглашательскую политику и отказываясь от отстаивания национальных интересов нашей страны на украинском направлении. Мотивы этой части элиты носят сугубо шкурный характер сохранения уже украденного у народов России и подтверждение своеобразного «ярлыка» от Запада на продолжение грабежа страны. Американское иго в этом смысле ничем не отличается от татаро-монгольского.

По сути, Украина стала маркером, по которому можно четко определить кто есть кто в российском истэблишменте. Для тех, кому нацистский Киев является «партнером», иного определения, как враги России, нет и быть не может. Тот, кто требует ликвидации нацистского режима и восстановления независимой партнерской Украины при сохранении ее положения транзитного коридора между Россией и Европой — тот осознает катастрофические последствия для будущего страны и пытается предотвратить их.

Дело не в громких фразах, а в том, что стоит за двумя путями развития общей ситуации. Враждебная нацистская Украина становится могильщиком ЕАЭС, одновременно безальтернативно толкая Европу в американский проект. У противников ТТИП больше не остается аргументов в пользу более гибкой политики Европы, направленной на развитие торговых отношений одновременно с Америкой и Россией (а через нее — и участниками ЕАЭС) Европа полностью утрачивает свой суверенитет и начинает жить по правилам, которые устанавливают американцы.

Россия, подорвавшая свои отношения с Европой и существенно сократившая с ней свои отношения, теряет не только значительную часть европейского рынка, но перестает быть самостоятельным субъектом: теперь уже Россия становится большой Украиной, лишенной самостоятельности, и ей придется делать выбор между двумя крупнейшими соседями — объединенной с США Европой и Китаем. Очевидно, что для России, находящейся под управлением коллаборационистов, выбор неизбежно ведет либо к распаду, либо к подчинению одному из соседей. Собственно, это уже даже неважно — какому. Мы просто повторим судьбу Украины если не в деталях, то в целом. Наше будущее в таком случае — череда государственных переворотов, продолжение общей деградации, социальный коллапс и в конечном итоге распад на зоны влияния. У несуверенной страны в условиях быстроменяющегося мира другой судьбы быть не может, тем более, у занимающей столь важное геополитическое и геоэкономическое положение.

Не только Украина, конечно, является угрозой нашим проектам — к их числу можно и нужно отнести продолжающийся хаос на Ближнем Востоке, который в том или ином виде будет переброшен на нашу территорию.

Очень высока угроза хаотизации буферных зон между Россией и Китаем — в первую очередь региона Центральной Азии. Смысл этих угроз (во многом рукотворных и проектных) — отвлечение ресурсов на их устранение или снижение, а значит — замедление наших собственных интеграционных проектов и создания собственного регионального кластера. Однако сегодня приоритетной угрозой является именно Украина и ситуация вокруг нее.

Безо всяких сомнений, любые попытки умиротворить нацистское руководство Украины, которое демонстративно нарушает все без исключения заключенные договоренности и соглашения, бесперспективны. Киевская хунта создана с единственной целью и абсолютно несамостоятельна. Ее задача — стать непреодолимым барьером для России на пути в Европу, разрыв максимально возможного количества связей между нами и Евросоюзом, создание зоны бесконечного конфликта, отвлекающего на себя ресурсы России.

Политика российского руководства в отношении России демонстрирует тяжелую и сложную борьбу внутри российской элиты, поэтому носит столь непоследовательный и во многом хаотичный характер.

И вот в этих условиях появление Стрелкова стало фактором, способным не просто изменить, а сдвинуть ситуацию в благоприятную для будущего России сторону. Нетрудно теперь понять причины ненависти к нему со стороны коллаборационистов и их пропагандистов. Истерика Кургиняна в Донецке в момент выхода Славянского ополчения из окружения весьма показательна — он и его хозяева уже праздновали победу, и тут опять нужно начинать все сначала.

Осознавал ли сам Стрелков свое значение в общем раскладе? Возможно и так. Вот только на фоне крымских событий, в которых он принимал непосредственное участие, было психологически крайне сложно предположить резкий разворот политики России на 180 градусов буквально через два месяца.

Свою задачу Стрелков видел в прикрытии проведения референдумов 11 мая в Донецке и Луганске, после чего был готов вновь отойти в тень и предоставить событиям развиваться по крымскому сценарию. Будь это так, развал Украины становился просто неминуемым — регионы Юго-Востока даже несмотря на одесскую и мариупольскую бойни, устроенные карателями из киевских зондеркоманд, объективно были бы вынуждены объявлять о своем суверенитете от Киева, после чего политика России и других внешних игроков направлялась на создание новой постмайданной Украины, выстраивание балансов на ее территории — во всяком случае, Россия, будучи победителем в этой скоротечной гибридной войне, получала колоссальное преимущество и пространство для маневра. Ее противники, напротив, становились побежденными и вынужденными действовать с менее устойчивых позиций.

Предательство Кремля стало и для Стрелкова, и для ополчения, и для населения Донбасса полнейшей неожиданностью. По сути, задача была выполнена, референдум проведен, однозначный политический результат получен. Наступало время политиков. Именно они в очередной раз и предали и Донбасс, и свою страну. Если она, конечно, их страна. Определение, возможно, излишне жесткое, однако последующие события только подтверждают его. «Партия мира» в этом раунде фактически победила, нанеся интересам России тяжелейший удар..."
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments