Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

«Ведь это наши воры, они помогут нам»

Originally posted by krylov at «Ведь это наши воры, они помогут нам»


Разбираю сейчас завалы информации на своём компе. Нашёл кое-что давно запропавшее, много интересного и великое множество всякой чепухи. Среди последней – зачем-то сохранённые обломки каких-то форумных дискуссий, жежешных срачей и тому подобного «отшумевшего». Сейчас всё это покрылось патиной и читается не без интереса. Как молоды мы были, как малы и как мерзки. Увы, ушла только молодость. Ну и риторика сменилась.

Кстати об этом.

В дискуссиях начала двухтысячных либералисты обожали такой аргумент – «не смейте считать деньги в чужом кармане». Это постоянно перепевалось на разные лады: не смейте считать деньги, считать чужие деньги – жлобство, не смейте говорить и даже думать о чужих деньгах. Молчи, быдляк, завидуй тихо. Это не твой карман, это не твои деньги, а всякие разговоры о том, что они украдены у тебя – жлобство и быдлячество. А уж тему дачи или домика на Лазурке – не смейте даже и помыслить. Ведь это чужие деньги, то есть абсолютная святыня.

В две тысячи десятом и позже абсолютно те же самые люди горой стояли за Навального – именно потому, что он занялся подсчём чужих денег. Сейчас разговоры о том, сколько денег украла та или иная высокопоставленная падла и гнида, стали абсолютно приличными и в высшей степени бонтонными. У кого какая дача, у кого какой домик на Лазурке.

Что, собственно, произошло? В двухтысячные деньги были у социально близких – начиная от олигархов, «гусинских-березовских», и кончая всякими мелкими жульманами и присоскерами. Точнее, деньги уже стали от них уходить, но они всё ещё чувствовали себя «хозяевами денег», и поэтому клака «лейбовых и гораликов» блюла их интересы. Тем более, что им перепадало – по причине той же самой классовой близости.

За последующие десять лет хозяевами денег стали чекисты и чиновники (именно в такой последовательности), а этим оставили что-то на прожитьё, и даже не всем. «Лейбовым и гораликам» эти новые хозяева жизни не близки. Вот тут-то, разумеется, у них и прорезался интерес к чужим карманцам, а Навальный стал возможен как жанр. Поскольку Навальный возможен только в ситуации, когда его деятельность вызывает бурный восторг у либералистов.

Не буду гадать, как извернётся дискурс ещё через десять лет – поскольку не уверен, что они вообще будут, эти десять лет разговоров. Но если вдруг будут – думаю, ым ещё услышим про святость воровских карманцев. «Ведь это наши воры, они помогут нам».

Да если и не помогут - всё равно ведь наши. А вот чужие воры - о, это же совсем другое дело.

Ну а что думают ограбленные - да кого это беспокоит?

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments