Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

post

Originally posted by chukcheev at post


Раздающиеся время от времени в либеральной среде сожаления об утраченной альтернативе исторического развития России в виде Новгородской республики всегда вызывали у меня недоумение, поскольку патрицианский строй этого своеобразного государственного организма был столь же далёк от норм современной массовой демократии, как и оппонирующее Великому Новгороду московское самодержавие.

Однако более пристальное изучение судьбы Новгорода – от его отрыва от большого общерусского тела до возвращения в лоно «матери России» – продемонстрировало, что именно Господин Великий Новгород есть не просто утраченный образец из средневекового прошлого, но буквально идеальная модель государственного устройства для отечественных либералов.

Судите сами. Во-первых, структурно Новгородская земля – это фактически один город-метрополия и огромная территория (от Чудского озера до предгорий Урала и от Карелии до Торжка), назначение которой – служить кормовой базой для своей столицы.

Боярские крестьяне на бесчисленных погостах, выполнявшие в пользу своих суверенов разнообразные повинности, поставлявшие съёстные и прочие припасы, что являлось экономической основой существования высшего новгородского общественного класса, который был отнюдь не торговым, но именно что землевладельческим…

Расплачивающиеся за сюзеренитет Господина Великого Новгорода мягкой рухлядью малочисленные северные народы финно-угорского племени, чей ясак – это одна из ведущих статей новгородского экспорта…

Иначе говоря, великолепно организованная система эксплуатации окружающего пространства, позволяющая жить и успешно развиваться Дефолт-сити столице Новгородской земли, ставить каменные храмы, о которых и мечтать не может Великий князь Владимирский, возводить палаты для господы, открывать школы и т.п.
(Потому для Новгорода нет ничего удивительного в том, чтобы, например, торговый человек Дмитрий Борисов сын Зимин, поднявшись на подряде по устройству для города ямской службы, быстрой и накрывающей весь Северо-Запад, на старости лет стал жертвовать гривны на переписку книг и приохочивание юношества к грамоте, назвав это Династийным братством.)

Во-вторых, Новгород, питаясь соками всех своих пяти Пятин, делиться полномочиями с окрестностями не торопился. Псков, например, лишь в 1348 году сумел обособиться от старшего брата, а до того считался, как и остальные населённые пункты, всего лишь пригородом. Но и даже отпустив молодшего брата, Новгород вплоть до самого своего присоединения к Москве активно вмешивался в дела Пскова.

Т.е. у замкадышей провинциалов никакого права голоса и возможности влиять на новгородскую политику не было, споры и судебные тяжбы разрешались тоже в Новгороде – с соответствующим ростом юридических издержек.

Гражданами республики были только люди с хорошими, интеллигентными лицами жители Новгорода мужского пола. Нет, полностью избавиться от вмешательства черни новгородской господе не удалось: вече могло сказать своё веское слово в критическую минуту, но против внешнего врага, в защиту своих привилегий новгородцы выступали единым фронтом.

В-третьих, важную роль в экономической жизни Республики играла внешняя торговля, но и здесь новгородцы правильно понимали расстановку сил в мире и потому не стремились самостоятельно выходить на международные рынки, а довольствовались тем, что к ним приезжали заморские гости.

Иноземные купцы останавливались на Немецком дворе, экстерриториальном образовании внутри Новгорода, и скупали всё на корню, т.е. вели монопольную торговлю, которая была Республике, конечно, в убыток, но позволяла сохранять добрые отношения с заграницей.

В-четвёртых, Новгород отвергал милитаризацию и существенно экономил на содержании воинской силы. Защищать Республику должен был приглашённый на время князь, приводивший свою небольшую дружину.

В случае же серьёзных неприятностей звали на помощь номинального сюзерена Великого Новгорода – Владимирского князя, который был должен, вместе с местным ополчением, отводить грозу.

Географическое положение Новгорода было весьма удобно. От Орды его прикрывали Рязанская и Владимирская земли, вынужденные вести бесконечные пограничные войны с приходящими из степи отрядами.

Литва, чтобы не оттолкнуть Новгород в сторону набирающей силы Москвы, вела себя сдержанно; с Орденом и Швецией, после конфронтации середины 13-го века, установился относительный нейтралитет.

Что же касается утилизации нетерпеливой и жаждущей подвигов и славы молодёжи, которая есть в каждом и которая в Москве или Рязани складывала головы на южной границе, то новгородцы своих буйных молодцов отправляли разбойничать на Волгу либо за Уральский хребет.

Обратка от ордынцев, разозлённых набегами ушкуйников, доставалась Владимирской и Рязанской землям (ордынцы знали, что их пощипали урусы, а кто конкретно – пусть разбираются сами), но это было, в целом, не существенно: главное, что не Новгород платил за разбитые горшки.

В-пятых, находящийся в постоянном культурном обмене с Западом, Новгород был открыт всем новым веяниям и модам. И потому нет ничего удивительного, что самые главные ереси Средневековой Руси зародились именно там.

Впрочем, ересями их квалифицировали обиженные церковники, на самом же деле, это была точная и острая критика тогдашней церкви, погрязшей в продаже сигарет и алкоголя епископских должностей, как это было у стригольников.

Или полное отрицание отсталого православного культа, восходящего к изуверским временам первых вселенских соборов, как это делали жидовствующие (по современной политкорректной научной терминологии, представители новгородско-московского антитринитарного религиозного движения).

Итак, на примере Великого Новгорода можно увидеть, как должна выглядеть идеальная Россия, которую украл у нас путинский режим. Идеальная Россия – это страна, где девяносто девять процентов населения, полностью лишённых политических прав, должны обеспечивать проживающий в столице управленческий класс.
Господство этого класса строится на передаче суверенитета в чужие руки, взамен он получает возможность экономически взаимодействовать с иностранными государствами. Ни собственной армии, ни самостоятельной внешней политики не надо.

Также не нужны никакие обязательства, за которые придётся платить кровью: пусть это делают буферные территории, т.е. бывшие части России, от которых надо будет отказаться – ради сохранения ядра-метрополии.

Что население России, точнее реанимированной Новгородской земли, получает взамен? Тесную интеграцию с Западом (ясак углеводороды с дисконтом идёт через Немецкий двор), мощное культурное развитие (современная архитектура в столице; деконструкция архаичных верований, реформа РПЦ – больше не единая, не святая, не апостольская). И, разумеется, новгородским посадником президентом становится Михаил Ходорковский.
Не страна – просто мечта.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments