Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Погудин

Originally posted by loboff at Погудин

Идеальный мужской голос для романса: с ровно той самой, небольшой, но крайне необходимой долей "трактирного", голос глубокий, чувственный, но вместе с тем одновременно простой и человечный - "поёт как говорит":



Когда слушаешь Погудина, особенно остро и больно понимаешь, какая это жуткая и страшная потеря: что русским по звучанию, по строю, по совместимости с русской стихотворной формой стал не салонный и трактирный русский романс, а - кричащий кабацкий визг еврейского по происхождению "шансона".

Собственно, иначе и быть не могло, это-то понятно: кабак был стихией низов и криминала (в отличие от мещанских трактиров, а тем паче дворянских салонов). Низы в русской катастрофе восторжествовали, а потому восторжествовала и привитая им недорогая кабацкая пошлость.

"Недорогая кабацкая пошлость" это не эпитет, если что, это констатация факта: в кабаках играли именно что евреи большей частью - в силу их дешевизны относительно русских музыкантов. Ну, и чтобы пробиться в этой среде, данная публика не брезговала и откровенной похабщиной, ради успеха у черни. Для "зажигательности" (да и просто от впитанного собственного местничества) разбавляя "песняк" своими же хаванагилами, с обычными для тогдашних шансонье притопами и прихлопами, в аккомпанементе насилуемых скрипок.

Успех этот был сомнительный, это несомненно, и у нормального человека мог вызвать разве что брезгливое недоумение. Но последовавшие вслед за 1917-м времена и вообще плохо укладываются в понятие нормы. А уж мясорубка лагерей и окончательно закрепила торжество кабацкой мерзости: ибо понятно, чей "песняк" там главенствовал - того самого кабацкого уголовного отребья, - кто же ещё в тюрьме будет законодателем мод, как не оно? Что в результате и породило единственный слышимый народный голос - "блатняк" - воспринятый и интеллигенцией тоже, как антитеза официальной парадной советчине.

Вот так оно и сложилось, да. Вот так в результате в культуре черни и живём, по сей день. Разве что представляя порой с щемящей тоской, во что могла бы сегодня вылиться культура не черни, но мещан - не будь она раздавлена большевистским каблуком.

Слушая Олега Погудина, несомненно лучшего из ныне живущих исполнителей романса, это представляется особенно ярко, а потому и с особенной болью. Русская историческая память ведь и остаётся жить разве что благодаря таким людям. Благодаря им, и вопреки скоро уже как столетнему торжеству отребья.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments