Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

О советском культе человекоубийц

Originally posted by pioneer_lj at О советском культе человекоубийц

Наталья Холмогорова в присущей ей склочной манере публично обратилась ко мне с призывом откликнуться на её статью.



«С интересом жду воплей Пионера и К на тему "Караул, совеЦЦкая дрянь Холмогорова против станции Войковской... ну, значит, мы теперь за!" :)»


Статью «Нужно переименовать «Войковскую» прочитал.

АПЛОДИРУЮ СТОЯ!



«… – Почему ты плакал? – спросила она немного позже. Девочка уже слышала слова «царя убили», но плохо понимала их значение. – Тебе жалко царя?

– Больше всех мне жаль маленького царевича, – ответил отец. – Царь... Ну... – он задумался, а затем с тяжелым вздохом махнул рукой; видно, мысли его были слишком сложны, чтобы делиться ими с ребенком. – Но царевич Алексей... Несчастный больной мальчик... Его-то за что? Что он им сделал?!

Много-много лет спустя эта девочка – тогда уже старушка – пересказывала эту сцену мне, своей внучке. Она не была диссиденткой, она прожила добропорядочную советскую жизнь; но воспоминание об отце, горько плачущем над судьбой незнакомого больного мальчика, навеки запечатлелось у нее в памяти.

...Среди бесчисленных ужасов и злодеяний гражданской войны убийство царской семьи не выглядит ни самым зверским, ни самым шокирующим. Да простится мне такое выражение, но это убийство как раз достаточно традиционно.

В нем не видно бессмысленного садизма, кровожадного упоения своим могуществом, столь заметного во многих других преступлениях большевиков; убийцами руководила сухая и жесткая логика удержания власти».


Замечу, что Н. Холмогорова заблуждается. Рядовые советские каратели могли предаваться палаческому упоению, но собственно советская власть истребляла миллионы людей без особой аффектации. Руководствуясь лишь насекомой логикой борьбы за своё выживание и размножение.

Как видим, Н. Холмогорова попробовала убедить краснознамённую общественность, что убивать детей нельзя. Мол, это преступное деяние, даже если дети царские.



«Здесь все однозначно. Ребенок «виноват» лишь в том, что родился не в то время не в той семье (или сословии, или народе). Убийство ребенка – предельный и беспримесный акт обесценивания другого человека, обращения его в средство для достижения собственных целей».


Н. Холмогорова сосредоточилась на невозможности оправдания убийства малолетнего царевича. Близко зная засоветскую общественность, она понимала, что разом объяснить товарищам гнусность убийства самого Николая, его жены, дочерей, врача и слуг, дело практически безнадёжное. И её дурные предчувствии оправдались. Краснознамённые товарищи в комментариях негодуют, что им хотят воспретить убивать царёнышей. Прямо по Галковскомудевочка с мороженным и советский гуманизм.



«… Советская литература:

– У девочки отнять мороженое и съесть. Причем одной рукой есть, а другой держать за косу мартышку. А после мороженого раздеть, изнасиловать, задушить и закопать.

Это обычный, естественный уровень. Другие говорят:

– Насилуй, а убивать не надо. Её потом можно в народном хозяйстве использовать.

Эти уже считаются либералами. Далее, которые говорят, что и насиловать нехорошо, – это борцы за правду, праведники, ими вся страна гордится. А уж если кто-то намекает, что вообще пусть себе идёт и мороженое ест – это уже страдальцы, великомученники. Их имена шёпотом произносятся. Это "совесть нации", её золотой фонд. Они за это чуть ли не на смерть идут...

Н-да, "до-говорились".

– Как девочка? почему девочка? откуда она идёт? куда? какого сорта мороженое? А может быть, она его украла, а может быть, это и не мороженое и это не девочка, а вредитель, диверсант, власовец переодетый. А может быть, она беспризорная, без ошейника и её в детприют отдать надо. Под микроскоп девочку, под микроскоп мороженое. А то ведь "абстрактный гуманизм" получается.

Нельзя на головы бетонные плиты вываливать, нельзя людей вместо шпал класть, нельзя деревни и города водохранилищами затоплять. И наконец один набрал воздуха и пискнул: "Убивать 66000000 человек нехорошо!" Зарвался. Так русские еще два десятилетия потопчутся-потопчутся и дойдут до "мы теперь уже знаем". Знаем то, что другие народы две тысячи лет знали (а то и поболее): "Не убий, не укради..."»


Увековеченный советской властью героический тов. «Войков» в своё время единственный из видных большевиков публично засветился как соучастник убийства царской семьи. «Был одним из разработчиков провокации против Николая II, когда охранявшие его семью большевики решили сымитировать «монархический заговор», с целью «похищения» царской семьи, во время которого её можно было бы уничтожить». За это преступление советского гада пристрелил в Варшаве русский эмигрант Б. С. Коверда.

Прочие главари коммунистического режима, начиная с Ленина, делали вид, что не причастны к злодеянию. Мол, это всё местная инициатива и революционная самодеятельность. Официально советская власть объявила лишь об убийстве Николая. Советские представители годами лгали, что царская семья жива и будто бы даже тайно эмигрировала.

То есть до чего мы дошли. Бесноватые отморозки Ленин сотоварищи сознавали, что убийство царской семьи дело преступное и постыдное. А современный засоветский товарищ бойню в ипатьевском подвале смело оправдывает. Дескать, священная народная месть!

Так приходится советских понимать, что еврейские революционеры мстили русскому царю и его семье за вековые страдания русских мужиков. А затем миллионами истребляли этих самых мужиков за их контрреволюционный царизм. Диалектика советского душегубства.

Впечатлил комментарий советского дурачка, осудившего презренных белогвардейских террористов: «Убили того, до кого было удобней дотянуться». В СССР именно так и было:



«В ответ на убийство Войкова большевистское правительство бессудно казнило в Москве в ночь с 9 на 10 июня 1927 года 20 представителей знати бывшей Российской империи, которые либо находились к тому моменту в тюрьмах по различным обвинениям, либо были арестованы уже после убийства Войкова»


И что вызывает особенное омерзение, в людоедской коммунистической риторике упражняются советские Акакии Акакиевичи. Видит ли, им противен мещанский «хруст французской булки», они предпочитают революционный хруст человечьих костей в советской живодёрне. Их молочные братья укрохоббиты радостно скакали с речёвкой «москаляку на гиляку!», и допрыгались. Теперь эти вымаливают себе у сатаны светлого будущего. Могут, могут и выпросить на свою (и наши) головы.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments