Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

О статье "Наши разногласия" Р.Ищенко

Originally posted by olegnemen at О статье "Наши разногласия" Р. Ищенко


Ростислав Ищенко написал статью «Наши разногласия» - про то, что патриотам разного толка (и правым, и левым), нужно оставить разногласия по украинской политике Кремля, объединиться и сосредоточиться на «сохранении и приумножении военной, политической и экономической мощи и внешнеполитической маневренности российского государства, на расширении его политической ресурсной базы». При этом речь в статье идёт о трёх идейных направлениях, которые автор считает основными в России. Интересно, что они рассматриваются на примере меня как представителя русского православного национализма, Бориса Рожина как представителя советского патриотизма, и самого Ищенко как представителя имперского евразийства. Так, «мы втроем в значительной степени персонализируем три основных направления патриотической идеологии».
Так как речь в частности и обо мне, то немного поделюсь своими ответными соображениями.

Не буду уточнять некоторые неточности в описании моих взглядов, потому что я в этой статье просто «персонифицирую» определённые настроения – это вряд ли подразумевает, что они должны полностью совпадать с моими собственными мыслями.
С основным пафосом статьи я, конечно, согласен: всем нам хочется видеть Россию богатой и сильной. Разве что мне кажется, что и по самым основным вопросам о Новороссии мы тоже можем придерживаться довольно схожих позиций. А из статьи как-то грустно следует, что здесь-то мы не согласимся, ну хоть по вопросу о силе России должны не спорить. Кажется, я просто оптимистичнее.
Но поделюсь и недоумением. Я как-то не вижу обозначенной проблемы: представители этих течений друг с другом очень переплетены и каких-то жёстких противостояний я не наблюдаю. А идейные дискуссии идут, причём всё острее, ну так и хорошо – лишь бы люди не ссорились. К тому же Ищенко я отношусь дружественно, несмотря на самые разные идейные расхождения и оценки. То есть я не разделяю сами те переживания, на которых основана статья. И что значит «объединяться ради силы России» мне тоже непонятно – это конкретно как? Политическим движениям, если образуются, объединяться глупо – они нужны именно своей альтернативностью. Хотя, оговорюсь, и я не политик, и оба других «персонификатора» тоже…
Но теперь пару слов критики от меня (как представителя консервативного национализма) той идеологической презентации «евразийского имперства», которая дана Ищенко. В ней очень ярко проявлены те черты этой идеологии, которые являются не только предметом критики с нашей стороны, но нередко и поводом для недоумения.
Вот Ищенко пишет:
«русский народ научился так организовывать свое государство, что жизнь с народами иноплеменными и иноверными в одном политическом и экономическом пространстве оказывалась выгодной всем»; и «только русские создали политическую систему, способную без лишнего напряжения удерживать эти пространства».
Полностью согласен. Но далее из этого делается вывод о том, что больше Россия не должна быть государством русского народа, ведь для спасения страны требуется «сохранение имперского, многонационального, многоконфессионального и принципиально интернационального характера России».
Вывод, на мой взгляд, совершенно абсурдный и никак из предыдущих констатаций не следует. Если столь успешное государство на этих просторах создано русскими, то почему же так важно, чтобы оно не было их государством? По-моему, описанный факт заслуг русского народа в создании государственности на этих землях означает только то, что государствообразующая роль русского народа является её системным фактором, без которого государственная жизнь здесь нормально работать не может. И история распавшегося СССР тому прекрасное подтверждение.

А эта роль может быть обеспечена только двумя моделями:

а) русские – это весь православный народ страны, официальным представителем которого является Русская церковь, имеющая государственный статус, и власть, представленная русским царём, венчанным на царство главой Русской церкви; с другими народами, живущими в государстве, царь имеет особые отношения (обыкновенно договорные);

б) русские – граждане Русского национального государства, власть которого избирается путём всеобщего голосования и имеет легитимацию от нации; представители других народов имеют равные гражданские права, а также статус национальных и этнических меньшинств с соответствующими особыми правами, или же являются другими нациями, входящими с Россией в многонациональную федерацию (союз) на договорных основаниях.

Первая модель является традиционной, вторая модерной. Первая существовала столетиями, но была снесена в 1917 г., вторая так ещё и не реализована. В современных условиях они могут быть и совмещаемы, так как и в наше время власти требуется легитимация и снизу, и сверху. Главное, что обе обеспечивают русскую идентичность власти и государствообразующее положение русского народа. Подчеркну, что первая модель – имперская, вторая – национальная, но они могут прекрасно сочетаться – все великие нации XIX-ХХ вв. имели свои империи, что не только не мешало, но и помогало их национальной жизни.
Но Ищенко предлагает ни то, ни другое, ни нечто среднее, а что-то такое, что можно счесть инобытием СССР.

Касательно самой модели «интернациональной империи». В России ведь такой никогда не было. У нас первые нации создали большевики, но отношения даже в СССР не были интернациональными, так как основная масса населения (русские) не была оформлена в нацию. Для реализации в России модели интернациональных отношений (то есть государственности, построенной на определённого рода отношениях между отдельными нациями) нужно реализовывать ту самую модель, которая была описана выше (б). А это и есть национализм, так как подразумевает создание наций. Никакого интернационализма без предварительного этапа нациостроительства быть не может по определению – чтобы быть «между наций», нужно, чтобы были сами «нации».

У нас же в РФ существует модель «ненациональное большинство» + «отдельные нации», которые имеют отношения не друг с другом, а с анациональным центром. Это к интернационализму никакого отношения не имеет. Таким образом, как Ищенко видит создание интернациональной государственности – для меня большой вопрос. Но главное: я уверен, что это просто навозможно: если ты создаёшь нацию, то она рано или поздно заявит о своём праве на суверенитет – этот закон действует безотказно.
Традиционная же Российская империя не была ни многонациональной, ни интернациональной. Она вообще была основана на домодерных политических формах. И это довольно осмысленная тема даже в самом евразийстве. То есть представленная Ищенко модель и к евразийству имеет весьма отдалённое отношение.

В целом есть ощущение, что вопрос собственно модели государственности Ищенко просто не особо продумывал, так как его эта тема на самом деле и не волнует. Его интересует другое. Ищенко пишет: «первичным является сохранение и укрепление российского государства, как мощной военной, экономической, политической единицы, способной обеспечивать поэтапное решение задачи реновации контроля над имперским пространством».
Да, конечно, с этим мне трудно согласиться. Когда я говорю о силе России – то «Россия» для меня – это страна, историческое явление. А если речь идёт о государственной машине, созданной большевиками и в уродско-обрезанных и искривлённых формах существующей по сей день – я могу принимать её как печальную данность, но никак не как что-то «первичное». Эта машина разрушила историческую Россию и продолжает разрушать её по сей день, укрепляя национальные республики и ущемляя права русского народа. Для меня в политическом отношении первичен русский народ и его национальные интересы. А РФ хороша постольку, поскольку она им соответствует. Объективный национальный интерес состоит в объединении нации, реинтеграции Русской земли, и если система РФ не способствует этой цели, значит она плоха, и на неё надо давить, чтобы исправить это. РФ – это продукт распада СССР, а этот исторический факт в принципе не соответствует русским интересам. Это не значит, что её нужно ослаблять, но это значит, что не она первична, и что её формы далеко не идеальны. Уверен, что изменение форм в пользу соединения государственности с русской народностью пошло бы только на пользу и её мощи, и её успешному развитию.

Можно было бы подумать, что здесь в нашем споре мы имеем дело со старой альтернативой двух моделей: «народ создаёт государство» или «государство создаёт народ». Но Ищенко, отрицая право русских на собственную государственность, одновременно и не является сторонником «россиянства», то есть не признаёт за РФ право создавать новый народ.

Он отстаивает (если я правильно понимаю) наднациональную власть, которая формирует государственное поле – и не важно с какими границами, с какими народами и в каких государственных формах. А это та самая позиция, которую я попытался подробно описать (и покритиковать) в статье «Охранительство».
И это самая, наверное, опасная ловушка, в которую попадают многие отечественные патриоты.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments