Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

Рубрика «год назад»: от «Боинга» до «Минска» – 2

Originally posted by miguel_kud at Рубрика «год назад»: от «Боинга» до «Минска» – 2

/Продолжение. Начало в предыдущей записи./

2. Главные линии пропаганды

[...] вернёмся от фантазий и альтернативной истории к свершившимся прошлогодним событиям. Важнейшую роль в обеспечении сливного сценария, как всегда, сыграла мощнейшая пропагандистская машина, построенная Кремлём и поддержанная широкой общественностью Эрэфии. Именно сезон с середины июля по середину сентября был периодом её наивысшего напряжения, когда вся информационная рать, не покладая рук, работала по принципу «всё или ничего». В этот период основной чертой закремлёвской пропаганды стала невиданная, невообразимая, запредельная наглость, с которой публике навязывалась заведомая ахинея, не укладывающаяся в рамки здравого смысла и общеизвестных событий. Полный бред вещался с непробиваемым апломбом, бессовестная ложь повторялась по девять раз, чтобы на десятый раз стать истиной. Оппоненты обвинялись во всех смертных грехах и в работе на врага. Вовсю использоваласть технология Окон Овертона. Один за другим авторы и издания, прежде критичные к ХПП, становились всё более послушными. Пользуясь наличием youtube, многие недавние писатели сдвинулись к вещанию в видеорежиме. Из-за более низкой скорости получения информации при прослушивании водянистой речи по сравнению с текстами у их аудитории оставалось всё меньше времени на альтернативные источники, а оппонентам было уже намного сложнее искать несбывшиеся прогнозы и обещания, сравнивая цитаты былых передач с реальностью. Другим методом стало откровенное скатывание авторов к количеству сообщений, под два десятка в день от одного автора, обсасыванию третьестепенных информационных поводов, которые удерживали эмоциональный накал в заданном русле и сосредотачивали ненависть на уже разоблачённых врагах (Киеве, хунте, рядовых нацистах, Западе), но не позволяли аудитории приподняться на высоту птичьего полёта и уловить основные тенденции.

Вскрылись и особенности информационных технологий Кремля. Поскольку главной задачей было не дать людям понять, что происходит, то продуцировалось огромное количество ложных установок, на любой вкус, лишь бы сокрыть истинную подоплёку происходящей катастрофы и не допустить, чтобы граждане требовали от властей РФ эту катастрофу прекратить. Кремлю не надо было обеспечивать единодушие – стояла более простая задача предотвратить единодушие в пользу защиты русских. (Вообще, объединение требуется только для конструктивных целей, а для превращения всего в дерьмо достаточно обеспечить нужную степень разноголосицы и энтропии.)

Для вбрасывания же нужных «дискурсов», как оказалось, в пропагандистской машине Эрэфии ценятся не отдельно стоящие мыслители, мучительно вырабатывающие осмысленные тезисы, а слаженные команды, способные обеспечить оправдание очередной бредовой установки сразу многими голосами. Пресловутые армии разноцветных диванов – это и были сборные группы весьма недалёких «одноразовых» писателей, способных, однако, оперативно включиться в раскручивание того же подхода, что и у товарищей. Задействовали и «ЛОМов» («лидеров общественного мнения», кавычки преднамеренны), в которых ценилась вовсе не глубина понимания, а манипулятивные способности и фанфаронство разной степени интеллигентности. Раздувая себе авторитет более примитивными или завуалированными способами, несмотря на внутреннюю пустоту, они привлекали «хомячков», падких на манипуляцию соответствующего уровня, и те уже разносили заданный «дискурс» бесплатно. Так, если говорить об АКД, то фанфаронство было очевидно и комично у Дзыговбродского, слегка прикрыто местечковой наглостью у Вершинина, рассчитано на утончённые натуры у Анпилогова и Шипилина, соответственно, аудитория и разбрелась по ним, в зависимости от запросов и представлений о культурном поведении. Но при этом все четверо продвигали один и тот же тезис о недопустимости использования российской армии и питались из одной и той же кормушки.

Напряжение на информационном фронте тех дней отражено в моей записи от 21 августа, из которой я процитирую два абзаца:

«Тот факт, что приходится мобилизовывать пиарщиков второго-третьего эшелона, показывает критичность ситуации. Последним предстоит надувать большой красивый пузырь, призванный покрыть мерзость запланированных лобызаний с Порошенко. Публику готовят к переговорам, которые сами по себе, в нынешних условиях, равнозначны беспричинной сдаче. РФ все ещё имеет все рычаги ураганно быстро размолоть ВСУ и залить пожар – вместо этого нам предлагают «Мюнхен». Реального замирения не выйдет, так как очередной прогиб будет использован лишь для дальнейшего нагибания, и так всё хуже и хуже, до какой-то критической точки. Где-то прутик сломается и резьбу сорвет; к тому времени условия (степень эскалации/конфронтации и задействованные к тому времени рычаги, соотношение потенциалов) будут по-любому несравненно хуже даже нынешних. Но на первое время после «Мюнхена» нас ждут унылые будни – серия унижений, предательств и тоскливых разочарований. ...

Как представляется, сейчас начнут переходить ко второму этапу приучения публики к исчезновению Стрелкова – представлять дело так, что ничего особого в Стрелкове нет, заодно максимально десакрализуя его подвиг. То, что в обмен на отставку Стрелкова на какое-то время приоткрыли доступ реальной помощи Донбассу – боеприпасами и людьми, а возможно и техникой, – поможет стабилизировать фронт, несмотря на лютый натиск обезумевших карателей, и как бы «подтвердит» точку зрения, что Новороссия справится и без Стрелкова. Никто не задумывается, что ручеёк может быть снова перекрыт в любой момент (в то время как уход Стрелкова, видимо, бесповоротен), да и едва ли его нынешние масштабы позволят восстанию выйти за пределы двух областей».


Нечего и удивляться, что лобызания Путина с Порошенко состоялись очень скоро, и пропагандистские оправдания хорошо описаны здесь:



* * *

Главной целью пропагандистской кампании июля-сентября прошлого года было дотянуть до того момента, когда слив станет необратимым в рамках признаваемых на тот момент ограничений. Минский сговор создал такую необратимость. Она не является абсолютной, например, «в принципе», российская армия и сейчас могла бы разгромить украинскую, однако нынешнее руководство не отдаст по своей инициативе такого приказа ни в каком мыслимом сценарии. Такой приказ могло бы отдать либо другое руководство, либо (гипотетически) те же люди в нынешнем руководстве под давлением общенациональной кампании в защиту заграничных русских. Роль пропаганды заключается в том, чтобы исключить смену руководства или общенациональную кампанию давления на него до тех пор, пока силовой сценарий не отпадёт сам, ввиду неспособности его реализовать.

В качестве иллюстрации можно привести свежую статью знатной кремлёвской инфошлюхи Ростислава Ищенко, обосновывающего недопустимость силового решения следующим пассажем:

«В общем, у караул-патриотов остался один аргумент: «В Донбассе гибнут люди». Это правда, гибнут. Только, ведь даже самому фееричному идиоту понятно, что быстро прекратить войну можно только заняв российскими войсками всю Украину. Ополчения на это не хватит, оно и с освоенными-то территориями без поддержки не справляется.

Насколько я понимаю у украинской армии есть достаточно сил для того, чтобы запереться в крупных городах (в том числе с совершенно русским населением) и повторить тактику ополчения, приглашая оппонента к уличным боям. Дальше два варианта – большая кровь русских солдат (граждан России, интересы которых для руководства РФ не могут быть на втором месте в сравнении с интересами русских за рубежом), выбивающих врага из каменных джунглей в режиме максимально щадящем для местного населения
[пунктуация сохранена – m._k.] или применение по городам с сотнями тысяч, а то и миллионами жителей всей мощи артиллерии и авиации. Боюсь, что как бы хорошо не [орфография сохранена, выделено мной – m._k.] стреляли русские артиллеристы, жертвы среди мирных жителей будут исчисляться тысячами, если не более. То есть, за спасение жителей Донецка придется заплатить жизнями жителей Харькова (а то и того же Славянска).

В общем, на сегодня аргументы караул-патриотов закончились, их опасения не подтвердились, а какую-либо внятную стратегию взамен многократно раскритикованного Минска они предложить не могут».


Иными словами, год назад Ростислав Ищенко заведомо лгал об освобождении Новороссии силами ополчения за две недели, теперь так же заведомо лжёт о способности украинской армии долго сопротивляться российской (притом, что сам сделал всё для обеспечения передышки украинской армии), но цель писанины в обоих случах одинакова: ни в коем случае не допустить силового сценария для прекращения геноцида, пока это ещё актуально.

В обсуждаемый же прошлогодний период кремлёвская пропаганда работала по следующим направлениям, каждое из которых всегда находило благодарную аудиторию:

1. Преувеличение военных успехов ополчения, пророчества скорой победы на фоне постоянно ухудшающегося стратегического положения восстания, даже когда оно уже было на грани неминуемого поражения (по крайней мере, в рамках регулярной войны). В этой постыдной рекламной кампании отметились всё те же Ростислав Ищенко, Армии Красного и Зелёного Диванов, сетевые жулики shrek1, mir-mag и ivanoctober, беглые активисты Антимайдана, большинство российских изданий и их корреспондентов. Окружение Славянска, затем Донецка и Луганска замалчивалось, бесконечно обсасывались тактические события десятистепенной важности, неоспоримый факт более быстрого укрепления ВСУ по сравнению с ВСН замазывался с помощью сказочных историй. Упомянутый Ростислав Ищенко то обещал освобождение Новороссии за две недели, то выход ополчения к Днепру к осени. Кургинян рассказывал из абсолютно не подготовленного к обороне Донецка, как он хорошо защищён от возможных атак ВСУ. Один из краснодиванщиков плодил бесконечные фейки, будто на следующий день украинскую армию полностью разгромят, другой так долго рассказывал о скором контрнаступлении из Славянска, что в момент оставления Славянска замолчал на целый сутки, а потом поведал, что он, оказывается, находясь на оккупированной территории в Сумах, знал об оставлении Славянска заранее (хотя тот же Моторола узнал за два часа до выхода) и создавал информационные вбросы для прикрытия. В той же записи можно найти новую порцию заведомых фейков, например, «в Луганске тоже будет поставлен вопрос о безоговорочном подчинении Стрелкову. Если кто будет против , ну значит его там уже не будет». Командующий краснодиванным воинством, наряду со сказками о скором начале русинского восстания в Закарпатье, объяснял исчезновение Стрелкова в августе с помощью заведомой лжи: «А насчет "почему молчит Стрелков", получив только что ответ от тех, кто очень в курсе, сообщаю: с ним все в порядке, в ближайшее время появляться не будет, поскольку со вчерашнего дня приступил к руководству особо важной операцией, имеющей стратегическое значение». Внимательным наблюдателям цена всех этих «инсайдов» была очевиднас самого начала.

2. Обсасывание невоенных событий как будто бы свидетельствующих о неминуемом скором крахе Украины. В основном это касалось прогнозов экономического крах Украины, скорого восстания возмущённого населения, переворота силами «Правого сектора» и т.д. Тон задавала Армия Красного Дивана в лице блоггеров putnik1, da_dzi, yurasumy. Обсасывались якобы грядущие осенью и зимой «голод, холод, гиперок» на Украине, киевлянам выдавались рекомендации запастись на зиму буржуйками (я сразу заметил, что это ерунда).

Пожалуй, рекорд бредовости поставило заведомо ложное пояснение фельдмаршала АКД, согласно которому, якобы, «если на территории государства идет война, все виды помощи, вплоть до экономической, – а насчет военной, тем паче, – замораживаются. И это не инсинуации "злобного Путина", это реальные правила игры». А поскольку МКК заявил, что на Украине разворачивается вооружённых конфликт, то теперь никто Украине помогать не будет: «МВФ в такие гешефты не полезет, Европа тоже не дура, ей любой повод не тратиться в радость, а что до Штатов, так им, конечно, чужих денег не жалко, но своих нет». Ясно, что на самом деле никаких таких «реальных правил игры» никогда не было и нет – фантаст выдумал их прямо на месте, а помощь Украине идёт и от МВФ, и от США, и от Европы, однако самая большая – от путинской Эрэфии, «прогноз» был бредовым нагромождением наглой лжи с самого начала.

Отметился изначально бредовым прогнозом и председатель Координационного Центра «Новая Русь» А.Анпилогов, умудрившийся представить падение «Боинга» победой Новороссии и «шахом и матом» Украине. Искать во всех этих изысках какую-либо логику бесполезно: задача стояла подавить здравый смысл количеством генерируемого пропагандой бреда, а не обоснованностью.

3. Отвлечение внимания от происходящей катастрофы русских Украины выдуманными обвинениями в адрес хунты. Особо отличился на этом фронте всё тот же da-dzi, рассказывавший об повышении радиации (это укладывалось в краснодиванные фантазии о планируемых взрывах на АЭС), о бактериологическом оружии, о подрыве плотин днепровских водохранилищ, о четырёхсантиметровой длине полового органа Наливайченко и т.д.

4. Оправдание вредительских действий кремлёвского руководства, направленных на содействие военной машине Украины, игнорирование и замазывание маркеров слива. Даже поставку Украине оружия и выдачу ей пленных солдат пропагандисты умудрялись представить как действия, подрывающие военный потенциал Украины. Всё тот же фельдмаршал АКД сначала одобрил одностороннее освобождение карателей, пленённых в РФ, позже в статье «Пусть умрут сами» поддержал обращение Путина к ополчению с призывом выпустить окружённые части украинской армии. Как уже говорилось, логику в этих построениях искать бесполезно, например, последняя по ссылке статья утверждала, что бойцы украинской Нацгвардии заслуживают смерти и поэтому их надо выпустить восвояси, продолжение здесь.

Реакция на эти события в моём журнале была, конечно, прямо противоположной. То, что Кремль выпускал украинских пленных, было прямо охарактеризовано как нарушение руководством РФ международного законодательства по поведению нейтральной стороны в конфликте. Хотя даже в моём журнале встречались такие альтернативные мнения:



5. Полное извращение стратегических и оперативных истин относительно строительства армии и порядка ведения войны, вплоть до навязывания представления, будто регулярную всерьёз воюющую армию может победить невооружённое ополчение меньшей численности. (Мы разбирали эти взгляды в «Битве на Калке».) Обоснование перемирия накануне победы гуманитарными соображениями снижения количества жертв, хотя на самом деле, как я тогда пояснял, всё наоборот:



6. Пропаганда заведомо нелепой установки о том, что Новороссии надо создать полноценную государственность со всеми атрибутами до освобождения территорий, на которых эта государственность будет работать, и, значит, освобождать территории пока не нужно; пропаганда заведомо нелепой установки, что освобождение территорий означает дополнительные тяготы (необходимость их «кормить» и оборонять), а не возможность изыскать дополнительные ресурсы для войны. Под этим соусом преподносились отказ от освобождения Мариуполя и остановка наступления по другим направлениям.

7. Распространение среди ополчения в момент заключения минских соглашений нелепого экспертного заключения, что «Украина не сможет восстановить армию, как минимум, в течение десяти лет». Распространение в сентябре-ноябре среди ополчения слухов о договорённом разделе Украины (пять областей – в Россию) и предстоящем военном обострении для оформления раздела.

8. Переключение внимания на постороннюю политическую активность, давно потерявшую актуальность в связи с началом боевых действий, как то обучение технологиям политических протестов (организованная КЦНР Анпилогова «Школа политического лидера» в Белгороде; мои претензии к школе здесь), запоздалая и безнадёжная попытка повернуть начавшийся межэтнический конфликт в социальное русло (организованные тем же центром «ялтинские конференции» с нелепыми резолюциями). Накануне минского сговора Анпилогов уже поясняет, что «Новороссия — самодостаточная сила, которая имеет свои политические цели внутри Украины. И эти цели ясны: денацификация всей Украины, исключение повторения майданного сценария, внеблоковый статус страны и ориентация на Россию, без чего Новороссию легко превратить в некое подобие Сектора Газа». Иными словами, сколько бы сейчас автор ни возмущался минскими соглашениями, он и сам с самого начала готовил запихивание Донбасса в Украину.

В этом плане для меня очень важной записью стала статья «Морок» от 23 августа, в которой я разобрал попытки замусолить русскую проблематику восстания и которую позволю себе процитировать:

«В самом деле, у восстания уже есть идея, иначе бы оно не началось. И то, что восстание пошло до конца, приняло радикальные формы, показывает, что идея эта – более высокого уровня, чем просто жизнь без олигархов. Многие пошли бы воевать только за то, чтобы переписать Мариупольский металлургический комбинат из собственности Ахметова в государственную собственность? На Донбассе идея восстания вызрела и полностью сформировалась. Это – идея воссоединения с Россией, идея собирания русских земель, это отвержение украинства во всех его формах и несогласие жить дальше под гнётом Украины и украинствующих. Задача-максимум восстания – сохранение самоидентификации, продление русского народа. Задача-минимум на сейчас – избавиться от Украины.

Нам говорят, что на Украине идёт гражданская война. Это давно уже не так. Гражданскую войну ведут силы с разным видением её будущего. Цель гражданской войны для воюющих – переформатировать страну, сделать её лучше. Дончане не ставят перед собой такой цели! Они воюют за то, чтобы этой страны вообще не было, чтобы мерзкой химеры не стало! Они ведут отечественную, национально-освободительную войну – за то, чтобы с их территории был изгнан экзистенциальный враг, и за то, чтобы он был сурово наказан в своём логове. Дончане не за Украину воюют, а за сохранение себя как неукраинцев. От Украины их ждёт либо ассимиляция, либо истребление.

Идея восстания – ровно такая, какой она и должна быть. Она – простая и ясная, именно это делает её и объединяющей для восставших, и мобилизующей. Например, Православие не является мобизующей идеей в нынешнем конфликте на Украине: в конце концов, и Порошенко православный. Мобилизует то, что основано на базовых инстинктах – спасении от смерти, выживании рода, продлении народа, но не лозунг об уничтожении олигархов, которых обычный человек в жизни не встречал и о вреде которых знает только из построений политологов. (Тех самых политологов, которые использовали антиолигархические лозунги для февральского переворота.) Тогда человек собирает в кулак все резервы организма и совершает подвиги.

Дончане поднялись не потому, что отторгли, не вытерпели некоего президента-олигарха, поправшего их прежний (тоже не лучший) выбор, не потому что решили вдруг умереть ради торжества «пушистого» украинства или ради придания украинству еще большей «пушистости», а потому, что возникла угроза самому их существованию – пусть внешне пока и не физическому, но уж точно ментальному, цивилизационному, существованию как русских в совершенно чуждом, враждебном окружении: на своей земле они вдруг оказались несовместимыми чужаками... то есть угрозы и физическому существованию тоже нельзя было не почувствовать. Все предыдущие годы существования мертвящей химеры их оскорбляли этой неправильной инаковостью. Им показывали, что их не считают за сограждан, за людей даже (от «огородить колючей проволокой» до «расстреливать из атомного оружия»), что им уготована участь рабов без права на национальную культуру и уважение к предкам, что из их детей будут выращивать манкуртов, ненавидящих всё русское, делать из Донбасса таран против России. Их давили и «ровняли» под формат прокрустова ложа, совершенно непривычного и куда более убогого их нормальному имперскому формату, и да, многие не выдержали. Теперь давление перешло на новый уровень и приобрело характер прямых угроз, реализуемых карателями на деле! (Раньше это звучало «не хотите обандерложиться – тогда умрёте!», теперь – «не захотели обандерложиться – так умрите!».) «И мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово!» – писала одесситка Анна Ахматова. «Вставайте, люди русские!» – гласит хор, написанный на музыку дончанина Сергея Прокофьева. Вот в чём всё дело, а не в каких-то там олигархах!»


9. Обмусоливание фейкового «Народного Трибунала», который будто бы собирает все данные о преступлениях хунты и добьётся наказания всех виновных, либо уже наказывает их через «Бригады Второго Мая». Обе структуры были вымышлены двумя писателями-фантастами, Вершининым и Дзыговбродским, которые, как оказалось, собрали с оболваненных хомячков немало денег на деятельность «трибунала» с «бригадами» и присвоили себе с помощью этого мошенничества, как минимум, полмиллиона рублей. Культурологический смысл выдумки хорошо сформулировал arxip_agrippa: Это такая цветастая погремушка, «верьте и терпите, мы потом отомстим», иными словами, АКД торговала авансированной победой.

Как и с другими фейками Красного Дивана, авторы не чувствовали никаких ограничений. Вот как фельдмаршал армии предлагал участие 14-летних судей в Трибунале: «Исходя из чего, мною несколько дней назад подана докладная с предложением понизить возраст, необходимый для назначения активиста Сопротивления членом областных и ниже филиалов Трибунала и комиссий по денацификации с 18 до 16, а в отдельных случаях, когда претендент хорошо себя зарекомендовал, и до 14 лет... Не стану скрывать, предложение воспринято коллегами с некоторым непониманием... Но я надеюсь в личном общении привести доводы, которые их убедят» (возможно, так Вершинин хотел пристроить в «Нартрибунал» свою 14-летнюю тогда дочь). А вот как он же рассказывал, будто одесские свидомые, испугавшись будущего наказания от Трибунала, разыскивали автора, будто бы путешествовавшего по Украине с фальшивым панамским паспортом Хиля Бласа де Сантильяно:



После таких впечатляющих историй читателям только и оставалось, что задавать уточняющие вопросы:



10. Объявление восставших не русскими, а украинцами, которые сами должны решить проблемы с соплеменниками, так что РФ тут ни при чём. В наши дни эту идею, проталкивают не только АКД, АЗД и их подхалимы, но также СМИ за пределами блогосферы. В ЖЖ самые радикальные приверженцы этого подхода отмечаются в мерзейшем сообществе putin-slil.



11. Охранительские рассуждения в защиту действующего руководства РФ и против любой оппозиции для недопущения общественного давления на Кремль с требованием оказать содействие Новороссии. В частности, всё тот же главком АКД призывал ни в коем случае не идти на митинг 2 августа, на котором планировалось обратиться к руководству РФ с просьбой поддержать Новороссию, потому что этот митинг якобы планировалось использовать для свержения Путина (конечно же, это изначально была заведомая ложь). При этом пропагандисты игнорировали, что и официальные структуры начали подготовку к «сливу» самого Путина.

12. Преуменьшение значения минских соглашений для будущего Новороссии, представления их ничего не значащей бумажкой, выполнение которой сорвётся по объективным причинам, что позволит Новороссии победить. Эту линию в пропаганде продвигала ПТС – Партия тонкого слива с участием Холмогорова и (со смещёнными акцентами) «патриотических» публицистов милитаристской направленности – Стешина, Шурыгина, Тукмакова, журнала «Эксперт» и мн.др., после Минска-2 с похожей аргументацией о незначительности нового предательства выступал и Стрелков. Типичный образец этой пропаганды можно посмотреть в исполнении Холмогорова, прозорливые комментарии моих читателей – здесь и здесь. Тем самым вопрос о сущности подписанных соглашений и закономерный вопль «Как можно было такое навязывать Новороссии и подписывать?» подменялся успокоительными заверениями, что это всё равно ничего не значащая бумажка, что перемирие ненадолго. (Хотя срыв перемирия документа не отменит, если только не снесут Плотницкого и Захарченко.)

13. Выступления, не укладывающиеся ни в какую классификацию в силу абсолютной альтернативности задействованной логики. Например, в статье А.Анпилогова «Мексиканское противостояние» проводилась аналогия между противостоянием на Украине и противостоянием трёх человек, направляющих оружие друг не друга по кругу, и строился вывод, что, кто на Украине «выстрелит первым», тот и труп. Только если мы проявим терпение и не будем тянуться к револьверу, тогда и удастся спасти Новороссию. Ясно, что никакого подобия конфликта вокруг Новороссии с «мексиканским противостоянием» нет, что автор привычно нагнал наукообразного тумана для обоснования заведомого абсурда, устраивавшего кураторов, но к моменту публикации он уже завоевал свою аудиторию и должен был удерживать её от нежелательных выводов ещё полтора месяца. Другой пример, не укладывающийя в классификацию, – статьи Андрея Ваджры, развившего целую теорию, исходящую из методологии исторического фатализма и основанную на высокоинтеллектуальных рассуждениях общефилософского плана. Смысл её был в том, что Украина обречена в силу объективных законов истории, поэтому можно ничего не делать, к концу года от неё останутся рожки да ножки.

* * *

Для регистрации происходящего непотребства в информационной сфере во втором полугодии 2014 года я стал выпускать обзоры пропагандистских колебаний, как в первой части этой записи. Спустя год интересно отслеживать быструю эволюцию пропагандонов между противоположными точками зрения. Например, 21 августа фельдмаршал АКД писал: «С моральной точки зрения президент России просто не может, – даже формально, в рамках протокола пожать презику Петьке руку, – не опустившись до его уровня в глазах десятков миллионов граждан России, помнящих, что клоуна из Тбилиси опустили за гораздо меньшее». И, неполную неделю спустя, как ни в чём не бывало: «Хотя, с другой стороны, вот так, – со змеиной улыбочкой, явно делая одолжение бабёнке без подбородка, но глядя, как на насекомое, да еще за компанию мудрым с Нурсултаном Абишевичем, тоже явно, исключительно из уважения к даме, переступающим через себя, – по сути, все равно, что смачно харкнуть. <…> А руку... руку можно вымыть и протереть спиртом потом. Что Владимир Владимирович с Нурсултаном Абишевичем, скорее всего, уже и сделали». А к сентябрю тот же автор заявил, что поход на Киев не нужен, пусть «Майданек» (так автор называет Киев) варится в собственном соку, не заслужил он освобождения и проведения денацификации силами трибунала под командованием гг. Вершинина и Дзыговбродского. А другие города Новороссии вне Донбасса освободятся и сами, в ходе народного восстания, поэтому армии Новороссии там делать нечего – достаточно взять Мариуполь. Впрочем, со временем нашлись причины и не брать Мариуполь, зато было авторитетно сообщено, что харьковчанам можно не беспокоиться, их скоро освободят.

Рядовой боец той же армии не заморачивался со сложными аргументами: «Выиграли [от минского соглашения] и ополченцы двух республик. Выиграли прежде всего потому, что согласились на совершенно неприемлемые для себя условия». В общем, свобода – это рабство. А другой пояснял: «Всё так! [Передышка больше нужна новороссийской армии, чем украинской.] Но, [пунктуация сохранена, выделение моё – m.-k.] армия Новороссии не извлекает из неё пользу. А её лидеры, вместо перегруппировки и зарывания в землю, ударились в политику. И, глядя на Мозгового, поистине удивляешься, откуда появился этот детскийсадштаныналямках?» И ниже: «Армия Украины готовит серьёзное наступление. АЮВ, вместо того чтобы чтобы зарываться и перегруппировываться, ударилась в политику». Можно только сожалеть, что ополчение заранее не составило для себя список лиц, послушав которых, надо сделать наоборот.

К концу сентября, как только минские соглашения стали восприниматься как данность, острая необходимость в информационной мобилизации отпала и полк пропагандистов стали постепенно снимать с довольствия или переводить на голодный паёк. Самым простым способом было закрытие тех или иных проектов с их участием. Например, Сурков перестал привечать Анпилогова, возглавляемый последним КЦНР прекратил финансирование Армии Красного Дивана, её оставшийся без зарплаты фельдмаршал вернулся в Испанию, а рядовые бойцы переехали из московской квартиры на подмосковную дачу политизированного московского афериста и стали подрабатывать, наряду с публицистикой в более бедных хитроплановских СМИ, рекламой бытовой электроники.



* * *

Скорость, с которой Кремль перешёл к официальному сливу, сыграла злую шутку и с пропагандистами, и с самим Кремлём. В общем-то, здравомыслящие люди не питали иллюзий по поводу наступления: было понятно, что наступление без Стрелкова – прикрытие предстоящего слива. Но из-за быстрой смены публичного вектора пропагандонам оказалось очень трудно переобуваться в прыжке. На фоне побед ВСН оправдываться сдачу было сложнее, чем на фоне отступления. Однако с успешным переходом к сливу услугипропагандистов оказались уже не нужны кураторам: власти в Москве действительно настроились на выполнение обязательств и махом отключили бравурную очковтирающую кампанию. Это было недальновидно: в итоге скорость, с которой Москва перешла к сливу на фоне вроде бы успешного наступления, не позволила обеспечить прикрытие и привела к дискредитации пропагандонов.

[...]
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments