Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

Рубрика «год назад»: от «Боинга» до «Минска» – 3

Originally posted by miguel_kud at Рубрика «год назад»: от «Боинга» до «Минска» – 3
/Продолжение. Начало в предыдущих записях./


3. Значение моделирования в критике официальной линии

[...]

Этот раздел будет выглядеть очень саморекламным, но мне представляется, что для понимания событий годичной давности (как и теперешних) пригодятся не потерявшие актуальности мысли, впервые озвученные в журнале год назад, которые легче освежить в памяти через обзор и цитирование, чем через прочтение архивов. Для новых читателей здесь предложен своеобразный путеводитель.

Лично я основным достижением блога за описанный период считаю большую работу «Между войной и позором» (оглавление здесь), в рамках идей которой были написаны последовавшие короткие заметки. Она позволила, пусть и только в нашем узком кругу, полностью преодолеть охранительский дискурс о кишащих к руководстве РФ специалистах в госуправлении и внешней политике, обладающих более обширной информацией и подготовкой по своей теме, а посему понимающих что-то лучше нас. До этой работы ещё можно было ограничивать свою критику предположением, что мы чего-то не знаем, в Политбюро не дураки сидят, у них разведданные и умные советники. Потом стало ясно, что вопрос вообще надо ставить иначе. Попробую пояснить своё понимание.

* * *

Человеческая практика – это постоянное принятие решений и выполнение действий, направленных на реализацию интересов действующего человека, на достижение целей, которые стоят перед ним. Но откуда человеку знать, какое именно действие поможет добиться более желательного результата?

Предсказать правильный результат помогает прогнозирование, основанное на понимании причинно-следственных связей. Способностью к прогнозированию обладают, в той или иной мере, все высшие животные, включая человека. Насколько известно на сегодняшний день, у большинства животных понимание причинно-следственных связей приходит только на основе предыдущего опыта: червячок привыкает, что в лабиринте справа есть еда, слева – бьёт током, и начинает ползти только вправо. Человек способен не только обобщать предыдущий опыт, в котором за A следует B, но также, изучая внутреннюю структуру объекта и внутренние причинно-следственные связи в нём, предсказывать его поведение при тех или иных условиях, даже не имея сведений о том, как этот объект вёл себя при аналогичных условиях раньше. Это позволяет человеку выбирать правильный вариант собственных действий, чтобы добиться лучшего исхода для себя.

Такое построение идеальной, теоретической структуры, в которой причинно-следственные связи примерно соответствуют причинно-следственным связям в реальном мире, называется моделированием. Собственно, моделирование и позволяет нам получать правильные прогнозы не только в тех случаях, когда одна и та же цепь событий повторяется по много раз. Если модель адекватна, отвечает нашим знаниям и проверена практикой, то исход идеального отражения реальных событий в этой модели, скорее всего, будет означать такой же исход соответствующих событий в реальном мире.

Например, зная расстояние между двумя городами и ожидаемую среднюю скорость, мы можем с помощью математической модели в одно действие с высокой точностью предсказать, как быстро доедем. Здесь совершенно не используется сам по себе опыт предыдущих поездок между теми же городами с той же средней скоростью – вместо обращения к прошлому опыту мы просто применяем адекватную модель. Между прочим, вовсе необязательно адекватная модель – самая сложная и учитывающая все аспекты происходящего. Зачастую бывает выгодней отсечь лишнюю информацию, и тогда получается более точный прогноз: требуемая сложность и многоаспектность модели выбирается в конкретном случае и зависит от ожидаемого практического приложения ответа. Например, при подсчёте времени передвижения между городами нам необязательно знать количество придорожных кафе, если мы уверены, что средняя скорость будет примерно такой, как указано в задаче. Вот если такой уверенности нет, то нужно усложнять модель, вводя в неё зависимость средней скорости от придорожных кафе.

Вопреки расхожему мнению, моделирование вовсе необязательно означает составление сложных математических уравнений, решение которых по много дней просчитывается на компьютере. Например, изображение молекулы в виде схемы «атомы со связями» в химии – это модель, но без математики. Точно так же, никакой сложной математики не используется в модели равновесия спроса и предложения в экономической теории, из которой, например, можно предсказать рост цены при увеличении количества потребителей (с такими же предпочтениями и покупательной способностью, что и раньше), если производство, а с ним и предложение, останется на месте.

Фактически, человек моделирует всю свою жизнь для предсказания результатов ожидаемых действий или просто будущего, которое скоро придёт, только очень нестрого и без осознания научной подоплёки своих построений. Но если он формализует свои рассуждения и умело использует проверенные в таких ситуациях модели, цена его построениям сразу вырастает.

Важным обстоятельством современного мира является то, что моделирование имеет приоритет над сокровенным знанием и авторитетом. Нам не нужно спрашивать шамана своего племени, получающего информацию от духов, как быстро мы доберёмся до соседнего города, – можем и сами посчитать с помощью простейшей модели. Развитие знаний и качества моделей позволяет всё больше увеличивать точность прогнозирования и правильность нашего выбора поведения, который мы делаем на основе прогноза.

* * *

Это длительное вступление понадобилось для того, чтобы объяснить качественный переход, предпринятый в блоге между статьёй «Жираф большой – ему видней» и «Между войной и позором».

Первая работа достаточно жёстко критиковала кремлёвские власти, но у охранителей оставалась возможность возразить, что логические построения и описания причинно-следственных связей в ней неточны, что тот же Примаков с его богатым опытом лучше понимает реалии международных отношений и подсказывает более правильный способ действий. Даже постоянные, раз за разом, провалы надежд хитроплановцев и реализации плохих прогнозов не разубеждали обывателя в непреходящей мудрости «специалистов», которые уж на этот-то раз наверняка окажутся правы. В глазах многих читателей "Жираф" оставлял неопределённость, точно так же, как нестрогое моделирование, присущее большинству оппозиционных критиков власти, оставляет неопределённость, кто прав.

И вот, год назад, как мне кажется, этот тупик в объяснении неправоты официальных структур во внешнеполитической линии удалось преодолеть с помощью самых простых моделей дипломатического торга и смежных вопросов переговоров и внешней политики, из которых уже можно было строить «неубиваемые» выводы о заведомо провальной сущности российской дипломатии, внешнеполитической доктрины, геополитического поведения.

Собственно, дипломатия Кремля анализировалась с точки зрения модели торга только в первой части работы. Предположив, что Кремль разделяет какие-то разумные цели, совпадающие с интересами России, мы показали, что действия его абсолютно алогичны, вплоть до невладения простейшими приёмами торга, известными любой бабушке на базаре. Соответственно, все кремлёвские «внешнеполитические успехи» шли во вред России. Этот вред непосредственно прогнозировался с помощью изложенных в статье моделей переговоров.

Простейший пример – разобранный в первой части позорный контракт на поставку газа в Китай, подписанный под давлением и в отсутствие альтернатив, – не удивительно, что он оказался бесприбыльным, а теперь (ввиду подорожания нефти) – настолько убыточным, что «Газпром» уже ищет способ «спрыгнуть». И вот, в тот самый момент, пока кремлёвская пропаганда всё захлёбывалась от восторга по поводу китайского контракта (она объясняла этим контрактом, почему не были введены войска на Украину), в первой части «Войны и позора» был дан совсем другой прогноз:

«Погнавшись за тремя зайцами – урегулированием на Украине, своевременным вводом в строй «Южного Потока», прибыльным контрактом с Китаем, – Россия не поймала как следует ни одного. «Зайцы» воспользовались «многовекторной» прогибаемостью России».

Во второй части работы были разобраны вопросы уже не дипломатической тактики и переговорных приёмов, а общей установки руководства РФ «договориться» с Западом, вместо того чтобы своими силами добиться на Украине нужного результата и отстаивать его. Из второй части я бы процитировал следующий абзац:

«Наглым и разнузданным изнасилованием Украины через очередной Майдан, превратившим расположенную на русских землях республику в агрессивное фашистское государство с русофобской идеологией, Запад окончательно показал, что его отношение к России исходят не из логики сотрудничества и поиска взаимных выгод, а из логики конфронтации и нанесения России максимально возможного ущерба. Захватом Крыма Россия предоставила Западу безупречный и великолепный повод вести конфронтационную политику открыто и не стесняясь, наносить по России новые и новые удары, не жертвуя репутацией. В этих условиях лелеять надежды, что хорошим поведением можно выклянчить у Запада возвращение к сотрудничеству, может только идиот или предатель. Россия хорошо себя вела и до Крыма, но против неё всё равно устроили Майдан в Киеве – здорового сотрудничества не было и тогда. Не появится оно и сейчас».

И два последовавших комментария, предсказывавших результат постановки в Кремле цели замирения с Западом во избежание санкций:
1. «Санкции уже ввели и введут сильнее, как только у России будут уменьшаться возможности для введения войск».
2. «Санкции введут, и экономика РФ "загнётся" в любом случае, независимо от ввода или неввода войск. Но без Украины пережить санкции будет сложнее».

* * *

Другое дело – что анализ кремлёвской и западной внешней политики с помощью модели торга, а затем разбор проблемы выполнения соглашений, позволил только разоблачить многочисленных пропагандистов и умных дядь вроде Примакова, оправдывающих происходящее ссылками на авторитет. Он никак не объяснял, почему кремлины раз за разом ведут себя самым абсурдным образом. Эта тема была затронута уже в третьей части, где указано, что, во-первых, целевая функция у кремлинов совсем другая, а во-вторых, по духу своему, морально-личностным и деловым качествам это последние ублюдки, которые действуют не как рациональный руководитель, а несколько иначе.

Тем самым был предпринят ещё один шаг к описанию сложившегося положения. Ведь моделировать действительность можно не только с точки зрения вопроса «что делать на месте руководства?», когда требуется спрогнозировать результаты того или иного решения. Можно моделировать сами по себе действия руководства, то есть предсказывать, что в такой-то ситуации оно примет «правильное» решение, а в другой – самое плохое из находящихся в поле зрения. Этот подход дал возможность не только критиковать решения Кремля, но и объяснить, почему оно ведёт, и предсказать, что он и дальше будет вести себя наихудшим образом.



И только в четвёртой части был затронут вопрос, какие болезни страны мешают преодолеть случившуюся беду. Много внимания (признаюсь, по совету одного из соратников) было уделено теме симулякров – основного продукта, в производстве которого преуспела путинская Эрэфия. За прошедший год это наблюдение стало общим местом, возможно, именно потом, что тогда явлению было дано правильное имя. Был сформулирован прогноз, что и далее, вместо реальной борьбы за своё будущее, России подсунут симулякр в духе «вставания с колен», разобрано изображение строительства государства в Новороссии. Напоминалось, что происходило с другими режимами Милошевича, Каддафи и Януковича, точно так же увлекавшимися симулякром борьбы и одновременными попытками договориться с Западом: они остаются в пределах заботливо развешанных вокруг красных флажков и гарантированно несутся к смерти. (Затем эта метафора была подхвачена и распространена.) Чётко сказано, что, чем больше Россия будет прогибаться, тем жёстче с ней будут себя вести, а не наоборот. Что, если у нас такая элита, у которой собственность и дети на Западе, то и «ядерный чемоданчик» всё равно, что пустой. Указано, что именно «миролюбие» Кремля максимально повышает вероятность полномасштабной войны с Западом: «как только все утвердятся в осознании неспособности одной из сторон ответить, или же как только внутренние напряжения внутри одной из [западных] элит перестанут уравновешиваться, в том числе и угрозами внешнего сдерживания, война против России станет неотвратимой». А вот неплохой образ вековечного предпочтения отложенных решений, правда, тоже подсказанный соратником:

«Может быть, украинские войска не смогут до зимы даже взять Донецк, начнутся переговоры. Кремль «кинет» на урегулирование ситуации своих парламентёров, а дипломатия – это для России такой фронт, что на нём можно всё проиграть, ничего не заметив. Проблему в очередной раз попытаются переложить на потомков, как это бесконечно делают российские правители, оставляя последователям намного худшую диспозицию, чем имеют сами. Но получится ли это, не продлятся ли мнимый мир и благополучие всего лишь несколько месяцев, с намного худшими стартовыми позициями новой войны? Закладывая тлеющие мины под следующие поколения, Путин начал с дальнего угла огорода, пока была свободная земля, затем подбирался ближе и ближе к дому. Вот уже дымится из земли под самым порогом, в руках вот-вот взорвётся новая мина, а закопать её негде, нельзя даже добежать до дальнего угла огорода и там оставить!

В рамках нынешней парадигмы развития и внешней политики Россия обречена на то, чтобы любой её шаг и любое решение вели к ухудшению ситуации».


И, наконец, оценка главного достижения «лучшего геополитического игрока современности», к которому относят повышение благосостояния в РФ, а я сравниваю с результатом на украинском направлении:

«Из временно отторгнутой от России земли, население и экономика которой в трудную минуту (после минимального преобразования) стали бы воевать за Россию, Россия получила открытого врага у себя под боком с многомиллионным населением, которое уже не так сложно заставить воевать против России. Перекрывает ли прирост российского ВВП этот чудовищный фактор последних пятнадцати лет? Наверное, нет».

Правда, я нашёл в этом разделе и полностью провалившийся прогноз – о том, что война выдвинет в Новороссии новую элиту, которой кремлины не смогут манипулировать. Кремль просто убрал непослушных, которые не поддавались манипуляции, – вот и всё.

* * *

Другая тема, разобранная в последней части работы – выводы относительно действующего в РФ режима. Выдвинут тезис о невозможности победы РФ в нынешнем противостоянии вопреки верховному главнокомандующему и обосновано, почему защищать его от свержения не только не нужно, но и невозможно, почему всё равно придётся бороться с эрэфянами, наконец, какая судьба ожидает Россию в случае продолжения нынешнего безвольного дрейфования. Уместно привести несколько цитат:

«Преодоление цивилизационного кризиса возможно только при выходе на первый план внесистемных сил, за рамками стандартного выборного процесса или столичных митингов, и жесточайшего пересмотра парадигмы развития России, удаления метастазов нынешней правящей элиты, генеральной зачистки госаппарата от партии сдачи национальных интересов».

...

«И теперь свержение Путина – дело времени и техники, а сопротивляться этому из охранительских соображений – всё равно, что становиться на пути лавины. Какие бы беды ни несла России новая революция, предотвратить её уже невозможно. Можно только попытаться направить её по наименее вредному руслу».

...

«Фактически, сейчас вопрос стоит не так, упадёт ли уровень жизни и придётся ли гражданам России «затягивать пояса». Вопрос в том, будет ли уровень жизни падать на фоне повсеместной сдачи позиций России, когда режим не сможет найти оправданий ухудшению, или на фоне реальной борьбы России за свои права, когда патриотическая часть элиты разделит с народом основные тяготы и народ увидит, что другого выхода нет. В первом случае элита в конечном итоге всё потеряет, потерпит тяжёлое поражение и Россия, во втором случае патриотическая часть элиты, избавившаяся от предателей и проведшая успешную мобилизацию, сможет удержаться у власти, а страна, после переходного периода, повысит своё благосостояние по сравнению с докризисным».

...

«...повернуть Россию к возрождению без боя с эрэфянами уже не получится – слишком многого они добились и слишком не согласны это терять.

Однако не надо думать, что уступив эрэфянам сейчас, русские РФ сохранят на своей земле мир. Эрэфяне так же охотно сдадут и любой регион РФ ради дополнительного года собственного спокойствия, а тем русским, которые призовут к решительному сопротивлению силами всей страны, посоветуют самостоятельно отправиться на фронт и не «подставлять» из-за своего региона всю Россию. Эрэфянство – это тоже часть раковой опухоли на теле русского народа, не подавив которую, Россия не сможет пойти на поправку».


...

«Мир не будет вечно терпеть невнятное образование, убого копирующее уже существующее и далеко не лучшее, другую умирающую и до дна исчерпавшую себя модель. Пора определиться, хочет ли Россия выжить как цивилизация, как народ, осмелится ли бороться за место под солнцем.

Конкретно, возвращаясь к основной теме нашего труда, сформулируем: ценой поражения, которое пойдёт за сдачей Новороссии, станет исчезновение России. И поскольку невоенного способа спасти Новороссию уже нет, перед страной, ни больше, ни меньше, стоит выбор между спасительной войной и позорной гибелью».


* * *

В качестве примера того, как модели из «Войны и позора» помогли в правильном прогнозировании, приведу ещё несколько обширных цитат и ссылок. Первая – из статьи Прогибы заканчиваются закономерно от 28 июля:

«И дальше будет больше, паралич системы на фоне всё более показательных унижений. По сравнению с исключительной, абсолютно выигрышной ситуацией начала весны, которую Россия могла разрешить в свою пользу многими способами, страна полностью потеряла свободу манёвра, подошла к краю обрыва. Теперь и манёвра нет: либо вперёд (война с Украиной прямо сейчас, пусть и ценою больших потерь), либо падать (сдаваться Западу). Завтра отнимут и этот выбор, останется только падать. Для того, чтобы показать произошедшее, уместно вспомнить поговорку: «мудрый человек не попадает в те ситуации, из которых умный с блеском выкручивается». Нынешнее руководство России показало отсутствие мудрости, допустив за 15 лет эволюцию Украины в нынешнее чудовище, но всё ещё имело шанс с блеском выкрутиться из ситуации в марте-апреле. Однако оно оказалось неспособным даже на это! Осталась возможность решить вопрос по-дурацки, с большими потерями. Завтра и её не будет...

Парализованный государственный механизм уже не способен выработать никакого системного решения, у него получается только изобразить решение, а со временем симулякр проваливается».


Вторая – из работы «Спасительная сила вещей» от 3 сентября, в которой не только были подробно разобраны пропагандонские колебания и бессмысленность частичного секретного ввода войск, о бесполезности «ихтамнетов» для победы, о том, что американцы не дадут погибнуть Украине при выбранной Кремлём стратегии:

«Состоявшийся частичный ввод российских войск на Украину является продолжением всё той же попытки усидеть на многих стульях в надежде получить выгоды от каждого из них и не получить наказания ни от одного. Как правило, не получается ни то, ни другое. ...

Кремль, словно угрожавший женщине импотент, и удовольствия не получит, и сядет за изнасилование. ...

Пока что все признаки указывают на то, что творцы частичного ввода войск, в отличие от пропагандистов, и не планируют победный марш на Киев. Разгром украинских карателей на Донбассе сделан ровно таким, чтобы принудить киевский режим к миру и заставить его пойти на «Хасавюрт», признание де-факто устоявшейся границы по линии фронта или по бывшим административным границам областей. Не больше и не меньше. Запад потому и не торопится кричать «Караул», что армия Новороссии не выходит за пределы Донбасса. Исход препаскудный, но вполне лежащий в русле обычной линии Кремля на замыливание конфликтов вместо их разрешения, на перевод противостояния во многолетний вялотекущий режим, обессиливающий обе стороны. Другое дело, что планам, пожалуй, не суждено сбыться. Даже если радикалы не сорвут замирение этой осенью, полученная пауза будет использована США для создания боеспособной украинской армии и подготовки к новой большой войне. ...

По этой причине ПМС развернула более реалистичную, чем у ПБС, политику многосторонней длительной подготовки капитуляции на основе компромиссных сговоров, поэтапной адаптации планов, «обработки напильником» общественного мнения. В последней задаче и пригодились разномастные пропагандисты. Перед ними не стоит цели обеспечить всеобщее одобрение идущему сговору: достаточно изобилием ошибочных объяснений разрушить консенсус вокруг фундаментальных ценностей – желания помочь русским на Украине и осознания себя общим с ними народом, категорического неприятия украинского нацизма и готовности его уничтожить. ... Чтобы рядовой житель РФ расслабился и наблюдал сумасшествия «украинцев» с чувством собственного превосходства и без малейших угрызений совести. ...

Наконец, ещё одним ударом ПМС по Новороссии в преддверии начинающегося «мирного процесса» стала недавняя конференция в Ялте. Одно только присутствие в президиуме мутного журналиста Максима Шевченко бесспорно указывало, что организаторы затеяли какую-то мерзость, так оно и оказалось. Большинство участников озвучивали тезисы, как будто составленные идеологами украинской коренизации 20-х, о том, что народ Украины един, только вот олигархи его попортили, столкнув в братоубийственной бойне; стоит скинуть олигархов – и заживём счастливо в единой Украине. ...

Думается, в ближайшем будущем влияние Путина на события будет падать довольно быстро и, как бы он ни всучивал противнику почётную капитуляцию, она будет протекать сквозь его пальцы при попытке донести в целости и сохранности, а противник не примет жалкие остатки».


Статья же «Сдаться не получилось» от 7 сентября была опубликована сразу после минского сговора, и без малого год спустя я сожалею только об избыточном оптимизме, веющем от текста. Как и предыдущая работа, это было практическое приложение развитых в «Войне и позоре» моделей, описывающих внешнюю политику и внутреннее положение страны. Вот, навскидку, только одна цитата:

«Своим поведением Кремль всеми силами демонстрирует Новороссии полную бессмысленность её сопротивления. Напрасные жертвы и тщетные достижения – какой смысл одерживать победу, если она всё равно будет сведена на нет окриком из Москвы, уничтожающим все полученные преимущества? Была продемонстрирована зияющая пропасть, в которой оказалась вся русская цивилизация, абсолютный тупик для всего русского народа. Ведь в сложившейся ситуации, с нынешней системой, что бы сейчас ни произошло, любое развитие событий из тех, которые лежат в «допустимых рамках», пойдут во вред, даже военная победа. Путин гарантирует».

Нетривиальные прогнозы меньшего масштаба также выводились из наблюдения о фейковой сущности Эрэфии. Например, в статье «Путин отчаянно оттягивал свой конец» от 22 июля было указано, что все собрания Совбеза РФ – симулякры для успокоения внутреннего потребителя. Не прошло и года, как кремлёвская пресс-служба допустила досадный прокол и выяснилось, что заседания Совета Безопасности – не более чем спектакли на несколько минут, необходимых для протокольной съёмки, а вовсе не реальные обсуждения важных проблем и принятие решений по ним.




Наконец, были год назад и две иллюстрации стопроцентно ублюдочного характера политической элиты Эрэфии.

Во-первых, это запись «Спрятался» от 1 августа – про то, как Нарышкин заявил, что санкции против РФ юридически ничтожны. (Сей спаситель Отечества чисто юридическими методами заверил тогда, что благодаря заклинанию «я в домике» санкций можно не бояться, но не пояснил, почему же тогда верхушку Эрэфии и её население от санкций так сильно трясёт.)

Во-вторых, это запись «У нас была возможность ещё раз сформулировать наши озабоченности» от 27 августа – грустный рассказ о Минской встрече Путина и Порошенко, расхваливании её пропагандистами, сливном поведении РФ. Правда, оптимистической трактовке последних абзацев этой записи – о том, что Путин не может остановить «Партию войны», проводящую успешное наступление вопреки его миротворчеству, – было суждено позорно провалиться в кратчайшие сроки. Кажется, это единственный случай действительно серьёзной, грубейшей ошибки из моих тезисов рассмотренного периода, тем более обидной, что весь необходимый инструментарий для распознания действительности был наработан в предыдущих записях. Видимо, в психологии человека заложен какой-то стимул верить во что-то хорошее вопреки очевидным фактам, и ничто не защищает его от того, чтобы поддаваться время от времени несбыточным надеждам.

* * *

В завершение сегодняшнего обзора хотелось бы процитировать ещё один фрагмент из «Войны и позора», в котором была затронута тема о необходимости отбора прогнозистов для обеспечения эволюции. Тема не праздная, поскольку на всякой развилке истории, когда судьба предоставляла Новороссии шанс на спасение, русские были не готовы к правильным действиям не только из-за собственной неспособности правильно понять происходящее и организоваться, но и из-за злонамеренных действий предателей, «наводивших морок».

Эту проблему я затрагивал в январе, приводя пример Великобритании в 1940 году. Новым лидером её на время войны сделали не какого-то из «хитроплановцев», одобрявших мюнхенский сговор, а Черчилля, чуть ли не в одиночку (из политических фигур) протестовавшего против чемберленовского блядства и предупреждавшего, несмотря на все насмешки, чем всё это закончится. В этом мудром решении британского политического класса, поддержанном народом, проявился банальный здравый смысл: руководитель должен быть, как минимум, адекватным. Уметь правильно прогнозировать и принимать правильные решения на основе точных прогнозов. Какое разительное отличие с ситуацией в Эрэфии! В ней, чем позорнее провалы руководителя в управлении, тем авторитетнее он и тем твёрже удержится в своём кресле. Чем больше заведомого бреда вещал с телеэкрана Примаков, чем быстрее опровергались жизнью его благолепные обещания, тем более мудрым его представляли во всех СМИ. Чем громче лопались инициативы Путина, с помощью которых он хотел добиться мягкого слива Новороссии и снятия санкций, тем истеричнее вопили в его защиту пропагандисты и тем больше рос его рейтинг. И наоборот, чем больше подтверждается правота алармистов, с самого начала предупреждавших о последствиях бесхребетной политики, тем больше затюкивают их со всех сторон всевозможные охранители. Чем это закончится для страны?

Собственно, сама жизнь дала ответ на истеричные вопли охранителей типа «Если не Путин, то кто?». Она ответила: в первом приближении – любой алармист, который не верил в «хитрые планы» и с самого начала призывал к решительным действиям на Украине, вплоть до ввода войск и открытой войны. Просто потому, что факт алармизма в 2014-м году сам по себе доказывает: человек адекватен, видит причинно-следственные связи в международных делах; следовательно, он умеет строить правильные прогнозы и можно надеяться на принятие им правильных решений. По крайней мере, этот человек будет не хуже Путина. Безусловно, это не единственное требуемое качество, например, нужны ещё работоспособность и организаторские таланты. Но требование адекватности резко сужает круг претендентов и является самым первым, необходимым (т.е. таким, который нельзя обойти) фильтром.

И наоборот, все неадекваты должны быть полностью, гарантированно выведены из госуправления и информационной сферы, а те из них, кто активно обрекал на смерть десятки тысяч дончан рекламой и одобрением хитрых планов, – репрессированы.

Наше рассуждение даёт и ответ на истеричные вопросы пропагандистов из серии «а что бы ты сейчас сделал на месте Путина, в такой сложной ситуации?». Ну, во-первых, алармисты на месте Путина бы не оказались, не довели бы ситуацию до такой катастрофы, потому что с самого начала понимали, чем кончится бездействие. Полностью убрать тех неадекватов, которые только и умеют, что доводить ситуацию до практически безвыходных положений, дабы, как минимум, не гадили дальше, – первейшее условие для принятия правильных решений. А во-вторых, задача оппозиции – не каждый день выставлять программу действий в новых условиях и объяснять её всякому охранителю (ясно, что на это сил и ресурсов не хватит), а показать, что она владеет адекватными моделями, описывающими реальность, и умеет правильно прогнозировать последствия тех или иных действий власти в ключевые моменты. Следовательно, в конкретной ситуации примет верное решение. Подсказывать Путину, что сейчас делать и как ему выбираться из того тупика, в который он сам себя загнал, она абсолютно не обязана – зачем совмещать неприятное с бесполезным?

И если вернуться к теме нового способа критики власти, основанного на моделировании, а не просто на критике существующего положения, то из наших построений вытекает необходимое требование к любой политической оппозиции, претендующей на власть. Она должна понимать причинно-следственные связи, уметь моделировать и строить правильные прогнозы, предъявлять конкретные доказательства ошибок власти, которые эта же оппозиция призывала избежать, опираясь на своё понимание интересов страны и способов её достижения. Если она этого не умеет, а просто «ругается на жизнь», не доказывая вины властных решений в сложившемся положении, то ей нечего делать и во власти, и в оппозиции – вообще в политике! Увы и ах, к сожалению все политические силы Эрэфии, находящиеся на виду, – именно такие, как описано в предыдущем предложении. Они ужасно показали себя во время украинского кризиса и только доказали, что помогают всё той же сливной шайке кремлинов. Доверять можно только тем, кто ни капли не прогибался под «хитрые планы».

А частный рецепт по оздоровлению политической атмосфере в РФ дан следующим пассажем из «Войны и позора»:

«И в этом плане хочется спросить: а понесут ли какую-то персональную ответственность те идеологи и обыватели, что бесконечно кричали о недопустимости ввода войск в Новороссию? Пока они кричали, что вводить войска нельзя, потому что это спровоцирует большую войну и гибель российских солдат, была упущена возможность ввести войска без войны и без гибели! Теперь воевать всё равно придётся, но уже с большими жертвами. Пока пропагандисты и внимающее стадо кричали, что присоединять Новороссию нельзя, потому что Россия от этого обеднеет, была упущена возможность присоединить новые земли без обеднения России! Теперь обеднение и так будет из-за санкций, а финансировать восстановление разрушенного Донбасса всё равно придётся.

Проблема в данном случае заключается уже не в том, что Россия принимает ошибочные решения по инициативе двурушничающих руководителей, опирающихся на поддержку бесчестных пропагандистов и одобрение недалёкого плебса. Проблема в том, что Россия не извлекает из своих ошибок никаких уроков, не исправляется. И важной составляющей этой беды стало отсутствие отсеивания «несправившихся». Необходимо устроить генеральную чистку среди тех, кто оправдывал бездействие Кремля под тем предлогом, что, мол, «украинцы» сами образумятся. Начать с тех, кто все 23 года рассказывал, будто экономическая необходимость сама собой приведёт к воссоединению, просто силою обстоятельств. Продолжить тем недоразумение-президентом в Кремле, который года полтора назад рассказывал о России с Украиной, что «мы всё равно когда-нибудь будем вместе» и довёл до войны, в которой русские режут русских. Затронуть недавних горе-политологов, обещавших этой зимой скорое разочарование киевлян в Майдане, изгадившем их жизнь, а в случае досрочных выборов прочившим победу Януковичу и его присным. Не забыть о весенних прогнозистах, рассказывавших, что время работает на русских, что под грузом экономических проблем Украина рухнет уже к середине лета, а потом пояснявшим, что её военная операция захлебнётся сама-собой (теперь они перенесли экономический и военный крах Украины на осень). Наконец, подытожить теми июньскими прогнозистами, которые обещали на ближайшие дни полномасштабное контрнаступление армии Новороссии до самого Львова...

Иначе просто не будет эволюции в нашей политике, в аналитике, в общественных настроениях. В эволюции главное – наследственность, изменчивость и естественный отбор. А у нас «на коне» только наследственность – повторение одних и тех же глупостей на базе одной и той же методологии, сохранение носителей этих глупостей на прежних местах. Изменчивости – никакой. И вместо естественного отбора – увековечивание поражения».


/Окончание следует./

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments