Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Егор Просвирнин

"Почему все мы — мрази"
http://sputnikipogrom.com/russia/42756/mrazi

"Маленькая фигура умолчания. Небольшая такая фигурка. Миллиона так на два человек. И либеральные, и патриотические медиа, вцепившиеся в Европу, как девятиклассник в надувную куклу Памелы Андерсон, упускают тот незаметный факт, что в России, вообще-то, тоже кризис с беженцами. Даже катастрофа. Катастрофа с беженцами с Донбасса, которых, по самым минимальным оценкам, прибыло в РФ не менее миллиона человек. При этом РФ является не сверхгосударством с полумиллиардным населением, а стремительно нищающей латиноамериканской петрократией на пороге гражданской войны, о чем не принято говорить. А сами прибывшие беженцы аккуратно заметены под ковер — миллион человек просто исчез. О проблемах беженцев с Донбасса практически не пишут, вопросы их интеграции в российское общество не обсуждаются, трагедии высококлассных инженеров и шахтеров, в один миг потерявших всё и вынужденных ютиться в полузаброшенных пионерлагерях и санаториях на правах «невидимых людей», не привлекают горячего внимания общественности. Вот в Берлине, сказывает вещая старица Скойбеда, педерасты молоденьких негров-беженцев пользуют — это да, это интересно, это надо обсудить, это надо у френдов выяснить, за кого они — за негров или за педерастов? А в России миллион людей — русских людей, не каких-нибудь там негров с полотенцами на головах — оказался вырван из привычной жизни и, после минимального обустройства, выброшен из зоны внимания. Неинтересно.

Повторяется «тихая трагедия» 90-х, когда миллионы русских людей бежали из бывших советских республик, и никто не то что не протягивал им руку помощи, а даже и не замечал их существования. Массового русского исхода как бы не было, и обсуждение того факта, что первые волны постсоветской миграции почти полностью состояли из славянского населения, можно встретить лишь в профильных научных работах. В общественном сознании Русский Исход не отпечатался вообще, до степени полного незнания. А уж о том, что изгнавшие наших русских сестер и братьев «молодые постсоветские демократии» неплохо было бы улучшить ковровыми бомбардировочками, в тротиловом эквиваленте объяснив всю глубину их заблуждений о добром русском народе, не заикаются и самые отчаянные радикалы. Что вы! Это евразийские братушки! Мы с ними вместе пойдем гейропейцев бить, чтобы они негров не трахали! Негров — жалко. Русских — даже не то что не жалко, а их просто как бы и нет.

Но ладно, можно сказать, что в 90-е был сильнейший социально-экономический шок, каждый был занят собственным выживанием, и тут уж было не до русских беженцев — самим бы как-нибудь выкрутиться. А сейчас? Сейчас вы почему обсуждаете каких-то вонючих арабов в вонючей Европе, пусть им всем под землю провалиться, когда на ваших глазах расстреливают из тяжелой артиллерии русский регион и из него печальной вереницей бредут русские люди, которые восстали за право воссоединиться с Россией, но вместо этого стали даже хуже таджиков? У таджиков есть родина — Великий Таджикистан! Великий Таджикистан отстаивает послабление визовых ограничений для своих уроженцев, пробивает льготное трудовое законодательство, шлет ноты протеста по каждому крупному происшествию, спонсируемые им национальные диаспоры грозят массовыми забастовками и демонстрациями, стоит лишь кому-то чуть посягнуть на их права в России. А за спиной русских — особенно русских донбассцев — нет даже ничтожного Таджикистана. Нет даже какого-нибудь комичного азиата с брежневскими бровями, который бы орал в телефон-вертушку: «Вы до чего ситуацию с видом на жительство для донбассцев довели?».

И главное — за русскими, особенно донбасскими русскими, нет, собственно, самих русских. Можно предать шестимиллионный восставший русский регион. Можно год с лишним нести чухню про «хитрый план». Можно вытирать ноги о миллион русских беженцев, сделав их не-людьми, не-существующими, невидимками. И не будет ничего. Вообще ничего! Народ-победитель переоденется в футболочки «Своих не бросаем» и будет обсуждать, как в Европе арабы старушку изнасиловали, пока у самих Ростовская область в состоянии гуманитарной катастрофы, а Донецк и Луганск вообще превратились в территорию тьмы. Упаси боже подумать о какой-нибудь акции протеста или демонстрации национальной солидарности — пятая колонна, Госдепу только этого и надо, а у беженцев в Македонии вообще, видели, новые «айфоны», как им всем только не стыдно, до чего дошла Европа! А в Нью-Йорке лесбиянок женят! А в Горловке опять маленькому ребенку голову снарядом оторвало. Что вы говорите, ужас какой, немыслимая мерзость, вот правда — лесбиянок? Вот на самом деле? Ребенка нового родим, это-то ладно, но с лесбиянками-то женатыми что делать?

Вся Европа сейчас встала на дыбы из-за фотографии трехлетнего мальчика, сирийского беженца. Мальчик утонул, его тело выбросило на пляж в Турции. Мальчик и его семья пытались уплыть из Турции в Канаду (то есть, технически, ЕС вообще не при делах), но шторм перевернул лодку и почти все пассажиры погибли. Фотография мертвого трехлетнего ребенка шокировала Старый Свет, серьезно изменив общественный настрой по отношению к беженцам. Сейчас вырождающаяся Европа обсуждает увеличение квот для беженцев в четыре раза, потому что мертвых трехлетних детей терпеть нельзя, и к черту все соображения политики и экономики.

Год с лишним назад, 27 июля 2014 года, в результате обстрела Горловки украинскими войсками погибла молодая мать Кристина и ее крошечная дочь Кира. Фотография мертвых Киры и Кристины стала известна как «Горловская Мадонна» и широко разошлась в блогах и СМИ. Взрыв русского общественного мнения привел к тому, что 1 августа 2014 года российские войска официально пересекли украинскую границу и в серии сражений опрокинули ВСУ, в течение месяца с боями оккупировав всю левобережную Украину. В настоящий момент продолжает свою работу Киевский трибунал, на котором судят высший офицерский состав и политическое руководство Украины по обвинению в геноциде русского народа. Процесс долгий, задокументированных преступлений множество, плюс продолжаются операции по захвату и вывозу успевших сбежать украинцев из стран Европы и Латинской Америки, поэтому окончательный приговор мы, скорее всего, узнаем через несколько лет. Впрочем, мало кто сомневается, что все, прямо и косвенно причастные к убийству «Горловской Мадонны», будут показательно повешены, возможно — непосредственно в Горловке. Конечно, столь жесткий ответ (многие считают, что, например, механиков, чинивших САУ украинской армии, стоило все-таки отбить, не отдавая их на растерзание толпе горловчан) может кого-то шокировать, но, сравнивая его с реакцией Европы на гибель маленького сирийского беженца, мы все-таки можем заявить, что русские также принадлежат к европейской цивилизации и также ценят превыше всего детские жизни, отметая ради их спасения все соображения политики и экономики. Слезинка ребенка, о цене которой так много рассуждал Достоевский, по-прежнему важнее для нас всех благ мира, и в этом мы абсолютно едины с Европой.

К сожалению, это неправда. Войска не были введены, никто не был осужден и повешен, обстрелы Горловки продолжаются и по сей день, а дорогие многонациональные россияне, установив опытным путем, что Достоевский дурак, а нефть и газ дороже всех слез всех детей мира, заразительно ржут над тупыми еврогейцами, которых может шокировать всего лишь один мертвый маленький ребенок.

Как же все-таки хорошо, что русские — не такие, и мертвыми маленькими детьми нас с вами не проймешь."

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments