Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

«Когда в разговоре со знакомой француженкой я между делом помянул, уж не помню, победу над сарацинами Карла Мартеля или крещение Хлодвига, она призналась, что ее как-то покоробило. Я не мог вполне уяснить, почему. Пока она не сказала: “У нас о таком говорит только Ле Пен!”.»

http://www.russ.ru/politics/20011005-rem.html

* * *

«И не надо плоских возражений: мол, международный терроризм на самом деле является врагом всего цивилизованно мира! Понятно ведь, что “международный терроризм” – это не враг, а идеальный тип, который используется как некий мандат на назначение врага. Это не константа, а переменная, которая будет свободно менять значения, пробегая по множеству потенциальных противников США. В рамках любой реальной антитеррористической коалиции государств лишь американские определения субъектов терроризма будут обладать глобальной легитимностью.»

«Заметьте, уже сейчас, воюя в Чечне, мы в собственных глазах оправдываем себя тем, что сражаемся там с “общим” врагом. То есть – и с врагом Америки! С ее стороны соответствующих заверений еще не последовало, но боюсь, что даже ее небольшая доброжелательная отмашка будет воспринята здесь как источник высшей легитимности и абсолютного смысла. »

«Увы. Неужели мы не способны даже мыслить суверенно?..»

«Возникающие на глазах глобальные институты морального права, собственно, и являются институтами глобального суверенитета. На них зиждется механизм, благодаря которому враги Америки становятся “врагами всего мира”.»

«Возьмите, к примеру, институт справедливого возмездия. Его ключевая черта – чудовищное тождество акта насилия и акта суда под сенью вселенской морали. Это поистине парадоксальное тождество, основанное на одновременном отрицании и суда, и насилия. То есть на одновременном отрицании политического и правового сознания. Взятые по отдельности оба типа отношений по-своему сбалансированы.»

«Политическое отношение (война) во всех случаях содержит в себе существенную симметрию: враги статуарно равны – независимо от силовых потенциалов. Правое отношение содержит в себе существенные процедурные гарантии, уравновешивая асимметрию обвинителей и обвиняемых властью безличной логики фактов. Моральное отношение по модели “справедливого возмездия” напрочь исключает и то, и другое. Оно покоится на абсолютной асимметрии, и статус жертвы “справедливого возмездия” даже не может быть проговорен. Это беспрецедентная и оскорбительная форма господства.»

«Сейчас говорят, что почвой глобального терроризма являются неравенство, бедность, обида [...] Эти гипотезы к лицу малодушным. Неужели не ясно, что субстанцией глобального терроризма является именно оскорбление, оскорбительность нового мирового господства?»

[...]

«Вероятно, все-таки правы те, кто говорят, что эта повисшая в воздухе война - религиозная с обеих сторон. Нет, разумеется, я имею в виду не войну христианства (или, скажем, иудаизма) с исламом... Просто ислам как особо чувствительная в вопросе единобожия религия (или просто как – еще живая) реагирует наиболее болезненно на демиургическую амбицию США и вообще на этот выверт американского бессознательного, склонного к отождествлению с ветхозаветным Богом. Невозможно игнорировать эту общность стиля: самовлюбленная напыщенность, безвкусная морализация вкупе с праведной жестокостью, суверенно карающая длань...»

http://www.russ.ru/politics/20010920-rem.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments