Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

"Хуизмистерпутин"

Originally posted by chukcheev at post
«Хуизмистерпутин».

Использовать фигуру российского президента для продвижения собственной карьеры – не грех, грех – делать это скверно, спустя рукава. Валерий Балаян совершил именно это, выпустив свой фильм с таким претенциозным названием.
Сливать собственную, как сообщает сам режиссёр, многомесячную работу Балаян начинает уже во вводных титрах, указывая, что «никакие государственные, общественные или частные организации» к созданию картины отношения не имели, из чего само собой разумеется, что «Хуизмистерпутин» снят за собственные средства его автора.
После чего перед нами возникает профессионально исполненное повествование, где действие переносится из страны в страны, из города в город, где задействованы несколько камер сразу, где за пределами кадра угадывается слаженная группа – с транспортом, логистикой, арендой оборудования, командировочными и гостиницами, после чего нам предлагается поверить, что все эти расходы, не считая постпродакшена, произведены Валерием Балаяном из чистого альтруизма – потому что надо рассказать людям Правду. Верится в такое с трудом, и это становится первой трещинкой в отношениях с картиной.
Чем дальше, тем трещинок становится всё больше и больше, поскольку режиссёр оказывается не способен определиться, для какой аудитории он делал свой фильм. По идее, «Хуизмистерпутин» предназначен для распропагандирования упёртых ватников и путинистов, которые боготворят своего кумира.
Однако, чтобы это устроить, не надо пытаться брать на голос, рассказывая, какой Путин гадкий. Наоборот, интонация должна быть предельно корректной: мы ничего не утверждаем от себя, но вот череда задокументированных фактов, которые невозможно опровергнуть, вот цифры, вот схемы, делайте выводы сами…
Вместо этого перед нами бурный поток изъявления ненависти к предмету повествования, когда, уже в первых кадрах, нам объясняют, как отвратителен этот выходец из питерской подворотни, как омерзителен этот быдлан, посмевший не пойти по уголовной дорожке, а, напротив, переломить судьбу и подняться до самого верха.
Для недоброжелателей Путина этот его карьерный рывок (из помощника Собчака в государи всея Руси) и есть главное путинское преступление, которое ему никогда нельзя будет простить. Но с точки зрения рядового путиноида, это – настоящий успех, которым можно и нужно гордиться, который окрыляет и даёт надежду: Ломоносов пришёл с рыбным обозом, сын вахтёра стал Президентом.
Словом, если говорить о распропагандировании, то сюжет с генетически ущербным питерским пацаном, посмевшим занять чужое место, следовало вычистить на стадии первичной обработки отснятого материала, но режиссёрское чутьё тогда промолчало.
Столь же плохо у Балаяна и с умением внятно рассказать о тех эпизодах, что инкриминируются Путину в бытность его чиновником питерской мэрии. Вместо того, чтобы сосредоточиться на одном сюжете, подав его с безукоризненной чёткостью, режиссёр швыряет нам целую горсть историй, в которых запутывается сам и запутывает нас.
Казалось бы, у тебя есть гражданка Салье, бывшая коллега Путина, с её вовремя снятыми ксерокопиями уличающих документов: отлично – вот и долби в эту цель, выстраивай всю картину под эту коллизию.
Шаг первый. Путин получает разрешение на экспорт сырья по бартерной схеме – в обмен на продовольствие. На экране – крупно его подписи под соответствующими бумагами. Шаг второй. Балансовая ведомость: отгружено сырья на столько-то миллионов долларов, получено продовольствия на столько-то – в разы меньше. Опять же крупно, во весь экран.
Шаг третий. Оценка ущерба: разница – десятки миллионов долларов, всё подтверждено независимым аудитом. Шаг четвёртый. Полученная прибыль уходит организаторам афёры, прежде всего председателю комитета по внешнеэкономическим связям, которые катаются как сыр в масле.
Вот – новая квартира Путина на Мойке, вот – его нулёвая крутая иномарка, вот – строящаяся вилла в посёлке Репино.
Я говорю сейчас не о том, как было на самом деле, а о том, как должен выглядеть аудиовизуальный ряд, чтобы пропутинская публика (напомню, именно она – адресат картины; убеждать своих – бессмысленно, они и так мечтают о Гааге для ВВП) приняла крайне для себя неприятный месседж и перешла на Светлую сторону, отвернувшись от Дарта Путина.
Вместо этого последовательного перечисления доказательств, придавливающих своим грузом обвиняемого, нас потчуют рваным перебором видов. Вот Путин, одетый более чем скромно, как типичный советский человек небольшого достатка, за рулём собственной «Волги». Вот – знаменитый кооператив «Озеро», расположенный в неприютном месте и окружённый серым от времени забором.
Где все эти миллионы, который наваривал Путин в своём лихом комитете? Нет их. Единственное, что ему предъявляют, это современные съёмки некой виллы в Биаррице, которая теперь якобы принадлежит путинскому зятю Шамалову, опять же нам предлагается поверить в это на слово.
Когда сюжет с бартером вычерпывается, в ход идут другие истории, разобраться в которых решительно невозможно. Балаян, пошедший на поводу у своих консультантов и погружённый в проблематику в течение долгих месяцев, слабо представляет степень неосведомлённости публики о питерской экономической жизни первой половины 90-х.
Пулемётно возникающие фамилии, названия компаний, группировок, кусков собственности очень скоро превращаются в утомительную кашу, разбираться в которой нет никакого желания. «Тамбовские», «малышевские», импорт кокаина, Рома Продюсер – персональная история Владимира Путина просто теряется на фоне таких ярких персон.
Как связывается весь этот хаос? Через баню на Крестовском острове, которую любили посещать питерские бандиты и рядом с которой находился дом, где обитали близкие друзья Путина, достигшие впоследствии «степеней известных».
Проваливающийся на глазах фильм, когда предъявленные улики на уровне «прочитал в Интернете», могли бы выручить привлечённые свидетели, подкрепляющие шаткие конструкции своим веским словом.
Но и здесь тоже всё печально. Говорящие головы – это либо персоны третьего ряда из числа ветеранов Ленсовета, из которых откровенно сыпется песок, либо мутивший бизнес с питерскими бандитами некий Фрейдзон, пытавшийся кинуть в своё время мэрию, но затем кинутый теми же бандитами, либо опереточный американец, возглавлявший разведку княжества Монако и с радостью сдающий своего бывшего работодателя.
Из персон второго ряда – только Пётр Авен, который каким-то совершенно непостижимым образом оказался вовлечённым в антипутинское кино. Вообще привлечение Авена в качестве участника – это самое интересное, что есть в картине, поскольку до конца неясно, то ли это сознательный жест Петра Олеговича и открытый переход в оппозицию, то ли Балаян умело развёл российского олигарха, подписав в рискованный проект помимо его воли.
Кроме того, и это опять говорит о режиссёрской дезориентации, когда отсутствует точное понимание, кому предназначается «Хуизмистерпутин», отдельные участники де-факто выступают как свидетели в защиту Путина.
Вот, например, нам сообщается, что Собчак не случайно принял к себе на работу оставшегося не у дел отставного подполковника КГБ, но это было частью операции спецслужб, предполагавших взять реванш за своё поражение в ходе Августовской революции 1991.
Путин должен был дискредитировать – через реализацию криминальных схем – демократов первого призыва в мэрии Санкт-Петербурга, после чего на освободившиеся должности придут правильные люди – нелиберальных взглядов.
Да, для тех, кому Август 1991 до сих пор самое счастливое время в их жизни, участие Путина в выдавливании демшизы из коридоров власти – это тягчайших проступок, сопоставимый с уничтожением гражданских свобод.
Но для ватников и путинистов всё совсем наоборот: уже тогда, в самые мрачные ельцинские годы, когда Российское государство обсела свора врагов и предателей, Владимир Путин, с его мизерными возможностями, с его непрочным положением, начал бороться за санацию государственного аппарата, пусть и в масштабах Санкт-Петербурга.
И, когда Бог привёл его в Москву и сделал президентом России, Путин продолжил – на ином уровне, в другом масштабе – ту бесконечно важную работу по чистке власти. К сожалению, работа ещё не окончена, но полученный в питерской мэрии опыт пригодился…
Таким образом, Балаян опять стреляет в молоко, не желая посмотреть на собранный материал иным, незашоренным взглядом, когда, как выясняется, далеко не всякий наезд на Путина способен причинить ему репутационный ущерб.
Подводя итог. Валерий Балаян с поставленной задачей не справился совершенно. Считать «Хуизмистерпутин» пригодным в качестве официального обращения в европейские генеральные прокуратуры можно лишь из сострадания к съёмочной группе.
Снятое для уютной тусовки единомышленников кино вряд ли способно вызвать хоть какой-то резонанс, в том числе и по причине не лезущей ни в какие ворота продолжительности. Сто минут экранного времени – это для очень преданных фанатов Путина.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments