Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Ольшанский в ФБ

Если республики Донбасса будут и дальше существовать так, как они существуют сейчас - Россия признает их частью Украины, но тайно помогает им в разных отношениях, - то любые наследники Путина их сдадут.
И неважно, придут эти наследники к власти официальным или революционным путем, - сдадут все равно, а измученный многолетним экономическим кризисом народ это дело "пропустит".
А сдадут они Донбасс, потому что это и будет для них, может быть, та единственная кость, которую они смогут кинуть в известном направлении в знак своего "исправления". Сейчас ведь уже понятно, что Путин твердо намерен никого не сажать, никого не увольнять, и оставить после себя нынешнее начальство, верное идее миллиардерского потребления - и, значит, примирения с Западом, "оттепели" и "перестройки".
Но как мириться?
Попытаться сдать Крым или ядерное оружие - верный шаг к смуте и гражданской войне, это слишком опасно. Быстро сдать в какой-нибудь западный трибунал символически значимых представителей старой власти - может быть, окажется невозможно в связи с условиями ее, власти, передачи.
А вот отдать Украине территорию, относительно которой Путин так и не взял на себя никаких публичных обязательств, - это неизбежная программа-минимум для наших чиновников-миллиардеров, которые хотят вернуть мир, дружбу и жвачку.
Понятно, что на Донбассе после этого случится Сербская Краина 1995 года, то есть массовые убийства и принудительные депортации, по сути чистки многих тысяч людей, но никого в мире это волновать не будет, так как это "неправильные" люди с "неправильными" взглядами, а значит, не люди вовсе.
И единственным способом разрушить этот сценарий - если он кому-то не нравится - является война.
Только война способна заставить Россию официально признать Донбасс и окончательно оторвать его от Украины, как признала и оторвала она от Грузии Абхазию и Южную Осетию, только война способна заставить Россию освободить те оккупированные Украиной районы Донбасса, где линия фронта остановилась на много лет буквально в середине всех человеческих и экономических путей, и только война способна вырыть между Донбассом и Украиной пропасть такой глубины, что даже новая власть в Москве вроде ельцинской будет вынуждена с этой пропастью считаться, и не пытаться забрасывать ее русскими трупами в своих корыстных целях.
Об этом никто не говорит.
Об этом никто не говорит, потому что не может ни один разумный и не утративший хоть какие-то представления об этике, и тем более мирный гражданский человек - сказать, что война лучше мира. Хотя для Донбасса, несомненно, мир обещает массовые убийства, посадки и депортации, а война - освобождение и признание.
У меня тоже не получается выговорить, что война лучше мира. Это слишком ужасно звучит.
Поэтому я просто сошлюсь на разговор с одной замечательной женщиной, живущей с ребенком в одном из оккупированных городов Луганской республики, и успевшей посидеть в подвале страшным летом 14-го.
- Если бы тебе предложили выбрать: продолжение нынешней жизни - или наступление наших, но со всем риском, что несет наступление, что бы ты выбрала? - спросил я.
Она выбрала быстро и однозначно.
А я так и не знаю, как об этом сказать.




"Есть вещи поважнее мира" (Александр Хейг, на посту госсекретаря)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments