Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

Муяка бин Хаджи аль-Гассани из Момбасы

кенийский поэт, классик суахилийской литературы, современник Пушкина (около 1776—1837; по другим данным, умер в 1840 г.)

перевод с суахили Р. Дубровкина.


* * *

Судьба

Ты думал, что рожден смеяться над судьбой,
но вот ты сгорбился и поседел в дороге,
И ты спешишь домой с нагруженной арбой
и видишь нищую старуху на пороге.

Ты говоришь: "Входи, я страннице любой
охотно дам приют", - но взгляд встречаешь строгий
И отступаешь вдруг в сомненье и тревоге
и слышишь тихое: "Пойдем, я за тобой".

* * *

Бродит, бродит по пятам
страх за мной, но я не трушу!
По дорогам, по мостам,
мне выматывая душу, -
В джунглях шепчет мой тамтам,
то отчетливей, то глуше:
Места нет тебе на суше, марш назад, гиппопотам!

По долинам и хребтам,
обойдя костер пастуший,
По нехоженым местам,
словно призрак, но послушай:
Трудно лазить по кустам
при такой огромной туше:
Места нет тебе на суше, марш назад, гиппопотам!

Камышовым пусть котам
злобный рев терзает уши!
По пергаментным листам
бродят пятна черной туши,
И мелькает здесь и там
неизменный горб старуший:
Места нет тебе на суше, марш назад, гиппопотам!

* * *

Нет в морях сильнее зверя,
остальные звери - блеф!
Пасть клыкастую ощеря,
я лечу, рассвирепев,
Сотня жизней - не потеря,
чуть во мне взыграет гнев,
Я морской могучий лев, нет в морях сильнее зверя!

Что мешает урагану
вырвать тысячу дерев?
Так и я по океану
проношусь, остервенев,
Думать долго я не стану:
вражий вытопчу посев!
Я морской могучий лев, нет в морях сильнее зверя.

Я царю среди подводных
королей и королев,
Для охотников свободных
их дворцы - убогий хлев,
По ночам у скал бесплодных
я брожу, отяжелев,
Я морской могучий лев, нет в морях сильнее зверя.

Не один баркас рыбачий
я разбил, осатанев,
Но случись ему удача,
уходил он, уцелев,
И рыбачки, чуть не плача,
повторяли нараспев:
Он морской могучий лев, нет в морях сильнее зверя.

* * *

Наставление

Какие пышные матроны, какие гордые девицы,
Им не хватает лишь короны, а в остальном они царицы,
И все же вид твой похоронный напрасен, сын мой смуглолицый:
Под опереньем райской птицы все те же глупые вороны.

* * *

Старая лодка

Я полюбил за эти годы худой и ветхий мой баркас,
Насмешки злобной непогоды в пути встречали мы не раз,
Порой житейские невзгоды вконец одолевали нас,
Но счастлив я, что лишь сейчас спокойные ищу я воды.

Я был оборванным и нищим - меня от голода он спас
И стал единственным жилищем вдали от посторонних глаз,
Ярился вал под тонким днищем, и на холме маяк погас,
Но счастлив я, что лишь сейчас спокойные ищу я воды.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments