Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Пустынная война

Originally posted by el_murid at Пустынная война

Война в Сирии давно и весьма прочно перешла в знакомую и привычную для региона Ближнего Востока пустынную затяжную и практически бесконечную фазу. Главное в такой войне - не столько победить, сколько не проиграть. Конфигурация противостоящих сторон этому во многом способствует и порождает весьма причудливые комбинации.

Четыре внутренних участника этой войны - Асад, курды, "умеренные" террористы (по факту Аль-Кайеда) и ИГИЛ - на сегодняшний день относительно устойчиво контролируют свои территории и ведут боевые действия в основном на периферии. Прошлой осенью под очень большим вопросом находилась судьба Асада, но Россия предоставила ему ресурс, с помощью которого он сумел выправить свое положение, существенно ухудшившееся после летнего отступления по всем фронтам. Тем не менее, когда в аналогичную ситуацию весьма угрожающе стали вступать боевики Аль-Кайеды (или как ласково называют их официально - умеренная оппозиция), внезапно грянуло перемирие, так что теперь про их судьбу беспокоиться точно не надо.

Запад с помощью каких-то неизвестных аргументов убедил Россию, что теперь ее враг - это ИГИЛ, и Асад вместе с иноплеменными "ихтамнетами" самой разной национальности и гражданства сконцентрировал все, что смог нагрести, против Пальмиры. Судя по тем сообщениям, которые шли из-под Пальмиры, процентов 60-70 основных ударных задач выполнили "ихтамнеты", оставив разного рода "Соколам пустыни" приятную обязанность светиться на телекамеры и героически попирать ногами поверженных врагов. При этом сообщения из всех остальных районов Сирии практически прекратились - наступать там было уже некому.

Возникает вопрос - что дальше. ИГИЛ - противник серьезный, в одиночку одолеть его Асаду нет никакой возможности. Но и объединяться с курдами и Аль-Кайедой он не может. Это исключено. Перед ним встает проблема - гипотетический разгром ИГИЛ будет на руку и курдам, и Аль-Кайеде, но никаких обязательств перед Асадом у них нет, а потому они с большим интересом будут наблюдать за матчем Асад-ИГИЛ из партера. При этом разгром ИГИЛ, даже если теоретически и возможен, потребует от Асада такого напряжения сил, после которого его возможность противостоять остальным противникам будет вызывать очень серьезные сомнения. Есть и еще один нюанс - контроль территорий и направлений. Собранная ударная группировка (численность которой составляет порядка 15-20 тысяч человек общей численности) способна отвоевывать территории, но для их контроля будут нужны новые войска. И не только войска - нужно восстанавливать гражданское управление, заново создавать полицию, многие службы. На это нужны люди - которых у Асада практически нет. 4 миллиона беженцев, примерно 8 миллионов населения, находящегося на неподконтрольных ему территориях - то есть, у Асада весь людской потенциал не более 10 миллионов человек. Плюс почти миллион погиб, ранен или искалечен за 4 года войны. Расширять территорию под своей рукой Асад еще способен (правда, лишь при внешней помощи), контролировать ее будет проблематично - чем дальше, тем больше.

Говоря иначе, при нынешних исходных данных существует естественный предел, за который Асад не пойдет - как из политических соображений, так и из ресурсных.

Кроме того, ему никто не даст разгромить тот же ИГИЛ, как не дали разгромить прозападную "умеренную" Аль-Кайеду. Перемирие нависает над Асадом, и как только на Западе решат, что он зашел слишком далеко, перемирие немедленно завершится. Естественно, по вине Асада - будет ли это очередное кровавое преступление режима или неопознанный самолет опорожнится на мирную деревню - неважно. Важно то, что конец перемирия вынудит Асада в срочном порядке останавливать любое наступление и возвращать и распылять свой ударный кулак по местам новых боев.

Пока наиболее вероятным остается продвижение ударной группы к Дейр-эз-Зору, после которого можно будет брать под контроль погранпереход с Ираком на Евфрате. То есть - возвращаться к ситуации на начало 15 года (плюс-минус в обе стороны). Битва за Ракку если и возможна, то только после выполнения этой задачи - но здесь уже вступают в силу противоречия между всеми участниками конфликта. Станет ли Асад выполнять работу за остальных, рискуя истощить свои силы - вопрос. Если будет серьезная внешняя помощь - скорее всего, да. Но вот дадут ли Штаты оказать эту помощь - вопрос.

Иран уже понял, что в складывающихся обстоятельствах он становится расходным материалом для американской политики, и без помпы убрал с театра военных действий около половины своих добровольцев и советников. Эту роль иранцы любезно предоставляют России - если Кремль не придет к тому же выводу.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments