Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

Итак, отечественное станкостроение

Originally posted by kot_begemott at Итак, отечественное станкостроение

Мне надоело рассматривать развитие России в самом общем виде. Интуиция, это, конечно, хорошо, но нужен конкретный материал. Я решил выделить проблему станкостроения. Мне кажется, что это одна из ключевых отраслей, характеризующая развитие в целом, своего рода лакмусова бумажка, отражающая изменения в производственной сфере.
Кроме того, с этой отраслью связаны несколько моих знакомых, один их них - наладчик ЧПУ, другой связан с системой подготовки кадров, ещё есть читатель, связанный с производством станков.
Буду, по мере сил, следить за темой - примерно так, как уже 8 лет слежу за западными рейтингами. Заведу для неё отдельный тег. В записи под ним буду скидывать всякие материалы, возможно даже вперемешку. Все записи будут иметь одинаковое название - "Станкостроение".

Все желающие могут скидывать в коммы ссылки на материалы, касающиеся этой отрасли - желательно, не связанные с закупкой нового оборудования на Западе, но с усовершенствованием производства собственного. Хотелось бы понимать, что делается, и что уже сделано. Обещаний успехов мы уже наслушались в СССР. Да, и ещё: проблема чиновничьего воровства меня не интересует. Это мой собственный пунктик: считаю, что чиновники не могут не воровать.

Эти записи позволят следить за происходящим в отрасли и отслеживать реальные изменения и реальные же инициативы правительства. И противостоять кремлёвским пропагандистам типа Фрицморгена.

Вы можете считать меня русофобом, но я на 100% уверен, что ничего качественно нового наша элита в этой области не сделает. Выделенные средства будут использованы тупо для закупки станков. У нашей элиты нет понимания, как может развиваться Россия. Максимум, на что она способна - копирование с Запада. Поэтому она обречена. Через некоторое время её сменит другая.

Пока с большими трудами нарыл это: "Подпрограмма "Развитие отечественного станкостроения и инструментальной промышленности" на 2011 -2016 годы">. Я не экономист, но меня удивило, что реальные меры по развитию отрасли указаны не были - только цифры выпуска оборудования. Но это не развитие!

"Что есть рост, а что развитие, давно определил выдающийся австрийский и американский экономист Йозеф Шумпетер (1883–1950) и продемонстрировал это на очень простом примере. Если увеличить производство фаэтонов, говорил он, то это будет рост, а если вместо них выпускать кабриолеты, то это будет развитие. Востоковедам этот феномен давно знаком из опыта целого ряда бывших колоний, богатых тем или иным пользующимся спросом на мировом рынке видом сырья, но прежде всего энергоносителями, и в научную литературу вошел под термином «рост без развития»." (http://www.ng.ru/ideas/2016-01-27/5_point.html)

Часть интервью с Л.Б. Спектром, генеральным директором станкозавода "ТСБ". Журнал «СтройМеталл», № (2)27, 2012 г


...Предприятия ВПК и другие, существующие на государственные средства, могут закупать только то зарубежное оборудование, которое не имеет российских аналогов. Выводы о наличии или отсутствии определенного станочного парка делает специальная комиссия, созданная в Москве.

Негосударственные предприятия могут покупать оборудование, производимое в России, или выбирать между Европой и Китаем.

Вообще-то в последнее время некий рост в российском станкостроении все же идет. Отдельные заводы медленно, но все-таки поднимаются. Более мощным становится Савеловский завод: если раньше он работал только на авиацию, то теперь производит большую гамму станков для всей промышленности. В Ульяновске немецкая группа «Гильдеймастер» начинает строительство завода по сборке станков. Это первая ласточка - если предприятия по сборке иностранных автомобилей для нас не новинка, то зарубежных станков в России еще не собирали.

- Чем чревата ориентация на зарубежное станкостроение? Ведь прежде существовало такое понятие, как промышленная безопасность страны. Или это анахронизм, потерявший актуальность в период всеобщей глобализации?

- Промышленная безопасность - понятие, не теряющее актуальности. Я работал в объединении имени Свердлова, и знаю, что когда закупались системы ЧПУ, то оборудование обязательно проходило проверку в органах безопасности на наличие всевозможных «жучков». Необходимость этой проверки вполне обоснованна, так как производители ЧПУ по определенному сигналу могут отключить систему или задать ей ошибочную программу. Так, перед началом войны в Ираке для оказания помощи туда был приглашен российский специалист в связи с остановкой станков, оснащенных системами ЧПУ фирмы Siemens. Оказалось, над заводом пролетел американский самолет, нажали кнопку - и станки встали.

Контроль за поставками вооружения и технологий в страны социалистического лагеря был всегда. С окончанием «холодной войны» западные страны пришли к выводу, что существовавший режим контроля устарел, и был заключен новый договор, в том числе ограничивающий распространение технологий двойного применения, то есть тех, что могут использоваться как в гражданской, так и в оборонной промышленности. Поэтому и и сейчас на продажу оборудования в Россию действуют большие ограничения, сделка может быть совершена только с разрешения европейского комитета. При этом оговаривается не только предприятие, на котором будет установлено оборудование, но и конкретное место: если станок снять и поставить в другой цех - выключается электроника и он перестает работать. Существуют ограничения по точности продаваемых станков и многокоординатности обработки металлоизделий. Мы не сможем купить пятикоординатный станок, способный ювелирно обработать лопасть винта для подводной лодки. Нам продадут станок трехкоординатный, после которого лопасть доводят вручную, и винт будет работать уже более шумно.

В советские времена Балтийский завод через третьи страны купил два-три технологичных станка у компании Toshiba. Когда о сделке стало известно американскому правительству, директора Toshiba привлекли к уголовной ответственности. Фирму Kongsberg, которая продавала нам ЧПУ, вообще ликвидировали. Жесткость правил продаж на Западе никто не отменял. Ограничения на покупки стратегически важных станков как существовали, так и действуют ныне.

- На презентациях производств - вновь построенных или прошедших модернизацию - постоянно приходится слышать, что на предприятии установлено не просто современное импортное оборудование, а станки и линии последнего поколения. Насколько подобные заверения соответствуют действительности?

- Новые разработки нам никто не продаст. Да, мы покупает достаточно современные, но не прорывные технологии, которые развиваются. И та же компания «Гильдеймастер» строит завод, где будут собираться станки, ограниченные по возможностям.

- Если мы знаем направление разработок, ведущихся Западом, знаем, в принципе, технологию, то не будет ли целесообразней построить собственный суперсовременный завод, способный выпускать оборудование с неограниченными возможностями?

- А кто даст под это деньги? Станкостроение не такая прибыльная отрасль, в которую частные инвесторы будут вкладывать средства, необходима поддержка государства.

­- Какие проблемы наиболее часто встречаются при эксплуатации импортного оборудования?

- Проблемы сервиса. Большие трудности возникают в процессе обслуживания станков. И часто это происходит не по вине завода-изготовителя. Дело в том, что у иностранных специалистов нет допуска на военный завод, их даже не пропустят в цех, где стоит оборудование. К тому же очень мало западных фирм имеют здесь свои представительства. Например, компания «Сименс» гарантирует замену двигателя в течение 24 часов. Действительно, когда мы продали в Финляндию наш станок и там вышел из строя двигатель, «Сименс» четко в установленный срок выполнила свои обещания. Но когда поломка произошла в Екатеринбурге, станок стоял два месяца, ожидая, когда новый двигатель придет на завод. В этом отношения условия у нас не равные.

- Насколько верно мнение, что все китайское оборудование ненадежно?

- Это не так. В Китае, как и везде, есть продукция разного качества. Я был на китайских заводах, где за три копейки делают полное барахло. А вот другой завод - близ Шанхая, - выпускает надежные станки. Правда, они стоят дорого, не дешевле российских. Качество выпускаемой продукции во многом зависит от культуры производства, квалификации персонала, от документации, по которой изготовляются станки. Так, этот шанхайский завод купил у японцев и немцев качественную проектную документацию и производит станки строго в соответствии с правилами.

- Что же ожидает российское станкостроение в будущем? Когда мы сможем высокотехнологичным оборудованием обеспечивать не только себя, но и зарубежных потребителей?

- В нашей стране имелся большой опыт станкостроения, но за два десятилетия был утрачен промышленный и научный потенциал, - нет новых разработок, нет молодых специалистов ни в НИИ, ни в КБ. Непонятно и то, за счет каких преимуществ мы можем конкурировать с западными производителями оборудования. Например, когда я приезжал на чешский завод «ТОС ВАРНСДОРФ», выпускающий станки, аналогичные станкам завода имени Свердлова, то видел, что там кредиты дешевле, электричество дешевле, действует система подготовки кадров, сохранились профессионалы, на заводе работают династии - дед, сын, внук, и зарплата у них не выше, чем на российском заводе. Так за счет чего наше производство будет эффективней, а продукция - конкурентной по цене?

Для восстановления и развития российского станкостроения необходима поддержка государства. Никаких других вариантов возрождения отрасли я не вижу. (http://www.spp.spb.ru/ru/node/4298)

"Вот прошел очередной Гайдаровский форум отечественного экономического мейнстрима. Ну и о чем на нем шла речь? Нужно ужаться, сократить бюджетные расходы на пенсионеров, науку, здравоохранение, поддержку реального сектора (кроме автомобилестроения и, надеюсь, ОПК, где еще сохраняются остатки высокотехнологичных производств), приватизировать Сбербанк, ВТБ и «Роснефть». И что, в результате таких «структурных реформ» уменьшится зависимость бюджета от нефтяных цен, укрепится курс рубля, возрастет внутренний спрос, оживится инвестиционная деятельность и экономика выйдет из рецессии? Да нет, конечно. За всем этим по-прежнему скрывается надежда на рост мировых цен на энергоносители, прирост дополнительных валютных поступлений, которые позволят стабилизировать доходную часть бюджета.

"... Когда и как Россия будет выходить на новую траекторию роста, будет зависеть от того, как скоро будут сформированы условия для новой экономической модели развития. Но прежде всего нужно понимать, на основе чего мы можем двигаться вперед. Следовало бы провести реальную инвентаризацию того, во что нужно вкладываться прямо сейчас, а что еще продержится какое-то время при минимальной помощи со стороны государства, а также уточнить приоритеты развития.

– То есть инвентаризация того, что можно и нужно спасать?

– Да. Например в промышленном комплексе не мешало бы провести так называемую промышленную перепись, как в советские времена, для того чтобы мы поняли, что должны восстанавливать или развивать дальше, если мы говорим о реиндустриализации. Кстати, полезно было бы взять на вооружение опыт Китая, который в свое время провел технологический форсайт, в рамках которого были определены ключевые технологии для экономики Китая, их было где-то около 500, далее те, которые страна способна разрабатывать самостоятельно, и те, которые могут разрабатываться в рамках сотрудничества или закупаться за рубежом. Мы тоже должны точно знать свой производственный и научно-технологический потенциал и планировать будущее.

– Получается, мы должны вернуться к плановому хозяйствованию?

– К плановому, только индикативному. Это инструмент выстраивания сбалансированной экономической политики, который позволяет формировать взаимоувязанные подходы к разработке ее различных аспектов – структурному, о чем уже говорили выше, макроэкономическому, ресурсному, институциональному. Все они должны исходить из общего видения как задач, так и инструментов для их реализации. Тогда и можно говорить о политике как эффективном инструменте развития экономики. У нас пока политика выглядит как набор действий различных министерств и ведомств. А инструментом обеспечения такой сбалансированности должна стать эффективная реализация принятого еще в 2014 году ФЗ № 172 «О стратегическом планировании в Российской Федерации», в соответствии с которым в стране должна формироваться определенная система прогнозных, концептуальных и программных документов, с разработкой которых правительство недопустимо затягивает.

Нужно иметь в виду, что когда мы говорим о конкретной политике, то это всегда выводит на эффективность функционирования соответствующих субъектов экономического процесса как деятельности бизнес-структур, чему правительство уделяет большое внимание, так и деятельности соответствующих государственных учреждений, прежде всего экономического профиля (Минэкономразвития, Минфин, ЦБ), деятельность которых вызывает справедливые нарекания. Строго говоря, дошло дело до того, что никто не виноват ни в чем, у всех есть тысяча объяснений, все хотят денег и все чего-то обещают, но не отвечают за совершенные чудачества. С них никто ничего не спрашивает, а если и спрашивают, то скорее в режиме дружеского порицания. А ответственность за обещания, тем более у государственных органов и госкорпораций, крайне важна, как ни странно. (http://www.ng.ru/ng_politics/2016-01-19/9_lenchuk.html)

* * *

Продолжение темы: http://kot-begemott.livejournal.com/2496333.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments